История картографирования Гренландии


Попытки познать форму и размеры Гренландии начались еще свыше тысячи лет тому назад, с момента ее открытия. Однако эта задача оказалась настолько трудной, что только в 1907 г. удалось создать карту последних неисследованных окраин страны — самой северной части восточного побережья.

Историки разделяют картографические работы в Гренландии на три периода: древнейший период — с 982 до 1576 г., период нового открытия — с 1576 до 1721 г., период колонизации — с 1721 до 1927 г.; к этому мы можем еще прибавить Период планомерного инструментального картографирования — с 1927 г.

История картографирования Гренландии

Древнейшая из известных нам карт Гренландии относится к 1424 г. Она создана датским картографом Клавдиусом Клавусом (Клаус Клауссен Сварт — Claus Clausson Swart).

Сам он не видел Гренландии и основывался исключительно на лоциях и описаниях моряков. В результате была создана карта, по существу означавшая разрыв с общепринятым средневековым представлением о вселенной. На этой карте земля изображалась в виде круглого диска с Иерусалимом в центре. Клавус нанес Гренландию на карту к западу от Норвегии, вместо того чтобы расположить ее к северу от этой страны, как это требовалось по старым представлениям. Несмотря на это, еще долго господствовало неясное представление относительно действительного положения Гренландии.

Карты, относящиеся ко второму периоду, были составлены на основании не только лоций, но также на основании измерений, поскольку основные контуры береговых линий могли быть установлены с судна, курс которого известен путем пеленгования хорошо видимых точек на суше. К этому добавлялись также измерения широт. Успехи искусства судовождения ясно выразились в большей точности нанесения контуров и более правильном расположении страны на картах. Самые старые, более или менее подробные карты, охватывающие части западного побережья, появились после экспедиции, снаряженной Христианом IV в 1605 г., и были сделаны английским мореплавателем Джеймсом Холлом. Постепенно улучшались также и обзорные карты. Наглядным примером служат карты Иоханнеса Янсона от 1656 г. и Ван-Койлена от 1709 г. Постепенно контуры страны на картах становились все более правильными. Однако на многих картах XVII столетия еще указан так называемый пролив Фробишера, разрезающий Гренландию поперек в виде длинного и узкого пролива, который в действительности является заливом в южной части Земли Баффина.

Лишь с прибытием Ханса Эгеде в Гренландию в 1721 г., после начала колонизации страны, исследования становятся более интенсивными. Для картографических работ особое значение имеет период с начала XIX столетия. До этого времени карты, несмотря на непрерывное улучшение, все же оставались неудовлетворительными; теперь датские морские офицеры и ученые занялись более подробным картографированием как внешнего побережья, так и фьордов. В отношении западного побережья заслуживают особого упоминания работы В. А. Гро, который определил координаты ряда важных пунктов между Эгедесминне и Упернавиком и на этой основе начертил карту, изданную в 1825 г. королевским архивом морских карт. В середине столетия X. Ринк улучшил и дополнил карту Гро. Под руководством Комиссии геологических и географических исследований Гренландии сеть пунктов, координаты которых были определены, по¬степенно расширялась и охватила все побережье — от мыса Фарвель до залива Мелвилла.

В прошлом путешествие вдоль берегов Гренландии требовало огромной затраты сил. Транспортными средствами служили туземные лодки и собачьи упряжки; питание Надо было добывать охотой и рыболовством, измерительные инструменты были примитивны и немногочисленны, а подготовка людей, в особенности для картографических работ, была часто весьма недостаточной. Все же на протяжении ряда лет на карту наносился один участок побережья за другим, причем прежде всего картографированию подвергалось более доступное западное побережье и южная часть восточного побережья, а вслед за ними северо-западное и северное побережья.

