Первая опиумная война


К столкновению с самой мощной капиталистической державой мира Цинская империя была совершенно не подготовлена. Ее правители, не имевшие реального представления о промышленном, техническом и военном прогрессе в Европе, продолжали жить иллюзиями, считая, что их империя намного превосходит во всех областях иные государства. Погрязшие в коррупции и казнокрадстве чиновники не уделяли должного внимания обороне страны. Генералы, офицеры и солдаты, — оценивал состояние тогдашней китайской армии Фань Вэньлань, — представляли собой скопище недисциплинированных бродяг, пушки были 100—200-летней давности, главным оружием были луки, стрелы, мечи, копья».

Первая опиумная война

Подобное положение вызвало тревогу Линь Цзэсюя, осознававшего военное преимущество англичан. Линем были приняты энергичные меры по возведению дополнительных оборонительных сооружений. Он распорядился закупить у различных государств 200—300 пушек, которые установил на берегу. Усиленно проводилась подготовка офицерского состава.

Для успешного противодействия агрессорам Линь Цзэсюй считал необходимым привлечь народные массы. «Если призвать всех военнообязанных из народа, — писал он, — то этого с лихвой хватит для того, чтобы справиться с ними.

Предпринятые патриотически настроенными сановниками (Линь Цзэсюем, Дэн Типчжэнем и Гуань Тяньпэем) усилия позволили успешно отразить неоднократные атаки отдельных английских судов. Однако этот успех китайской обороны имел локальный характер. Он не остановил подготовки Англией массированого удара и в какой-то мере притуплял бдительность китайских властей. Под влиянием этих побед цинский двор пошел на ужесточение позиции по отношению к Англии — на полный запрет британской торговли. В то же время никаких реальных мер по подготовке к отражению агрессии предпринято не было.

Антиопиумная политика Китая и реакция властей Англии

Линь Цзэсюй настойчиво продолжал проводить в жизнь свою антиопиумную политику. В январе 1840 г. было опубликовано его повторное запрещение на ввоз опиума, сопровождавшееся требованием полного изгнания английских опиеторговцев с территории Китая. Одновременно он обратился с письмом к королеве Виктории, в котором извещал о законодательном запрещении на ввоз и курение опиума в Китае и в качестве единственного условия для ведения торговли выдвигал требование об отказе Англии от экспорта опиума.

Прекращение английской торговли, в то время как аналогичная деятельность американцев и других иностранцев в Гуанчжоу продолжала развиваться, расценивалось правящими кругами Англии как «оскорбление чести и достоинства Великобритании». За этими высокопарными словами скрывался крайний меркантилизм английских колонизаторов, не желавших терять огромные барыши, которые они получали от торговли опиумом, от сбыта на английском и европейском рынках китайского чая, шелка и других товаров. Свертывание торговли с Китаем нанесло бы серьезный ущерб и английскому казначейству, около 1/6 доходов которого составляли поступления от таможенных сборов с нее (свыше 4 млн. фунтов стерлингов, в том числе пошлины с чая более 3,5 млн. фунтов стерлингов).

Неудивительно поэтому, что в Англии в конце 1839 г. — начале 1840 г. развернулось широкое антикитайское движение, в которое включились многочисленные торговые компании (Ост-Индийская, Китайская ассоциация Лондона), а также торговые палаты Лондона, Глазго, Манчестера, Лидса, Ливерпуля, Блэкберна и Бристоля, потребовавшие от королевского правительства при решении вопросов отношений с Китаем «действовать с твердостью и энергией». Это движение находило живой отклик в высших правительственных кругах.

Военно-морская экспедиция Англии

В январе 1840 г., выступая с тронной речью на открытии парламента, королева Виктория одобрила требования и действия Ч. Эллиота. Пальмерстону было предоставлено право единолично решать все политические и военные вопросы, связанные с английской политикой в отношении Китая. В феврале 1840 г. была сформирована военно-морская экспедиция, во главе которой был поставлен командующий морскими силами в Индии адмирал Дж. Эллиот (кузен Ч. Эллиота). Требования Великобритании к Китаю были изложены в ноте от 20 февраля 1840 г., подписанной Пальмерстоном. В ней сообщалось, что английское правительство направило «морские и военные силы к берегам Китая, требуя от императора удовлетворения и возмещения за ущерб, нанесенный китайскими властями британским подданным, проживающим в Китае, и за оскорбление, нанесенное теми же властями Британской короле». Далее излагалась английская версия о более чем столетних торговых отношениях между Китаем и Великобританией и подробно перечислялись претензии, предъявляемые Китаю. В заключении указывалось, что британскому командующему экспедиции даны указания предпринять «необходимые меры», и выражалась «уверенность», что китайские власти придут «к признанию справедливости» предъявляемых им требований.

