Торговля между Китаем и Англией в 40-х годах XIX века


Односторонние привилегии и льготы, приобретенные Великобританией на основе Нанкинского договора (не говоря уже о молчаливом согласии цинских властей на нелегальный ввоз опиума), ставили английскую торговлю в Китае в исключительно благоприятные условия.

Ввоз британских товаров в Китай

Создание системы открытых портов и установление новых таможенных пошлин серьезно стимулировало британский ввоз. К середине 40-х годов по сравнению с довоенным периодом он практически удвоился (с 1 — 1,2 млн. фунтов стерлингов до 2,25 млн. фунтов стерлингов.

Среди статей легального экспорта на первом месте по-прежнему оставались шерстяные и хлопчатобумажные ткани, завоз которых в рассматриваемый период резко вырос (в тысячах фунтов стерлингов).

Торговля между Китаем и Англией в 40-х годах XIX века

В то же время экспорт индийского хлопка, максимальный объем которого достигал 150—170 тысяч фунтов стерлингов, постепенно уменьшался из-за низких цен на китайском рынке и конкуренции изделий английской хлопчатобумажной промышленности.

Наибольшие же доходы давал англичанам значительно возросший контрабандный ввоз опиума (в ящиках). Получаемая при этом выручка (до 13,8 млн. кит. долл. — 3,3 млн. ф. ст.) значительно превосходила стоимость годового легального британского экспорта в Китай (до 11,2 млн. кит. долл. — 2,7 млн. ф. ст.). Поступления от продажи опиума намного (до 11 млн. кит. долл.) перекрывали стоимость закупаемых англичанами в Китае чая и шелка. Британские власти в Индии, как отмечал К. Маркс, получали от вывоза опиума в Китай 1/7 часть своих доходов.

Отношение к торговле опиумом британского правительства вызывало острую критику английской общественности, особенно миссионеров, подчеркивавших, что «опиекурение серьезно препятствует их усилиям убедить китайцев признать правду христианства», и требовавших на этом основании запрещения ввоза в Китай опиума английскими фирмами. В Великобритании был образован специальный комитет во главе с лордом Шафтборн, представивший правительству доклад о вредных последствиях торговли опиумом для Англии.

Однако такого рода филантропия не оказала влияния на британскую «опиумную политику», «не претерпевшую изменений со времен двух Эллиотов и сэра Г. Поттингера до времен лорда Эльджина (в период между первой и второй «опиумными» войнами. — М. С .)». Лондон, отказываясь запретить опиеторговлю Ост-Индийской компании, оправдывался тем, что подобный запрет будет неэффективным, поскольку опиум производится не только в Индии, но и в других странах (в Турции, Иране), опиеторговцы легко могут воспользоваться для транспортировки своего товара в Китай неанглийскими судами (реально подавляющая часть опиума доставлялась в Китай на британских кораблях), а цинское правительство не в силах воспрепятствовать ввозу в страну наркотика, ибо местные власти всячески покровительствуют контрабанде. Из всего этого делался вывод, что единственным «разумным» выходом для китайской администрации является «легализация ввоза опиума». Подобная позиция правительства Великобритании развязывала руки английским опиеторговцам.

Вывоз китайских товаров в Великобританию

В Англии спрос па китайские товары продолжал возрастать, и таможенные поступления от их ввоза являлись важной статьей доходов казначейства. Особое значение имел чай. Общая сумма таможенных пошлин па него в 1840 г. составила 4 млн., а в 1846 г. — 5 млн. ф. ст. Из общего среднегодового потребления китайского чая в 40-е годы 72250 тыс. фунтов на долю Великобритании приходилось 52 млн. фунтов (т. с. 72%), России — 10 млн., США — 7 млн., прочих стран — 3250 тыс. фунтов.

После «открытия» Шанхая значительно увеличился импорт в Англию китайского шелка-сырца, являвшегося для британской текстильной промышленности «самым дешевым, наиболее подходящим и легко доставляемым» сырьем.

Изменения во взаимоотношениях Китая и Анг­лии

В течение первой половины XIX в. во взаимоотношениях Анг­лии и Китая произошли коренные изменения. Превратившись в первую индустриальную, торговую и колониальную державу мира, Великобритания, продолжая укреплять и расширять свои позиции в Азии, перешла к открытой агрессии против феодальной Цинской империи, вступившей в полосу упадка. Под натиском англичан Цины потеряли свой сюзеренитет над Непалом и Бирмой. В обстановке изменения не в пользу Китая соотношения сил обнаружилось полное невежество и неспособность маньчжурских правительственных кругов управлять многонациональным Китаем. Свое деспотическое господство они пытались сохранить путем консервации отсталых феодальных отношений и изоляции китайского народа от воздействия передовых политических идей и мирового экономического прогресса. В то же время пинские правители по-прежнему проявляли высокомерие и неуважение к иностранным государствам. Все это и обусловило их поражение в первой «опиумной» войне. Пинские правители побоялись привлечь народ к вооруженной борьбе против немногочисленных войск интервентов и дали англичанам возможность добиться легкой победы и навязать Китаю унизительные условия мира.

Насильственный прорыв изоляции Китая положил начало глубокому социальному и политическому кризису феодальной Цинской империи. «Полная изоляция, — писал К. Маркс, — была первым условием сохранения старого Китая. Когда же этой изоляции при содействии Англии был насильственно положен конец, разложение должно было наступить так же неизбежно, как неизбежно разложение тщательно сохраненной в герметически закрытом гробу мумии, лишь только к ней получит доступ свежий воздух».

Заключение неравноправного Нанкинского договора явилось прологом ко всей последующей внешней политике Цинов, суть которой состояла в том, чтобы территориальными, экономическими и политическими уступками откупаться от капиталистических государств и заручаться их поддержкой в борьбе с прогрессивными движениями внутри страны во имя сохранения устоев феодальной монархии. Подобный внешнеполитический курс предопределял зависимый характер внешних сношений Китая с Англией и другими капиталистическими странам и приводил к дальнейшему отчуждению цинских властей от китайского народа. Его борьба за свержение антинациональной пинской монархии стала определяющей в дальнейшем развитии Китая.

Англия, насильственно «открыв двери» Китая, существенно укрепила там позиции не только своего, но и международного капитала. Вслед за Англией Пекин подписал договоры с США (3 июля 1844 г.) и Францией (24 октября 1844 г.), которые по принципу наибольшего благоприятствования смогли воспользоваться всеми теми односторонними льготами и привилегиями, которые предусматривались англо-китайским Нанкинским договором.

Тем не менее в рассматриваемый период Великобритания сумела обеспечить себе в Китае ведущее положение. Из 219 иностранных фирм, действовавших в 1855 г. в Гонконге и пяти открытых портах, 111 были английскими и 45 индийскими (большая часть из них контролировалась англичанами), США же представляли лишь 23, Германию — 7, Францию — 6 фирм. Свыше 60% торговых операций в этих портах приходилось на британские компании, из 300 иностранных морских судов, занимавшихся внешнеторговыми перевозками в китайских водах в 40-х годах, более 2/3 принадлежало англичанам.

При всем этом нерешенным оставался весьма важный вопрос — нормализация межгосударственных отношений, установление постоянных посольских связей. Великобритания не получила права иметь своего посла в Пекине, и Северный Китай оставался для английских торговцев закрытым районом. И самое главное — добившись (капитуляции цинских властей, Англия столкнулась с нарастающим общенациональным сопротивлением вторжению иностранного капитала. «Открыв» ему «двери», «опиумная» война положила начало столетней антиимпериалистической борьбе китайского народа.