Эти многочисленные экспедиции состояли в основном из датчан. Среди иностранных картографов необходимо особенно отметить американца Роберта Э. Пири, который первый нанес па карту трудно доступное северное побережье. Нанесением на карту северного Побережья Лауге Кох в 1921—1923 гг. завершил картографирование контуров острова датскими экспедициями. Честь наилучшей топографической работы принадлежит И. П. Коху, который руководил картографическими съёмками экспедиции на пароходе «Дания». Этой экспедицией составлена наиболее ценная карта Гренландии. Наброски карт, представляющие собой схемы внутренней части фьорда Индепенденс, сделанные Хёг-Хагеном, стоили жизни Мюлиусу-Эриксену, Иоргену Бренлунну и самому Хёг-Хагену.

Однако все эти карты, с точки зрения современных требований, являются примитивными эскизами, которые в отношении многих участков дают только общие контуры берегов; вполне естественно, что они с течением времени перестали удовлетворять постоянно растущим требованиям. Новых карт требовали прежде всего моряки. Когда в двадцатых годах настоящего столетия прошел слух, что окружающие Гренландию, воды относятся к водам с богатейшими в мире запасами рыбы, в этот район устремились большие рыболовные иностранные флотилии, и Дания, естественно, должна была отстаивать свои территориальные границы и наблюдать за строгим соблюдением принципа сохранения Гренландии в качестве закрытой страны. Отсюда возникла острая необходимость в создании точной морской карты с достоверными контурами береговой линии страны и трехмильной полосы территориальных вод. Такую карту невозможно было создать на основе имевшихся материалов, так как планомерное измерение морских пространств могло быть достигнуто лишь на основе точного топографического измерения суши.

В составе Комиссии геологических и географических исследований Гренландии в 1926 г. был создан небольшой подкомитет для новых картографических работ и геологических исследований. Целью подкомитета являлось создание точной топографической карты всего гренландского побережья, от окружающих его шхер до нунатаков на материковом леднике.

Осуществление задачи было поручено топографическому отделу генерального штаба под руководством Н. П. Йохансена и датскому Комитету градусных измерений, директором которого являлся Н. Э. Нёрлунд. Поставленная перед ними задача должна была на первых порах разрешаться в сотрудничестве с Гренландским управлением, которое в числе прочих услуг обязано было предоставить плавучие средства. Вслед за геодезистами должны были начать работу геологи, а так как для геологических изысканий особо важны базальтовые районы северо-западной Гренландии, то было решено начать картографическую работу с района Диско.

4 июня 1927 г. на моторном судне «Диско» отправились в путь две небольшие геодезические экспедиции. Первая из них, снаряженная топографическим отделом генерального штаба, состояла из офицеров и младших командиров под командованием Ф. О. Иёргенсена и имела своей задачей начать триангуляционные работы на острове Диско. Вторая — от Комитета градусных измерений — состояла из одного офицера, кандидата наук и одного квалифицированного рабочего и должна была направиться к фьорду Готхоб для производства геодезических и астрономических определений с особого пункта, избранного и предварительно замеренного уже в 1922 г. П. Ф. Енсеном. Эта экспедиция работала под руководством К. К. А. Габель-Иёргенсена.

Это было первым скромным начинанием современного картографирования Гренландии.

Большой и решительный шаг для продолжения работы был сделан в следующем году, когда обе упомянутые организации (топографический отдел генерального штаба и Комитет градусных измерений) были объединены в Геодезический институт при военном министерстве, и во главе его стал Н. Э. Нёрлунд, под руководством которого с тех пор продолжалась картографическая работа в Гренландии.

Создание триангуляционной сети в Гренландии

В последующие годы на западное побережье Гренландии направляется ряд экспедиций, задачей которых является создание триангуляционной сети. Эта работа с 1928 по 1931 г. проходила под руководством К. А. Габель-Иёргенсена, а затем под руководством У. Е. Шантелу.