В особой инструкции Пальмерстона особоуполномоченным адмиралу Дж. Эллиоту и капитану Ч. Эллиоту излагался план проведения военных операций.

Экспедиция должна была осуществить три операции:

  1. блокировать Гуанчжоу и устье реки Чжуцзян;
  2. захватить острова Чжоушань и блокировать с моря устья рек Янцзы и Хуанхэ;
  3. выйти к устью реки Байхэ в Чжилийском заливе.

Во всех трех случаях надлежало передать китайским властям по копии упомянутой выше ноты Пальмерстона и требовать ответа либо присылки уполномоченных для переговоров. В случае непринятия китайской стороной предъявленного ей ультиматума руководителям экспедиции предписывалось самим наметить план дальнейших действий, руководствуясь военными инструкциями Адмиралтейства.

В марте 1840 г. экспедиция отплыла от берегов Англии, 21 июня передовые ее корабли прибыли в район Гуанчжоу. 22 июня командовавший ими командор Г. Бремер объявил с 28 июня блокаду устья Чжуцзяна и порта Гуанчжоу, оставив для коммерческих судов проход в Макао. После прибытия адмирала Эллиота с остальной частью экспедиции английская флотилия в водах Китая включала в себя 16 военных парусных судов, располагавших 540 орудиями, 4 вооруженных парохода, 28 транспортов. 4 тыс. пехотинцев и кавалеристов, составлявшими десантные части экспедиции, командовали полковники Барелло и Огландер.

Реакция китайских властей

В ответ на объявленную англичанами блокаду Гуанчжоу Линь Цзэсюй, назначенный 12 февраля 1840 г. генерал-губернатором Гуандуна, опубликовал обращение к народу, в котором говорилось: «Английские варвары очень хитры и лживы, они губят жизнь нашего народа опиумом, обманом пытаясь захватить богатства нашей страны, они вызвали гнев и ненависть нашего народа… Если военные корабли английских варваров войдут во внутренние речные воды, разрешается каждому, вооружившись мечом, идти убивать врагов. Каждый, убивший одного белого дьявола, награждается 100 серебряными юанями, убивший чернокожего дьявола, награждается 50 серебряными юанями». Желая воодушевить народ Линь Цзэсюй писал: «У вражеских солдат ноги обмотаны очень плотно и им поворачиваться неудобно, если они и высадятся на берег, то все равно не смогут действовать». По-видимому, даже самый трезвомыслящий из цинских сановников недостаточно ясно представлял, насколько серьезная опасность нависла над страной.

Основная часть английской эскадры 30 июня направилась к островам Чжоушань; 4—5 июля, застав китайский гарнизон врасплох, десантные части заняли Динхай — главный город архипелага. 6 июля туда прибыли оба особоуполномоченных.

Неудачей окончились две попытки англичан передать китайским властям копию ноты Пальмерстона: в Сямыне (2 июля) и Минбо (10 июля) посланный с этой целью фрегат был отогнан огнем береговых батарей.

Во исполнение данных ему инструкций Дж. Эллиот в течение июля разделил свою эскадру:

  • 5 кораблей (вооруженных 180 орудиями) и 1 пароход были направлены в Чжилайский залив,
  • 2 корабля (с 38 орудиями) выделены для блокады устья Янцзы,
  • 2 корабля (с 46 орудиями) — для блокады Нинбо,
  • 1 корабль (с 74 орудиями) — для блокады Сямыня;
  • 1 корабль (с 74 орудиями) был оставлен в Динхае,
  • 4 корабля (со 102 орудиями) и 1 пароход еще до похода к Чжоушаньским островам начали осуществлять блокаду Гуанчжоу.

