Брак и свадьба на Кубе


В зарубежной американистике за фактическим браком закреплены термины „неформальный” или „консенсуальный” (договорный). Для деревенских жителей Кубы принято начинать совместную жизнь с такого рода брака. В некоторых местах вообще не женятся, а только „соединяются”. В разных зонах в значении „соединиться” выступают собственные синонимы. Всего мы насчитали четыре: acompanarse, unirse, arrimarse, ajuntarse. Это разнообразие терминов, по нашему мнению, подтверждает местное происхождение самого обычая, формированию которого среди прочих причин способствовало слабое влияние католической церкви в сельской зоне колониальной Кубы сравнительно с тем, как это было в Испании (где даже в настоящее время консенсуального брака не существует).

Регистрация брака на Кубе

Ныне число регистраций увеличивается в основном из-за закона, в соответствии с которым женщина лишена юридических прав на приобретенную мужем собственность, не будучи с ним расписанной. В местечке Алькала, провинция Ольгин, нам встретилась пара, которая зарегистрировала брак, имея уже внуков и правнуков, иначе в случае смерти мужа его собственность была бы изъята государством. Молодоженам, подавшим заявление в ЗАГС, предоставляются льготы на приобретение дефицитных товаров и предметов длительного пользования. В ряду правительственных мер по легализации брачных союзов стоит и введенный обряд так называемых коллективных свадеб, устраиваемых в селе в назначенный день года по случаю массовой регистрации браков теми членами кооператива, которые прежде жили в фактическом браке.

брак и свадьба на Кубе

Характерно, что опрашиваемые крестьяне единодушно объясняют обычай заключения брака „соединением” лишь экономическими причинами. По их мнению, законный брак всегда считался более желанным, более красивым, но свадьба, которой он обязательно должен увенчаться, была превращена богачами в дорогостоящий ритуал, в недоступную для бедняков роскошь. В действительности дело обстояло сложнее. Можно вспомнить, что в силу объективных условий рабства и из-за ужесточения колониального законодательства в отношении расового смешения в конце XVIII — начале XIX в. преобладающей моделью браков среди негров и мулатов и в сфере межрасовых отношений стали свободные связи. Как показывает материал по другим колониям Карибского региона, свою роль сыграл и тот факт, что пример семей белых рабовладельцев дискредитировал законный брак в глазах негров. Видимо, нельзя не учитывать и такие традиционные факторы, действие которых продолжается по сей день, как раннее вступление в брак и усиленную на почве мачизма зависимость женщин от мужчин, в массе своей склонных к свободному союзу.

Свадьба на Кубе

При оформлении брака по-прежнему не принято ограничиваться актом регистрации у судьи или нотариуса. За этим следует обязательно фьеста — торжество с застольем, в городе по традиции более скромное, судя по свидетельству прошлого века. Кроме того, свадьбе в городах, особенно среди состоятельных слоев населения, предшествовало церковное венчание, роль которого сейчас заметно ослабла.

Обычно свадьба проходит в доме невесты и ее родители принимают более активное участие в подготовке торжества. В настоящее время крестьянину нужно от одного до трех лет, чтобы накопить необходимую для свадьбы сумму — примерно 1 тыс. песо в расчете на сто гостей, но их бывает и больше, потому что стараются пригласить всех знакомых, никого не обидеть. Часть расходов идет на свадебные наряды, в которых молодые должны быть запечатлены на фотографиях, позируя стоя, сидя и полулежа на красиво убранной кровати. Набор таких снимков стандартен, а сама церемония — непременная слагаемая свадебного ритуала.

Сразу после свадьбы молодожены отправляются в своеобразное свадебное путешествие до ближайшего города, в соседнюю провинцию или в Гавану, где они проводят медовый месяц (чуть больше недели) в одном из отелей.

Заключение браков в среде крестьян

У крестьян-собственников число незарегистрированных браков по известным причинам ниже и сами браки более стабильны, чем у сельскохозяйственных рабочих, но у молодого поколения, порывающего с земельной собственностью, в этом плане существенных различий с основной массой сельских тружеников не наблюдается.

В типичной для крестьян горной зоны восточных провинций в семье хозяина финки „Каридад” в Эль-Хиваро сами родители 32 года назад после четырехлетнего жениховства расписались по всей форме раз и навсегда. Из живущих с ними четверых детей старшая дочь, 30 лет, счетовод в соседнем селе, разведенная (в 17 лет она соединилась с мужем без брака — он ее увел, потому что родители не были согласны на их брак из-за семьи жениха, а когда разошлись, 12-летний сын остался у бабушки со стороны отца); сын, 24 лет, холостой, развозит хлеб жителям окрестных сел и помогает в работе отцу на финке; дочь, 18 лет, незамужняя, не работает, помогает матери вести дом, ухаживает за птицей, ходит за покупками; сын, 14 лет. Раньше с ними еще жил старший внебрачный сын хозяина. Ему 31 год, женат (acompanado), живет с женой у шурина в 4 км от финки, но работает в местной лавке и часто приходит к отцу. В разговоре с нами он признался, что его и других молодых людей регистрировать брак останавливают экономические соображения: непосильные траты на свадьбу и излишние расходы на возможный развод.