Создание триангуляционной сети первого класса началось в 1928 г. Исходным пунктом был взят район Годхавна, откуда система точек распространилась до залива Диско. Далее она шла к северу через полуостров Нугсуак вдоль края материкового ледника через фьорды Уманак и Свартенхук и оттуда через район Упернавик через залив Мелвилла до самой северной точки на острове Хольмса. В 1931 г. тригонометрическая сеть была продолжена от залива Диско к югу до фьорда Нёрое-Стрёмфьорд, который является административной границей между Северной и Южной Гренландией.

В эти годы для картографических партий были приобретены первые моторные суда. Все суда, число которых в настоящее время равно 6, снабжены приемными и передаточными радиостанциями, а наиболее крупные из них, помимо того, и эхолотами.

В течение 1932—1939 гг. система топографических точек была расширена и триангуляционная сеть первого класса была продолжена к югу до пункта Фредериксдаль, в районе мыса Фарвель. Работа была тогда поручена Второму геодезическому отделению Института, и полевыми работами руководил сам начальник отделения.

Теперь, с учетом накопленного опыта, работа получила значительно больший размах, количественный состав экспедиций увеличился, добавилось число судов.

Главная тригонометрическая сеть состоит всего из 78 геодезических сигналов первого класса и простирается с севера на юг на расстояние около 1 800 км. В среднем стороны треугольников имеют длину около 50 км.

Однако триангуляция первого класса сама по себе еще не является достаточной основой для составления карты, так как расстояния между отдельными геодезическими знаками слишком велики. Необходимо иметь значительно большее количество точек, и поэтому от знаков первого класса был замерен ряд дополнительных геодезических пунктов (так называемая триангуляция третьего класса) и наиболее выдающиеся фикспункты (горные вершины, мысы и т. д.).

Значительное количество точек было измерено, кроме того, при помощи особого «базисного метода», при котором с тригонометрического знака и близко расположенного вспомогательного знака засекается ряд хорошо различимых точек в пределах расстояния около 5 километров. Это имеет особое значение в тех случаях, когда для создания карт применяется аэрофотосъемка, так как топографы берут с собой в поле фотоснимки и на месте могут избрать и засечь те пункты участка, которые имеются также на фотографиях. Все эти дополнительные точки, число которых составляет несколько тысяч, являются, таким образом, как бы дополнительными знаками к тригонометрической сети первого класса, гарантирующими от сколько-нибудь значительных ошибок при картографировании.

Таким образом, на протяжении ряда лет осуществлялась крупная и весьма ответственная научная и практическая работа. Многочисленные расчетные группы Геодезического института на протяжении всех этих лет производили сложные, расчеты для превращения результатов многочисленных полевых наблюдений в необходимые для картографии координаты. Эта работа еще не закончена; многие угловые и базисные измерения, астрономические определения и измерения силы тяжести еще должны быть продолжены. Однако основа для топографических карт значительных участков побережья уже создана.

Первая картографическая группа была отправлена для работы в полевых условиях в 1931 г. в составе 8 человек под руководством О. К. Иёргенсена. Работа началась в районе Якобсхавна и в последующие годы распространилась как к северу, так и к югу от него, в результате чего к 1937 г. было измерено расстояние от южной части района Эгедесминне до 73° с. ш. (несколько севернее Упернавика).

Избранная картографическая проекция представляет собой конформную коническую проекцию, охватывающую всего 8 конусов, каждый по 3° широты, от 60° с. ш. (мыс Фарвель) до 84° с. ш., где широты 60°, 63°, 66°, 69°, 72°, 75°, 78°, 81° и 84° образуют линию раздела между восьмью конусными секторами, которые каждый своей средней линией (61,5°, 63,5° и т. д.) касаются гипотетической земной поверхности, линии максимальных расстояний которых от земли проходят по стыку конусных секторов. Меридианы изображены в виде прямых линий, которые пересекаются где-то в одной точке на продолжении оси земного шара.