Начало военных действий

28 июля направленные в Чжилайский залив суда вошли в устье Байхэ. Китайская администрация провинции Чжили (современный Хэбэй) не сумела оказать им сопротивления. После падения Динхая в дворцовых кругах верх стали брать представители капитулянтской группировки, возглавляемой канцлером маньчжуром И Шаием (в нее входили высшие сановники-маньчжуры И Цзин, Ци Ин, И Либу и др.).

В соответствии с полученным приказом Ци Шань, генерал-губернатор Чжили, через своего уполномоченного 15 августа принял копию письма Пальмерстона и переправил ее в Пекин. Императорский двор решил пойти на уступки, возложив ответственность за конфликты и приостановку торговли на Линь Цзэсюя.

В результате начавшихся 30 августа в Тяньцзине переговоров между Ци Шанем и Ч. Эллиотом Пекин согласился принять основные требования английского правительства, кроме двух пунктов: о выплате компенсации за конфискованный опиум и об отчуждении в вечную собственность Англии острова Сянган (Гонконг). Китайская сторона, ссылаясь на необходимость выяснения на месте обстоятельств происшедшего конфликта, предложила перенести переговоры в Гуанчжоу. Демонстративно перекладывая ответственность за обострение отношений с Англией на местные власти, император распорядился снять Линь Цзэсюя с поста генерал-губернатора Гуандуна. В указе, изданном по этому поводу, говорилось: «В области внешних отношений вы стремились к прекращению торговли, но не сумели сделать этого; внутри страны вы хотели прекратить нарушение закона, но также не смогли — это означает только, что, прикрываясь пустыми словами, вы хотите избежать ответственности; в конечном же счете вы не только не помогли государству, но, наоборот, вызвали многочисленные беды». На место Линь Цзэсюя был назначен Ци Шань, уже достаточно определенно показавший себя приверженцем политики соглашательства, положивший начало длительному периоду бесконечных капитуляций перед капиталистическими державами.

Соглашение о перемирии и дальнейшие переговоры

В начале октября Ч. Эллиот вернулся из Тяньцзиня в Динхай, где было достигнуто соглашение о перемирии по побережью провинции Чжэцзян. По его условиям англичане получили право владеть недвижимостью на островах Чжоушань и ближайших островах. Затем, еще до прибытия Ци Шаня в Гуанчжоу (28 ноября), оба особоуполномоченных перебрались в Макао.

Перед началом нового тура переговоров в английском руководстве произошли изменения — Дж. Эллиот по состоянию здоровья вышел в отставку, передав командование флотом Г. Бремеру. Фактическим главой экспедиции стал Ч. Эллиот.

В ходе переговоров, руководствуясь инструкциями Пекина, Ци Шань отклонил настойчивые требования Ч. Эллиота передать Англин в вечное владение остров Санган. Положение в связи с этим, вновь обострилось. 7 января 1841 г. англичане вновь начали военные действия и заняли форты Дацзюэ и Шацзюэ на подступах к Гуанчжоу.

Несмотря на возражения военных, Ци Шань 8 января согласился на перемирие. Согласно заявлению Ч. Эллиота предварительная договоренность была достигнута по следующим пунктам:

  1. Уступка острова и гавани Гонконг (Санган) Британской короне. Все справедливые налоги и пошлины с торговли, осуществляемой там, будут выплачиваться Империи, как только начнется торговля в Хуанпу.
  2. Из контрибуции британскому правительству в сумме 6 млн. долларов, немедленно выплачивается 1 млн., а остающаяся сумма — равными ежегодными частями до конца 1846 г.
  3. Устанавливаются непосредственные отношения между странами на равноправной основе.
  4. Торговля в Гуанчжоу будет открыта в течение десяти дней после китайского нового года и будет проводиться в Хуанпу до нового соглашения».

Эти условия не удовлетворили аппетитов Лондона. Пальмер­стон обвинял Ч. Эллиота в нарушении данных ему инструкций и в неумении использовать достигнутые военные успехи. Он был недоволен, в частности, возвращением Китаю островов Чжоушань, считал недостаточной сумму контрибуции и критически расценивал формулу уступки Гонконга, поскольку она «увязывалась с условиями выплаты пошлин, что должно означать, что остров не является владением Британской короны». Английское правительство отказалось санкционировать предварительную договоренность и 30 апреля 1841 г, приняло решение при заключении договора с Китаем требовать «большей суммы контрибуции… большего обеспечения безопасности торговли… реоккупации Динхая». Ч. Эллиот был отозван. Главную вину последнего Пальмерстон видел в том, что и дипломатические переговоры, и военные действия тот ограничил провинцией Гуандун, расположенной на значительном расстоянии от столицы Китая, и, следовательно, не мог оказать непосредственного воздействия на императорское правительство.

