Антианглийское движение в Китае


Китайский народ не принял неравноправный Нанкинский договор. В различных районах страны создавались общества и вооруженные дружины для борьбы с «английскими варварами» — «отряды умиротворения англичан» — и с виновником поражения Китая в «опиумной» войне — маньчжурской династией.

Антианглийское движение на юге

Особенно широкое антианглийское движение развернулось на юге. В 1843 г. вспыхнула забастовка торговцев, служащих и рабочих в знак протеста против строительства англичанами торгового порта на острове Гонконг. Несмотря на обращение Поттингера к И Либу с требованием прекратить бойкот английских комерсантов, он разрастался и наносил британским фирмам существенный урон. Антианглийские настроения среди населения Гуандуна были настолько сильны, что любые мероприятия губернаторов Гонконга Дэвиса и Бонхэма (с 1848 г.), направленные на использование договорных преимуществ для укрепления английских позиций в Гонконге и поддержания торговых связей с Гуанчжоу, наталкивались на ожесточенное сопротивление народных масс, руководимых «Шэнпнном» («Обществом мира и благоденствия») и другими патриотическими организациями.

Антианглийское движение в Китае

Население Гуандуна ответило массовыми выступлениями на попытки англичан в 1845—1846 гг. угрозой применения силы «усмирить бунтовщиков». В 1849 г. они вылились в крупное вооруженное столкновение между английскими судами, стремившимся пройти в Гуанчжоу, и вооруженными отрядами общества «Шэнннн».

Антианглийское народное движение распространилось также на провинции Цзянсу, Чжэцзян и Фуцзянь, где располагались «открытые» по условиям Нанкинского договора порты.

Однако, несмотря на довольно широкий размах, это движение все же носило локальный и разрозненный характер, не имело единого направляющего центра. Оно не встречало поддержки со стороны цинских правителей, боявшихся обострения отношений с Великобританией и не без основания видевших в любой форме народной активности потенциальную угрозу своей власти. Поэтому цинское правительство запрещало армии участвовать в антианглийском движении, а народные выступления достаточно часто квалифицировало как «беспорядки.

Недовольны были сложившимся положением и правящие круги Англии. В Китай посылались военные подкрепления, укреплялись позиции в открытых портах. Шла деятельная подготовка к дальнейшим приобретениям.

Открытые порты — опорные базы Великобритании в Китае

«Открытие» пяти портов по Нанкинскому договору положило начало легальному расширению сферы британской торговли в Китае. В Гуанчжоу — традиционном центре коммерческой деятельное англичан — для них сложилось, как уже отмечалось, достаточно неблагоприятное положение: подписание Нанкинского договора отнюдь не прекратило разного рода столкновений, в том числе и вооруженных.

Затруднения в торговле с Южным Китаем, которая велась через Гуанчжоу и Макао, англичане рассчитывали преодолеть путем сосредоточения ее в Гонконге, интенсивно превращаемом ими в крупную военно-стратегическую и торгово-финансовую базу.

Действия британского правительства в Шанхае

Наряду с этим британское правительство сосредоточило свое внимание прежде всего на Шанхае — «порте, связанном с богатейшими провинциями Центрального Китая, тяготеющими к р. Янцзы. Шанхай к тому же было легче «освоить» и потому, что порт и прикрывающие его с моря Чжоушаньские острова должны были оставаться под британской оккупацией до полной выплаты контрибуции, то есть до 1845 г.

Шанхай официально был провозглашен открытым для иностранной торговли городом 17 ноября 1843 г. уведомлением британского консула Г. Бутлера.

В результате трех соглашений (от 29 ноября 1845 г., 24 сентября 1846 г., и 27 ноября 1848 г.), подписанных британским консулом и местным даотаем, было оформлено создание в Шанхае английского сеттльмента. Всего для поселения и застройки британским подданным по индивидуальным договорам с китайскими владельцами было отведено 470 акров. Несмотря на то что англичане селились в сеттльменте формально в частном порядке, они настаивали, чтобы в его границах не вывешивалось никаких государственных флагов, кроме британского.

Вслед за тем по соглашению от 6 апреля 1849 г. между даогаем и консулом Франции Монтинью была определена территория французского сеттльмента. В Шанхае таким образом стали возникать поселения иностранцев, находившиеся вне рамок китайской юрисдикции.

В первые годы, несмотря па благоприятные условия, заселение иностранных сеттльментов проходило медленно. В 1847 г. в Шанхае проживало всего 108 иностранцев — 87 англичан (из них 10 женатых), 17 американцев (3 женатых) и 4 -перса, а в 1850 г. — 130, из которых 17 были миссионерами. Несмотря на это, британские власти предпринимали энергичные меры по освоению Шанхая. Одним из важных мероприятий в данном направлении явилось установление в 1848 г. регулярного пароходного сообщения между Гонконгом и Шанхаем, что привело к усилению притока английских коммерсантов в Шанхай и возрастанию его значения в англо-китайской торговле.

Роль в ней трех других, открытых портов (Нннбо, Фучжоу и Сямынь) до начала второй половины XIX в. была весьма незначительной.

