Связи Китая и Англии во второй половине XVIII века


В рассматриваемый период Цинская империя достигла вершины своего внешнеполитического могущества.

Заключение с Россией Нерчинского (1689 г.) и Кяхганского (1728 г.) договоров заложило прочные основы для взаимовыгодной равноправной торговли и для поддержания официальных посольских связей.

Во второй половине 50-х годов XVIII в. циники ми войсками после напряженной, кровопролитной войны были захвачены Джунгария и Восточный Туркестан.

Связи Китая и Англии во второй половине XVIII века

Затем наступила очередь южных и юго-западных соседей Китая. В 1769 г. вассальную зависимость от Цинов вынуждена была признать Бирма, в 1790 г. — Аннам, в 1792 г. — Непал (Корея и Монголия в аналогичное положение были поставлены еще и XVII в.).

Цинские императоры последовательно придерживались традиционной внешнеполитической китаецентристской доктрины, обуславливавшей высокомерно-пренебрежительное отношение ко всем иностранцам, включая и европейцев.

Ко второй половине XVIII в. могущество Англии, добившейся решающих успехов в борьбе со своими соперниками за колониальное господство, значительно выросло. Особое значение в указанном плане имела решительная победа англичан над французами (в ходе Семилетней войны (1756—1763) в их споре за Индию, что предопределило установление в ней господства Англии.

В 1757 г. Ост-Индийской компании, превратившейся в результате, по словам К. Маркса, «из торговой державы в державу военную и территориальную», удалось захватить богатейший район Индии — Бенгалию, ставшую ее торгово-экономической и стратегической базой. Овладев ресурсами Бенгалии (а затем и рядом других индийских княжеств) и введя на завоеванных территориях монополию внешней торговли, Ост-Индийская компания получила возможность устранить одно из препятствий, тормозивших развитие англо-китайской торговли, — нехватку товаров для сбалансирования товарооборота.

Ужесточение контроля за западноевропейской торговлей в Китае

Настойчивые попытки европейцев добиться права свободной торговли вызвали опасения у цинских правителей.

В 1757 г. императором Цяньлуном был издан указ, согласно которому европейцам разрешалось заниматься торговлей только в Гуанчжоу (на территории порта). В случае захода европейского судна в Нинбо или Чжоушаиь предписывалось конфисковывать находившиеся на нем «оружие, пушки, амуницию и паруса», а за привезенные товары «взыскивать двойную пошлину». В развитие этого указа (хотя в нем в принципе не исключалась возможность завоза европейских товаров в Нинбо и Чжоушань) администрация Фуцзяпи, Чжэцзяна и Гуандуна специальными распоряжениями безоговорочно запретила заход европейских судов во все китайские порты, кроме Гуанчжоу.

Строгое территориальное ограничение европейской торговли, монополизация ее с китайской стороны системой гунхан, жесткий контроль цинской администрации — все это вызывало решительные протесты иностранных торговцев, в первую очередь английских. В противовес системе гунхан они в 1758 г. создали в Гуанчжоу свою объединенную торговую организацию — Совет английских суперкарго, состоявший из четырех человек во главе с президентом. Па Совет была возложена задача согласовывать действия английских фирм и представлять английскую сторону в переговорах с гунхан и китайской администрацией.

Одновременно англичане попытались явочным порядком начать торговлю в других китайских портах и таким образом заставить китайские власти отказаться от введенных ими территориальных ограничений. 13 июня 1758 г. правление Ост-Индийской компании приказало суперкарго Флинту на судне «Саксесо направиться в Нинбо, и если китайские власти не разрешат зайти в него, то проследовать не в Гуанчжоу, а в Тяньцзинь (куда английские суда еще не заходили) и требовать аудиенции у императора. Попытки Флинта по прибытии в Тяньцзинь (21 июля) добиться приема у императора не имели успеха. Тем не менее Цяньлун дал указание гуанчжоуским властям рассмотреть английские жалобы.

На переговорах в Гуанчжоу китайская сторона пошла на некоторое смягчение системы гунхан, однако в принципе установленный режим был сохранен. За отказ исполнить унизительную церемонию коу-тоу (многочисленные поклоны) на приеме у Генерал-губернатора после окончания переговоров Флинт был арестован (по обвинению в самовольном заходе его судна в Нинбо). После трех лет заключения он был выслан из Китая. Таким образом, попытка англичан явочным порядком разрушить систему территориального ограничения европейской торговли потерпела неудачу.

Нарушение англичанами китайского запрета на ввоз опиума

Конфликтная ситуация в китайско-английских отношениях с 60-х годов XVIII в. обострилась в связи с увеличением ввоза в Китай опиума, преимущественно из Бенгалии, хотя иностранцам был известен изданный в 1729 г. императором Юнчжэнем закон, строго запрещавший продажу и курение опиума. С середины 60-х годов экспорт опиума в Китай (до этого не превышавший разрешенной законом — для использования в медицинских целях— нормы в 200 ящиков) начал стремительно возрастать.

Экспорт опиума в Китай осуществлялся нелегально — при посредничестве португальцев через Макао, откуда он на джонках доставлялся в Вашну — предместье Гуанчжоу. Этим и объясняется оценочный характер сведений, дающих наглядное представление о размерах материального и морального ущерба, наносимого западноевропейскими, преимущественно английскими, торговцами китайскому народу. Выручка за ввезенные в Гуанчжоу в 1790 г. 200—250 тонн опиума составила 1400—1900 тыс. фунтов стерлингов. Для уяснения важности этой новой статьи экспорта в Китай для англичан следует напомнить, что вся стоимость легального ввоза Ост-Индийской компанией, включая индийские товары, составляла в указанном году 1970 тыс. фунтов стерлингов.

Столь значительная контрабанда опиума, имевшая следствием распространение его курения и открытие многочисленных и весьма доходных опиекурилен, не осталась, естественно, незамеченной китайской администрацией. Легально существовавший порядок торговли, предусматривавший многочисленные налоги и сборы с европейских торговцев, включая полуофициальные «подарки», «дополнился» благодаря опиеторговле всепроникающей системой безудержного взяточничества в самых различных формах, ставшего источником внушительных доходов местных властей и чиновников.

Вначале ввоз бенгальского опиума в Китай осуществлялся индийскими частными компаниями, среди которых было «много английских, занимавшихся торговыми делами в Индии». В 1773 г., соблазнившись высокой прибыльностью опиеторговли и учитывая, что она, несмотря на официальный запрет, протекает без каких-либо осложнений и даже при активном содействии китайских чиновников, Ост-Индийская компания взяла экспорт опиума целиком в свои руки. С этого времени запрещение на ввоз опиума нарушалось уже не частными фирмами, а фактически английским правительством в лице Ост-Индийской компании. Опиум стал одним из главных объектов споров и конфликтов, переросших из области частноправовых в межгосударственные китайско-английские отношения.