Действительно, цинский двор объективно устраивала локализация конфликтов пределами Гуандуна. Все военные приготовления в связи с этим цинское командование ограничивало районом Гуанчжоу. Руководителем обороны на юге император назначил своего племянника И Шаня, его заместителями — главу Налогового ведомства Лун Вэня и генерала Ян Фана. В их распоряжение были направлены зеленознаменные войска численностью в 17 тыс. человек. Одновременно император поручил Ци Шаню, руководствуясь прежними указаниями, «искать в данный момент способ обуздания врага лаской». Исходя из подобной установки, Ци Шань дал согласие на отторжение Гонконга.

Англичане, со своей стороны, вырвав устное согласие на уступки, продолжали оказывать на цинские власти военный нажим. 25 февраля 1841 г. они перешли в новое наступление и 26 февраля заняли ключевой пункт китайской обороны форт Хумэнь, прикрывавший вход в устье реки Чжуцзян. В этой операции китайцы потеряли большую часть артиллерии европейского типа — 380 орудий, закупленных Линь Цзэсюем. Это существенно ослабило китайскую оборону. Разгневанный император приказал арестовать Ци Шаня, а принявшего военное командование И Шаня обязал собрать со всех направлений войска «для общего удара по врагу». Китай официально вступил в войну с Англией, хотя по-прежнему никаких крупных военных приготовлений ни в районе Гуанчжоу, ни тем более на восточном и северо-восточном побережье страны не было проведено.

Гуандунская война

Вынудив цинокий двор объявить войну, что соответствовало главной цели английских стратегов — вывести конфликт из локальных рамок и вступить в противоборство непосредственно с центральными властями Китая, Лондон приступил к подготовке широкого вторжения. К. берегам Китая были направлены дополнительные военные силы под командованием В. Паркера (флот) и X. Гауфа (десантные части). К началу марта 1841 г. англичане сосредоточили в китайских водах 56 боевых кораблей.

6 марта английские войска под командованием X. Гауфа оккупировали важнейшие форты на подступах к Гуанчжоу. В течение марта—мая, несмотря на подход к китайцам подкреплений, англичане продолжали успешно вести наступательные операции. Необученные и плохо вооруженные, китайские провинциальные войска оказались малобоеспособными. Маньчжурское офицерство больше опасалось китайского народа, нежели английских оккупантов. Народное ополчение, сыгравшее при Линь Цзэсюе большую роль в борьбе с агрессорами, И Шанем к боям не привлекалось.

К 25 мая Гуанчжоу был окружен английскими войсками, которые вели подготовку к штурму города. В этих условиях И Шань предпочел капитуляцию и направил к английскому командованию своего представителя с просьбой прекратить военные действия и заключить перемирие на условиях английской стороны. 27 мая 1841 г. было подписано Чуаньбийское соглашение, предусматривавшее:

  1. Отход из Гуанчжоу всех китайских войск (кроме местных) во главе с представителями центральной власти в течение 6 дней на расстояние 60 миль;
  2. Выплату китайской стороной 6 млн. долл, в течение недели, в том числе 1 млн. — до захода солнца 27 мая;
  3. Отвод британских войск — после выплаты всей указанной суммы — и Хумэшо, при этом китайцам разрешалось восстановить укрепленные пункты вдоль реки. Чжуцзян, но не вооружать их до полного урегулирования отношений между обоими государствами;
  4. Выплату китайской стороной компенсации за разрушение иностранных факторий и уничтожение испанского брига «Бильбано».

Это соглашение, завершившее семидневную «гуандунскую войну», не содержало пункта о свободе торговли, поскольку после падения фортов на реке Чжуцзян гуандунскне власти уже 20 марта дали разрешение на возобновление торговли в Гуанчжоу. В целом же вопросы о свободе торговли и о статусе английских подданных в Китае Лондон предполагал обсуждать непосредственно с императорским двором.