Нинбо, официально открытый для иностранной торговли в декабре 1843 г., не привлекал внимания английских коммерсантов, поскольку основным центром сбыта шелка и чая — главных экспортных товаров пров. Чжэцзян — был Шанхай. Более подходящие для себя условия нашли в Нинбо миссионеры. Из 22 иностранцев, проживавших в нем в 1855 г., 14 были миссионерами (4 англичанина и 10 американцев), 5 — коммерсантами, 3 — сотрудниками британского консульства. «Нинбо,— отмечалось в консульских донесениях, — представлял обнадеживающую сферу для спокойной миссионерской работы среди превосходного населения в одном из прекрасных и больших городов империи, не подверженного разлагающему влиянию торговли с иностранцами».

В Фучжоу, «открытом» в июне 1844 г., на первых норах поселились лишь один англичанин и шесть американцев. В 1850 г. активный колониальный администратор, губернатор Сингапура и Малайи, а затем и Гонконга, Дж. Бонхэм предлагал отказаться от трава свободной торговли в Фучжоу и Нинбо, потребовав взамен предоставления статуса открытых портов Ханчжоу и Су­чжоу — важнейшим торговым и ремесленным, чаепроизводящим и шелкоткацким центрам. В середине 50-х годов отношение английских торговцев к Фучжоу изменилось. В 1855 г. из Фучжоу было вывезено 15739700 фунтов чая (тремя английскими и двумя американскими фирмами), а в три последующих года среднегодовой вывоз чая составил уже 35476900 фунтов.

В Фучжоу англичане столкнулись с определенными трудностями при поселении. Даже британское консульство было вынуждено довольствоваться малоудобным участком на окраине города.

Сямынь, в свое время бывший одним из основных центров нелегальной торговли опиумом, был открыт для иностранной торговли в июне 1844 г. Британское консульство, представители фирм и торговцы поселились на острове Гулаисюй, прикрывающем подступы к порту. Там же разместились и другие иностранцы (прежде всего американцы), а также конторы китайских фирм, связанных с внешней торговлей. Таким образом Гулаисюй явочным порядком, без заключения какого бы то ни было соглашения с китайскими властями, фактически превратился в иностранный сеттльмент. Прилегающие к Сямыню районы провинции Фуцзянь и соседнего Гуандуна бедны экспортными ресурсами, и закупки англичан в этом порту ограничивались практически одним сахаром. Это ставило Сямынь в положение преимущественно импортера английских товаров: в 1852 г., например, стоимость ввоза иностранных товаров (без контрабанды опиума, не учитываемой статистикой) составляла 1937500 долларов, а экспорта китайских товаров — только 268500 долларов. Подобная несбалансированность в определенной мере «возмещалась» превращением Сямыня в центр нелегального (нарушавшего закон, которым выезд китайцев за границу был запрещен) вывоза в захваченную Англией Малайю и некоторые страны Вест-Индии кули. Первая их партия (400—450 человек) была отправлена 7 марта 1847 г. в Гавану, на английском судне «Герцог Аршлльский».

Жизнь и торговля в Гуанчжоу

Гуанчжоу, старейший китайский внешнеторговый центр, официально был открыт для свободной иностранной торговли на условиях Нанкинского договора в конце 1843 г. первым британским консулом Макгрегором.

В рассматриваемый период Гуанчжоу оставался одним из крупнейших торговых центров страны: не только из южных, но и из центральных провинций в него стекались чай и шелк (определенных сортов), предназначенные на экспорт. Бурные политические события, связанные с первой «опиумной» войной, привели к некоторому сокращению британской торговли в Гуанчжоу в 40-х годах: ввоз, достигший в 1837 г. в стоимостном выражении 18539777 долларов, (не считая опиума), сократился в 1844—1847 гг. до 11190750 долларов, (в среднем за год), а вывоз — соответственно с 36075260 долларов, до 16671825 долларов. Тем не менее Англия продолжала занимать ведущие позиции во внешнеторговом обороте Гуанчжоу.

В целом внешнеторговый оборот Гуанчжоу в середине XIX в. оставался достаточно внушительным, на него, в частности, приходилось около четверти всего вывоза китайского шелка. Главнейшей статьей экспорта оставался чай.

Росла и численность осевших в городе представителей западных стран — с 256 человек в 1845 г. до 324 человек в 1856 г. (более половины из них составляли англичане), в городе функционировало 16 иностранных факторий (конторы со складами).

Однако позиции Гуанчжоу во внешней торговле Китая постепенно подрывались конкуренцией Гонконга и Шанхая. Первый из них его новые хозяева стремились превратить в центр коммерческой деятельности не только британских фирм, но и компаний других стран (в Гонконге создавались банки, транспортные конторы, стимулировалось открытие представительств китайских фирм). Второй стремительно выдвигался как ведущий центр экспорта шелка и ряда других китайских товаров и разнообразного импорта, в том числе материалов для развернувшегося в иностранных сеттльментах коммунального строительства.