Масштаб изданных листов карты равен 1:250 000. Каждый лист карты охватывает территорию около 12 тыс. кв. км, протяженностью с севера на юг на один полный градус широты около 111 км, а с востока на запад свыше 100 км; лист несколько уже в верхнем конце по сравнению с нижним. Карты отпечатаны в следующих красках: черная, синяя, голубая, зеленая и коричневая.

С 1947 г. начаты специальные измерения для составления подробной карты (в масштабе 1:2 000) наиболее важных населенных пунктов западного побережья.

Фотографическая съемка, само собой разумеется, применялась с самого начала планомерного картографирования Гренландии; метод ее применения был старым и испытанным. Однако совершенно новые возможности открылись тогда, когда оказалось возможным фотографировать территорию с воздуха.

Аэрофотосъемка Гренландии

Аэрофотосъемка впервые была применена в Восточной Гренландии в 1932 г. во время экспедиции Кнуда Расмуссена и Лауге Коха, с тех пор Геодезический институт заснял большие участки и накопил значительные материалы, которые будут обработаны в ближайшие годы.

Аэрофотосъемочные работы проводились вначале под руководством А. Б. Мадсена, а после его смерти в Гренландии в 1947 г. руководство перешло к И. Хельку.

Работа аэрофотосъемочной экспедиции весьма разнообразна. В первое время аэрофотосъемка проводилась с гидропланов, а в последние годы стали использовать в качестве баз для самолетов имеющиеся в Гренландии аэродромы. Для обслуживания самолетов предназначена значительная группа техников и их помощников.

Современные фотокамеры вмонтированы в фюзеляж самолета; они прогреваются электричеством и могут быть установлены для автоматических съемок с таким расчетом, что между разными снимками и между парными фотографиями соблюдаются нужные интервалы.

На базах пленку принимают фототехники, которые делают пробные проявления, регистрируют снимки и т. д. Так как современная авиация требует организации широкой сети метеорологических станций, то в связи с размахом аэрофотосъемочных работ расширяется и деятельность последних. Какой значительный персонал приходится занимать в связи с аэрофотосъемкой, видно из того, что только в. 1948 г. одна лишь летная секция состояла из 32 человек и 5 самолетов (одна «летающая крепость» и четыре самолета типа «Каталина»), которые в течение лета налетали около 12 тыс. км., сделав 14 тыс. отдельных снимков.

Самолеты используются также и для перевозки участников геодезических экспедиций.

Картографические работы в Восточной Гренландии должны быть отмечены особо. По природным условиям Восточная Гренландия настолько отличается от западного побережья, что картографические работы должны были носить здесь совершенно особый характер и осуществляться иным способом.

Восточное побережье Гренландии из-за наличия сплоченных паковых льдов весьма своеобразно. Постоянно перемещающиеся ледяные поля блокируют в течение большей части года значительную часть побережья и делают возможным судоходство только в летние месяцы, не ранее июля. Ледяной поток, кроме того, вызывает охлаждение, вследствие чего таяние материкового льда значительно запаздывает по сравнению с западным побережьем, отчего и край ледника находится здесь значительно ближе к побережью, а во многих местах выходит к самому морю. Это в особенности относится к юго-восточному побережью, где свободные ото льда пространства встречаются лишь вблизи Ангмагсалика.

Восточное побережье разделено большим комплексом фьордов залива Скорсби на юго-восточную и северо-восточную Гренландию.

Сурово и негостеприимно побережье юго-восточной Гренландии, протянувшееся на 1 500 км от мыса Фарвель до залива Скорсби. Крутые скалы поднимаются вертикально из моря; вдоль побережья нет защищающих его шхер, и расстояние между удобными бухтами очень велико. И в довершение всего — пользующийся дурной славой «большой лед». Однако иногда в начале июля между берегом и «большим льдом» может образоваться своеобразный «проливчик» — узкое пространство свободной ото льда воды, достаточное для того, чтобы продвигаться по нему на небольших судах. Это обстоятельство использовалось экспедициями как прежде, так и теперь. Полоса сториса отделяет эту полынью от берега, образуя как бы естественный волнорез, за которым можно чувствовать себя совершенно спокойно.

