Начало научных исследований Гренландии


Таким образом, в XVIII в. западное побережье вновь было открыто и его исследование шло полным ходом, а восточное побережье было открыто, о его исследование не было начато. В XIX столетии исследования расширились. В первой половине столетия исследования проходили в основном еще под знаком поисков северо-западного морского прохода и древнего поселения Естербюгден, хотя всем было ясно, что поиски этого поселения не могут иметь практического значения. В это время начались научные полярные исследования: первый шаг в этом направлении был сделан Англией. Англия стала после разгрома Наполеона более могучей, чем когда бы то ни было раньше, в то время как Дания была ослаблена отделением от нее Норвегии и государственным банкротством. Англия была владычицей морей и намеревалась насладиться триумфом открытия Северо-западного морского прохода. Поэтому в 1818 г. Джон Росс направился к северу через пролив Смита. Его суда в связи с тяжелыми ледовыми условиями не дошли даже до того пункта, которого в свое время достиг Баффин, и все же он сделал важное открытие. Баффин не установил, что страна населена. Джон Росс нашел у мыса Йорк небольшое неизвестное до того племя — полярных эскимосов.

Начало научных исследований Гренландии

В последующие годы англичане прокладывали курс между арктическими островами к западу от Гренландии, и поэтому их походы не имели значения для этой страны. Лишь с середины столетия эти морские путешествия косвенно способствовали исследованию Гренландии. В это время погибла экспедиция знаменитого исследователя Арктики — Франклина, имевшая целью открытие Северо-западного морского прохода. Никто не знал, где и когда имела место катастрофа, и поэтому спасательные экспедиции посылались одна за другой в районы, расположенные к северу от американского материка. Но все было напрасно. Тогда неутомимые поиски были продолжены в местах, где по существу было очень мало надежд на успех, и таким образом воды к северо-западу от Гренландии вновь стали посещаться исследователями. Начало положил Инглфилд. В 1852 г. он проник дальше, чем это удалось сделать Баффину и Россу. В последующие годы американцы Кейн (1853 г.), Хейс (1860—1861 гг.) и Холл (1870—1873 гг.) проникли еще дальше, достигнув Северного Ледовитого океана. Таким образом, могла быть составлена карта всего западного и северо-западного побережья от мыса Фарвель до конца пролива Робсона.

Восточное же побережье, кроме его самой южной части, к началу столетия было практически совершенно не изучено. Здесь исследование также начали англичане. В 1822 г. Скорсби удалось форсировать лед и в основных чертах исследовать значительный участок побережья между 69 и 75° с. ш. Вдохновленная этим Англия в следующем году послала Клаверинга и Сабине, которые проникли еще севернее, чем их предшественники. Клаверинг встретил нескольких эскимосов. Это был первый и последний случай обнаружения людей в этой местности. После этой экспедиции исследования северной части восточного побережья надолго прекратились. Южная же часть явилась целью похода датского лейтенанта Гро в 1828—1831 гг. Гро, используя опыт Ханса Эгеде и Валле, проводил свои экспедиции на туземных многоместных весельных лодках. Несмотря на голод и ледовые препятствия, он пробился до пункта несколько севернее 65°30′, где лед заставил его повернуть обратно. Гро является единственным датчанином, который в этот период предпринял более или менее значительную экспедицию.

На западном побережье исследования непрерывно продолжались. Работы Отто Фабрициуса имели место в конце XVIII столетия, и его вклад в науку как зоолога и лингвиста является выдающимся, а как этнограф он приближается к духу современности. Немецкий геолог и горный инженер Гизеке работал в другой области. В 1806—1813 гг., когда англичане во время войны почти полностью отрезали Гренландию от метрополии, он объездил все западное побережье от мыса Фарвель вплоть до Упернавика на севере и положил основание нашим знаниям о минералогии страны. Новый путь для систематического исследования Гренландии проложен, однако, геологом и этнографом X. Ринком, чьи путешествия по Северной Гренландии в 1848—1851 гг. и последующее изучение материкового ледника стали решающими для изучения некоторых вопросов палеогеографии Европы в ледниковый период. Позже он заложил основы научного исследования эскимосов.

Новые времена настали в конце XIX столетия, и новое состояло в том, что началось систематическое исследование Гренландии при главенствующем положении Дании; исследование стало вестись не только на западном и восточном побережьях, но и на совершенно неизвестном до этого времени северном побережье, а также в громадной внутренней ледяной пустыне.

Комиссия для ведения геологических и географических исследований в Гренландии

Поворотным пунктом для датских полярных исследований явился 1878 г. В этом году правительство назначило Комиссию для ведения геологических и географических исследований в Гренландии, которая действовала до тех пор, пока в 1931 г. она не была заменена значительно большей Комиссией для ведения научных исследований в Гренландии. До 1921 г., который в известных отношениях означал начало нового периода исследований, комиссия организовала свыше 50 экспедиций в Западную Гренландию. Кроме того, Дания приняла участие в так называемом Международном полярном году (1882/83 г.), организовав метеорологические исследования у Готхоба, и в 1906 г. основала постоянную биологическую станцию на острове Диско. В 1902/03 г. «Литературная экспедиция», состоявшая из Л. Мюлиуса-Эриксена, Кнуда Расмуссена и Харальда Мольтке, произвела фольклорные исследования в Западной Гренландии, но наибольшее значение придается этой экспедиции в связи с предпринятым ею впервые пересечением на санях залива Мелвилла и последующей зимовкой на острове Саундерс, что дало толчок к возобновлению сношений между полярными эскимосами и жителями Западной Гренландии.