В постановке вопроса с прикидкой на развод можно усмотреть недоверие к прочности брака. Факты говорят о том, что за экономическими трудностями и неверием в силу документа, могущего укрепить семью, стоит еще желание оставить за собой в браке право на свободу. В некоторых социальных группах именно мужчина не хочет регистрировать брак вопреки желанию женщины, ибо хотя с законной женой можно не во всем считаться, однако недокументированный брак дает ему больше шансов сохранять свободу. Статистика разводов последних лет показывает, что свободные союзы распадаются с большей легкостью.

Похищение невесты

Обычай сочетаться браком без венчания, возникший в колониальный период среди бедного населения кубинской деревни, был облечен в своеобразную форму похищения невесты, не означающую, по верному замечанию X. Потрони, возрождения более древней традиции. Умыкание невесты происходило с ее согласия и было условным актом, данью общественному мнению, воспитанному на католических догмах и осуждавшему брак без благословения церкви. Из-за бедности и других причин, не только экономических (здесь мы поправляем X. Потрони), вынуждавших молодых избегать религиозного обряда, бракосочетание упростилось: юноша похищал невесту, т.е. девушка сама уходила ночью через окно или боковую дверь к ожидавшему жениху, который уводил ее к своим родителям, друзьям или в заранее построенный дом. Таким образом, родители девушки, которые не могли дать согласие на свободный от церковного освящения союз, оказались перед лицом свершившегося факта. По свидетельству X. Потрони, не всегда обязательно было симулировать похищение, но во всех подобных случаях полагалось говорить, что жених увел невесту ради кубинской традиции, требовавшей, чтобы инициатива исходила от мужчины и осуждавшей самостоятельность дочери, непочтительность к отцовской власти.

В наши дни церемония похищения потеряла смысл, поскольку общественная мораль признала консенсуальный брак нормальным явлением, но в отдаленных горных деревнях случаи увода встречаются как след отживающей традиции.

В результате эволюции современных общественных нравов консенсуальный брак во многих странах становится распространенной формой создания семьи, так что в настоящее время причины сохранения высокой пропорции „неформальных” браков на Кубе еще менее, чем в прошлом, укладываются в рамки чисто экономических.

Переход девушки в статус женщины

В пользу такого заключения косвенно говорит и противоположное отношение на Кубе к другой, не менее дорогостоящей семейной церемонии, устраиваемой по случаю исполнения девушке 15 лет и перехода ее в статус женщины. Источники этого праздника лежат в католической конфирмации, т.е. приобщении к церкви юношей и девушек. Но на Кубе эта церемония утеряла религиозный оттенок. До революции посвящение девушки в сеньориту — ее представление общине — происходило в более узком кругу, в семьях с материальным достатком. В наши дни 15-летие празднуется повсеместно, в городе и деревне, и многие кубинцы считают, что по размаху подготовки и проведения это торжество затмило собой свадьбу. Согласно расхожему мнению, все объясняется очень просто: дата 15-летия известна заранее, тогда как свадьба всегда более или менее неожиданна, поэтому ее нельзя обставить столь же фундаментально. Представляется, что из-за этой лежащей на поверхности причины забывается другая. Свадьба по-прежнему осознается как более важное и значимое событие, но в связи с распространенностью неформальных браков, особенно в сельской местности, не приходится с уверенностью рассчитывать на свадьбу, и 15-летие превращается в главный праздник в жизни девушки.

Рост популярности праздника 15-летия стал возможен с повышением уровня жизни неимущих масс населения. Люди берут своего рода реванш за недоступность в прошлом соблюдаемой в богатых домах традиции. Одновременно среди молодежи появляется сознание анахроничности праздника в современной действительности, желание заменить дорогостоящую церемонию более скромным и полезным мероприятием.

Сам по себе рубеж 15-летия приобретает новые черты условности. С одной стороны, девочки 12—13 лет подражают женщинам в макияже, туалетах и обзаводятся женихами, с другой — увеличивается разрыв между временем сексуального и социального созревания молодых девушек и юношей в результате действия целого ряда новых факторов, в том числе широкого охвата подростков системой образования и удлинения периода обучения.