Это обстоятельство использовали первые исследователи: Гро, Хольм, Гарде и Амдруп. Лишь при следующем поколении, после них, юго-восточная Гренландия стала снова объектом научного исследования, осуществленного Кнудом Расмуссеном в 1931 г. В течение ряда лет Кнуд Расмуссен внимательно следил за ледовой обстановкой у восточного побережья и установил путем наблюдений, что количество льдов из года в год становится значительно меньше. Используя обстановку, он осуществил свою давнишнюю мечту об исследовании юго-восточной Гренландии, предприняв во время шестой Тулеской экспедиции в августе — сентябре 1931 г. поход на моторной лодке от Юлианехоба до Ангмагсалика и обратно. Этот первый поход на моторной лодке вдоль юго-восточного побережья был лишь разведкой, предшествовавшей обширным научным исследованиям последующих двух лет, которые получили наименование седьмой Тулеской экспедиции.

Экспедиция ставила целью тщательно исследовать страну, причем основной ее задачей являлись картографические работы. Руководство этими работами было поручено Геодезическим институтом К. А. Габель-Иёргенсену, который, кроме того, был заместителем начальника экспедиции. Экспедиция отправилась в июне 1932 г. в Юлианехоб и Ивигтут, откуда были предприняты маршруты как на лодках, так и на морском судне к восточному побережью.

В 1932 г. картографическая группа состояла, помимо руководителя, из трех морских офицеров, радиотелеграфиста, двух рулевых и одного механика, а также 10 гренландцев. Три небольшие моторные лодки обслуживали экспедицию, и, кроме того, что было новостью, датский военно-морской флот предоставил в распоряжение экспедиции один гидроплан, командиром которого был капитан-лейтенант Э. Расмуссен; помимо этого, в картографическую группу вошли два армейских фотографа и один фото-техник из Геодезического института. На геодезические группы возлагалась задача установить необходимую триангуляционную сеть вдоль побережья от фьорда Линденов по Умивика, летчикам же поручалось сфотографировать тот же самый участок побережья в соответствии с планом, разработанным Геодезическим институтом.

Конечно, по сравнению с измерениями на западном побережье предпринятые здесь работы были примитивными, но они соответствовали главной цели — созданию основы для карт масштаба 1:250 000. Эта задача была выполнена, несмотря на большие трудности. В общей сложности четыре топографические группы произвели измерения 129 геодезических точек и определили с них около 100 естественных знаков и не менее чем 3 600 точек на побережье.

Группу аэрофотосъемки возглавлял Э. Расмуссен, а самолет базировался на экспедиционное судно. Высота полетов во время фотосъемок равнялась 4 тыс. м, расстояние между парными снимками было равно 2,5 км, а расстояние между разными снимками — 7,5 км. Снимки производились с углом наклона в 8°. К сожалению, не все снимки оказались одинаково хорошего качества; в первое время пришлось преодолевать ряд трудностей. Всего было сделано около 450 пар снимков, а общая протяженность полетов равнялась 19 тыс. км.

В 1933 г. рабочий район охватывал участок к северу от Умивика до Кангердлугсуака. План проведения экспедиции в основном заключался в том, чтобы собрать весь состав экспедиции у Ангмагсалика, расположенного в середине района, и оттуда начать в летнее время ряд маршрутов вдоль побережья. Группы геодезистов проплыли вначале на судах Гренландского управления до западного побережья, с тем чтобы пересесть там в моторные лодки, на них обогнуть мыс Фарвель и дойти до места встречи.

В том же году необходимо было замерить такое количество точек, которое могло бы служить основой для ведения аэрофотосъемок в течение всего лета. После совместной работы в районе Ангмагсалика одна группа направилась к югу, другая — к северу, и им удалось осуществить работу по намеченному плану и создать связь между системой геодезических точек в районе Умивик и сетью точек, проложенных экспедицией Эйнара Миккельсена вблизи Кангердлугсуака.