«Гуандунская война» обнаружила военную и политическую несостоятельность цинского режима. И Шань и его окружение всячески пытались утаить унизительные условия Чуаньбийского соглашения, расписывая свои «победы» над английскими «варварами». В докладе императору И Шань сообщал, что 21 мая китайские войска «сожгли вражеские корабли, произвели атаку и перебили большое число солдат противника… Эллиот оказался в безвыходном положении и умолял об умиротворении, требуя лишь торговли на старых основаниях, а также расчета по многолетним торговым недостачам. Я временно дозволил им торговать на общих с представителями других стран основаниях, а по прежним недостачам, предъявленным от имени заинтересованных сторон, уже рассчитался». Желая убедить императора в «большой победе», И Шань даже представил список «отличившихся» в боях для награждения. Даогуан, которому льстили подобные «победные реляции», милостиво приказал И Шашо «посетить различные храмы и с почтительной преданностью воздать дань небесам за их милость».

Завоевательная политика Англии

Английское правительство тем временем, убедись в неспособности цинского режима оказать серьезное военное сопротивление и рассчитывая на его беспечность и готовность пойти на уступки при первых же неудачах, приступило .к подготовке нового, более широкого наступления.

Первым мероприятием в этом направлении было создание прочной территориальной базы у побережья Китая. Вопреки условиям Чуаньбийского соглашения, предусматривавшего продолжение переговоров по спорным вопросам, английское командование в соответствии с инструкциями Пальмерстона приняло решительные меры по полному отчуждению от Китая Гонконга: 7 июня он был объявлен беспошлинным «свободным» портом, а торговцам и судам была обещана «защита британских властей». 14 июня состоялся аукцион по распродаже территории острова английским купцам. 22 июня заместитель особоуполномоченного А. Джонстон возглавил колониальную администрацию Гонконга. Англия таким образом еще до заключения межгосударственного договора захватила Гонконг и объявила его своей колонией.

Дальнейшее проведение последовательно завоевательной политики было возложено на нового особоуполномоченного Г. Поттингера, назначенного вместо Ч. Эллиота. Английское правительство предоставило Поттннгеру практически полную свободу действий для достижения поставленных целей. «Вы единолично, — говорилось в инструкции Пальмерстона, — в качестве особоуполно­моченного, должны определять, где проводить переговоры, как долго они должны продолжаться и когда, если они безрезультатны, прервать их. Когда Вы решите, что дальнейшие переговоры бесполезны и что применение вооруженных сил становится необходимым в целях принуждения китайского правительства согласиться с британскими требованиями, Вы вместе с командующим морскими силами экспедиции определите, когда, где и как вооруженные силы, находящиеся в его распоряжении, будут использованы. Не приостанавливайте его операции, пока Вы не получите от официального лица, должным образом уполномоченного китайским правительством, уведомления о полном и безоговорочном согласии императора с требованиями, которые Вы можете сделать от имени правительства Великобритании».

Поттннгеру предписывалось войти в непосредственные сношения с цинским двором и с этой целью, не задерживаясь на юге Китая, двигаться к северу и, вновь оккупировав острова Чжоушаиь, сделать их своей резиденцией.

Наконец, в инструкции Пальмерстона были сформулированы все основные условия капитуляции Китая и будущего англо-китайского договора.

10 августа 1841 г. Г. Поттингер прибыл в Гонконг в сопровождении контр-адмирала В. Паркера, который принял на себя обязанности командующего морскими силами в китайских водах. 21 августа морская экспедиция во главе с Г. Поттннгером в составе 10 кораблей, вооруженных 320 орудиями, 4 пароходов с 16 орудиями, и 2519 солдатами и офицерами на борту вышла из Гонконга в направлении Сямыня. 25 августа английские суда начали ожесточенный обстрел прикрывавшего подступы к Сямыню острова Гулансюй, гарнизон которого отказался капитулировать. В ходе героической обороны большая часть гарнизона и его командир Цзян Цзшонь погибли, 26 августа англичане заняли Сямынь.