Сексуальное воспитание и поведение подростков

В колонке „Сексуальное воспитание” молодежная столичная газета писала в 1986 г., что еще совсем недавно, в период псевдонезависимой республики, многие дети и подростки не ходили в школу: мальчики, помогая отцу, девочки, участвуя в домашней работе и заботясь о младших сестренках и братишках. Доля девочек была особенно нелегкой, и они часто стремились освободиться, уходя из дома с первым, кто им это предложит, или убегая в город в поисках фортуны, которую они нередко находили у дверей дома терпимости. На новом этапе государственного развития уверенность в завтрашнем дне, доверие и независимость, которые гарантирует всем молодым людям наше общество, привели к позитивным трансформациям, элементом которых является пересмотр отношения к раннему замужеству.

Вместе с доверием и большей автономией, которые действительно получили подростки, во много раз увеличились возможности контактов сверстников разного пола, что существенно влияет на изменение прежних норм добрачного поведения и придает новое звучание проблеме предотвращения ранних браков. Строгость добрачных норм варьировала в разных расово-социальных слоях населения, достигая максимума среди белого населения городов. Еще совсем недавно, в пору юности нынешних родителей, даже будучи помолвленными, т.е. объявив себя официально женихом и невестой, влюбленные не имели права видеться наедине ни на улице, ни в доме невесты, которую жених мог навещать только в положенные дни и часы.

Разумеется, и раньше девушка находила способ уйти от контроля, нарушая систему atada a la casa („привязанная к дому”). Одним из приемов, к которым прибегали молодые, было не обнародовать свою любовь и встречаться втихомолку. Полулегальной формой свидания стало общение через решетку открытого окна, у которого кубинские девушки имели обыкновение сидеть в часы вечерней прохлады, когда им не возбронялось завести беседу со знакомыми прохожими, так как это не нарушало правил приличия.

Хотя многое изменилось с тех пор, надзор за незамужними девушками нельзя считать совсем исчезнувшим. Степень родительского контроля за дочерьми зависит от социальной принадлежности семьи, возраста девушки, места проживания. В целом нормы и ценности, связанные с добрачным поведением и ухаживанием, у кубинцев считаются более консервативными, чем, например, у североамериканцев.

В семье владельца финки в Монте-Оскуро, провинция Ольгин (на которой живут еще четверо его братьев), двое детей: 22-летний сын со средним образованием, который расстался с женой и помогает отцу обрабатывать землю, и 17-летняя дочь, окончившая школу и выучившаяся на машинистку, пока без работы; уже год, как она замужем („соединена”), но муж в армии. После того как он вернется и начнет работать, хотят расписаться и устроить свадьбу. Мужу 20 лет, он из провинции Тунас, и, когда приезжал к ним в село по делам воинской службы, они познакомились, а спустя несколько месяцев стали женихом и невестой. Еще через несколько месяцев с согласия родителей они поженились, т.е. нормально покинули дом, чтобы провести медовый месяц в отеле Пуэрто-Падре в провинции Тунас, после чего вернулись жить в дом свекра. Приведенный пример показателен для современных сельских нравов.

В городах наблюдается большая свобода. Еще сильнее укорачивается продолжительность noviazgo (жениховства), поскольку оно теряет прежний смысл, когда служило средством интеграции молодой пары и их родительских семей, кооперирования их усилий для строительства нового дома. Многие родители в Гаване жаловались нам, что девушки легко меняют женихов, а парни — невест. И хотя воздержание от брачной интимности частью населения все еще считается нормой для девушек, увеличивается число пар, вступающих в добрачные сексуальные отношения. Рождается шутливая поговорка: Чтобы получить девственную невесту, нужно было просить у родителей ее руки пять-шесть лет назад. Изменения в этой сфере приводят к некоторым негативным социальным явлениям, доказательством чему служит рост числа беременных девочек-подростков. По сведениям Центра изучения молодежи, из-за абортов, браков, консенсуальных союзов, разводов среди очень молодых девушек увеличивается число старшеклассниц, покидающих школу. В связи с этим усилилась деятельность пропагандистских органов по воспитанию подростков, чтобы они находили правильное применение широкой свободе, которой пользуются в настоящее время. В центральных и местных газетах появились специальные рубрики, большим тиражом издаются книги об этике брачно-половых и семейных отношений, выпускаются учебные фильмы просветительского и нравоучительного содержания. В 1984 г. в Гаване создана Национальная группа сексуального воспитания. На решение практических задач, связанных с нормализацией добрачного поведения подростков и укреплением кубинской семьи, нацелены и специальные исследования социологического центра при АН Кубы.

Комментарии и вопросы
Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован.


*


*

code