В общей сложности двумя группами было замерено 106 тригонометрических знаков, 135 естественных знаков, 1 115 фотопунктов и 1 622 прибрежные точки (нивелирная съемка от уреза воды) — все это в течение лишь немногим более двух летних месяцев. Тринадцать листов карты, основанной на осуществленных измерениях, уже издано.

Участок от залива Скорсби до мыса Северо-Восточный является одним из наиболее пустынных районов побережья Гренландии и, по существу, всего мира. Причиной этого является отдаленность, сильные морозы и полоса сплошных льдов. Следует особо подчеркнуть значение предпринятой Лауге Кохом трехлетней экспедиции на Землю Христиана, оснащенной вполне современным снаряжением, имевшей задачу исследовать этот заброшенный уголок мира.

В связи с весьма затруднительными условиями плавания пришлось организовать зимовку, с тем чтобы рабочие группы могли использовать прочный весенний и осенний снеговой покров для обследования горной местности у края ледника. Короткая навигация, ограниченная июлем и августом, была использована экспедиционными судами для доставки снабжения и замены научных работников.

16 июня 1931 г. два судна экспедиции — «Готхоб» и «Густав Хольм» — вышли из Копенгагена и после продолжительного и трудного плавания проникли через ледовые поля в район экспедиции. На берегу были организованы две базы и три дополнительные станции с домами для зимовки, складами продовольствия и т. д., после чего можно было приступить к работе. Экспедиция составила обширную программу работ на участке от залива Скорсби до Земли Германии (77° с. ш.). Одной из задач являлось составление карты района с использованием аэрофотосъемки.

В 1931 г. топографическая группа в составе трех работников Геодезического института под руководством Т. Йохансена отправилась в путь. Эта группа зимовала в Гренландии и принимала участие в картографических съемках в течение четырех лет. В 1932 г. выехало еще 7 человек и в 1933 г. еще 10 геодезистов и топографов под руководством Л. Брауна.

Методы картографических съемок были те же, которые применялись при работах на юго-восточном побережье.

Полеты для фотографирования выполнялись двумя самолетами типа «Хейнкель», предоставленными в распоряжение экспедиции морской авиацией. Летчики, механики, фотографы и фототехники, назначенные военно-морским флотом, армией и Геодезическим институтом, составляли в 1932 г. команду из 14, а в 1933 г. из 11 человек, причем и в том, и в другом году они работали под руководством летчика Н. В. Петерсена. Экспедиционные суда служили базами для самолетов, которые стартовали и садились на воде.

За все время аэрофотосъемок за два летних периода в течение 416 летных часов был заснят участок побережья примерно на 600 км в длину и 700 км в ширину.

Трехлетняя экспедиция продолжалась три зимы и четыре летних периода, так что последняя картографическая группа вернулась из Восточной Гренландии лишь в конце лета 1934 г., после чего Геодезический институт приступил к обработке многочисленных измерений, а также к составлению эскизов на основе аэрофотоснимков. В результате было создано 15 листов карт, которые к настоящему времени все изданы.

Начиная с 1927 г. съемка Гренландии идет полным ходом. Мировая война полностью остановила работу, однако время с 1940 по 1945 г. все же не было потеряно.

В Гренландии возникла потребность в картах нового типа, более подробных, чем те, которые изготовлялись в масштабе 1:250 000, и Геодезический институт без замедления учел эти требования. Это означало необходимость еще раз произвести съемку прежних районов как с земли, так и с воздуха. Была начата аэрофотосъемка западного побережья, и одновременно геодезисты на земле приступили к созданию дополнительных геодезических знаков, которые должны были служить основой для всех многочисленных новых воздушных снимков. Новые карты находятся в процессе подготовки, и еще не решено, какой масштаб они будут иметь.