В конце сентября начались бои за Динхай, оборона которого с марта (когда англичане покинули острова Чжоушань) была значительно усилена. Китайские войска в течение 6 дней успешно отражали атаки англичан, но значительное преимущество последних в артиллерии в конце концов сказалось. После разрушения оборонительных сооружений и гибели большей части гарнизона Дин­хай пал.

Потеря островов Чжоушань, которым отводилась главная роль во всей обороне восточного побережья, вызвала панику цинского командования. Генерал-губернатор Чжэцзяна Юй Цянь и командующий войсками Юй Буюань без боя сдали Нинбо — главный порт провинции.

Потеря опорных баз на восточном побережье встревожила Пекин. После получения донесений о сдаче Цинхая и Нинбо были даны запоздалые указания о срочной переброске к побережью Чжэцзяна подкреплений из глубинных провинций страны (Цзянси, Хубэй, Хэнань, Сычуань, Ганьсу); главнокомандующим этими войсками был назначен племянник императора И Цзин. Однако попытки вернуть Динхай, Нннбо и Чжэньхай окончились неудачей. Бездарность цинского командования позволяла англичанам производить перегруппировку своих сил и сконцентрировать их на решающем направлении. В связи с этим они в начале мая 1842 г. оставили Нинбо и Чжэньхай, что было изображено И Цзином как бегство английских войск в результате его «крупных побед». Британский флот тем временем сосредоточился в устье Янцзы для решающего наступления. Преодолевая стойкое сопротивление, особенно при взятии хорошо укрепленного г. Чжапу (18 мая), английские войска 13 нюня заняли Усуп, 19 нюня — Шанхай. Растерявшийся пекинский двор, всегда опасавшийся китайского народа больше, чем английских интервентов, в середине июня предпринял безуспешную попытку добиваться перемирия. Окрыленные легкими победами, англичане продолжали продвигаться по Янцзы, разрушая города и безжалостно уничтожая беззащитных мирных жителей. Отчаянное сопротивление им оказал гарнизон Чжэнь-цзяна, состоявший из китайских и маньчжурских подразделений и ополченцев. Сражение у Чжэньцзяна было одним из самых кровопролитных и ожесточенных. По признанию самих англичан, им удалось выиграть это ожесточенное и кровопролитное сражение
лишь потому, что «у обороняющихся отсутствовало какое-либо руководство». Оценивая героизм защитников Чжэньцзяна, Ф. Энгельс писал: «Если бы завоеватели встретили подобное сопротивление повсюду, они никогда не добрались бы до Нанкина. Но этого не случилось».

С падением Чжэньцзяна практически прекратилось организованное сопротивление агрессорам цинской армии, хотя и на пути к Нанкину, и в этом городе ее командование располагало войсками, значительно превосходящими по численности британские силы. К тому же растянувшиеся коммуникации англичан легко могли быть нарушены, вследствие чего вся двигавшаяся по Янцзы экспедиция оказалась бы в ловушке. Однако все эти возможности не были использованы. Цинские власти боялись придать борьбе народный характер, а в народе, убедившемся в неспособности к сопротивлению, а иногда и в прямом предательстве правителей страны, не нашлось вожаков для организации сопротивления.

Генерал-губернатор провинций Цзянси и Цзянсу Ню Цзянь поспешил уведомить английское командование о желании цинской стороны прекратить военные действия и приступить к мирным переговорам. 1 августа Поттингер дал согласие на прекращение военных действий, заявив при этом, что переговоры он будет вести лишь с представителями пинского двора. 9 августа Поттингер с основными силами эскадры прибыл в окрестности Нанкинаи, демонстрируя готовность к штурму города, потребовал безоговорочного принятия английских требований. 10 августа прибывший в Нанкин маньчжурский сановник И Либу и Ню Цзянь сообщили ему, что «уполномоченный императора уже получил указание его величества об установлении мира на вечные времена и на этих днях прибудет сюда. По прибытии императорского уполномоченного Ци Ина китайская сторона, желая привести в порядок деморализованный гарнизон, попросила у английского командования отсрочки переговоров. Поттингер, однако, отверг эту просьбу и потребовал немедленной капитуляции, угрожая обстрелом Нанкина. 14 августа цинские власти подняли над городской стеной белый флаг, а 17 августа подтвердили в принципе согласие на предъявленные Англией ультимативные требования.