На восточном побережье оживленная деятельность началась еще за несколько лет до создания упомянутой Комиссии. Так, в 1869—1870 гг. немецкая санно-вьючная экспедиция под руководством Кольдевея посетила местности, расположенные немного севернее районов, нанесенных на карту Клаверингом. Однако вскоре Дания здесь заняла руководящее положение. В 1883 — 1884 гг. была предпринята экспедиция на туземных многоместных весельных лодках во главе с морскими офицерами Хольмом и Гарде, избравшая исходным пунктом западное побережье. Основным результатом экспедиции явилось, однако, не то обстоятельство, что она проникла севернее, чем Гро, но то, что ей удалось более основательно узнать страну, а также то, что Хольм проник к совершенно неизвестному до тех пор племени эскимосов у Ангмагсалика и дал классическое описание их жизни и культуры. Помимо этого, было также установлено, что на восточном побережье нет развалин Естербюгдена, за исключением местности у мыса Фарвель. В 1891—1892 гг. Рюдер нанес на карту комплекс фьордов залива Скорсби вплоть до его мелких извилин. Во время экспедиции, предпринятой на средства фонда Карлсберга в 1898—1900 гг., Амдруп предпринял тщательно подготовленную и превосходно проведенную экспедицию на лодках вдоль чрезвычайно опасного участка между заливом Скорсби и Ангмагсаликом, в то время как другой отряд экспедиции работал на побережье к северу от залива Скорсби. За год до этого шведской экспедицией во главе с Натхорстом здесь был открыт большой фьорд, названный фьордом Короля Оскара. В 1905 г. эти северные места посетил также герцог Филипп Орлеанский. Однако значительная часть северо-востока страны все еще оставалась белым пятном на карте. Как известно, лишь экспедиция на пароходе «Дания» во главе с Мюлиусом-Эриксеном дала возможность полностью зарисовать контуры берегов Гренландии. В 1906—1908 гг. эта экспедиция, используя пароход в качестве базы, предприняла ряд смелых санных походов вплоть до северного побережья, которые, к сожалению, привели к гибели Мюлиуса-Эриксена и двух его товарищей. При чрезвычайно драматических обстоятельствах Эйнару Миккельсену, участнику экспедиции на пароходе «Алабама» в 1909—1912 гг., удалось найти часть записей Мюлиуса-Эриксена.

Исследования северного побережья Гренландии

На северном побережье, так же как и на восточном, Дания лишь спустя некоторое время заняла руководящее положение. Англичанин Бомонт был первый, которому удалось во время экспедиции Нерса в 1875—1876 гг. нанести на карту участок побережья, обращенного к Северному Ледовитому океану. В 1883 г. американец Локвуд на собачьих упряжках проник еще севернее. В 1891—1892 гг. Роберт Э. Пири, открывший Северный полюс, начал свои походы по Северной Гренландии; проникнув на собачьих упряжках через материковый ледник к северо-восточному побережью, он открыл громадный полуостров, который носит его имя. Подобный поход он предпринял также в 1895 г. В 1900 г. он избрал путь вдоль собственно северною побережья, оставив позади себя точку, достигнутую американцем Локвудом, и дошел таким образом до северной оконечности Гренландии. Затем наступила очередь Дании. По инициативе Кнуда Расмуссена в 1909 г. была основана миссионерская станция поблизости от мыса Йорк, а в следующем году в этом же месте была основана торговая фактория Туле, которая одновременно должна была служить базой для научных исследований. С этих пор руководство исследованиями в этом районе перешло в руки датчан. Кнуд Расмуссен и Петер Фройхен предприняли смелый, блестяще осуществленный поход на санях — первую Тулескую экспедицию — пересекли материковый лед и установили, что Земля Пири является частью Гренландии, а не островом, как полагал Пири. К этому выводу, впрочем, пришел уже Мюлиус-Эриксен, однако он не смог представить решающих доказательств своего предположения. Во время следующего крупного похода Кнуда Расмуссена — второй Тулеской экспедицией в 1915—1918 гг., предпринятой им совместно с Лауге Кохоми шведским ботаником Торильдом Вульфом, — были исследованы большие фьорды на северном побережье, внутренняя часть которых до тех пор была совершенно не исследована. Возвращение происходило с большими трудностями через материковый лед; к сожалению, смерть Вульфа и одного из гренландцев омрачили радость крупных достижений.

Говоря об исследовании берегов Гренландии до начала нашего столетия, мы почти не касались истории открытия материкового ледника. Уже в XVIII столетии было предпринято несколько не особенно удачных попыток раскрыть тайну ледникового покрова. В 1878 г. Н. А. Д. Енсен произвел смелую рекогносцировку; однако первое действительно серьезное проникновение было осуществлено не кем иным, как покорителем Северо-восточного морского прохода Н. А. Э. Норденшельдом, который в 1883 г. проник на санях вглубь острова на 117 км и от достигнутой точки выслал вперед еще на значительное расстояние двух лапландцев на лыжах. Первым, кто пересек остров от одного побережья до другого, был, однако, Фритьоф Нансен. Он правильно понял, насколько важно избрать концом путешествия именно западное побережье, и в 1888 г. на лыжах прошел от южной части восточного побережья до Готхоба. Он окончательно установил, что внутренняя часть Гренландии является сплошной ледяной пустыней. Выше уже упоминались походы Пири и Кнуда Расмуссена через материковый ледник. В связи с поисками записей погибшего Мюлиуса-Эриксена по материковому леднику прошел также Эйнар Миккельсен. Кроме того, большое значение имел переход швейцарской экспедиции в 1912 г. под руководством А. Кервена, который прошел от залива Диско до Ангмагсалика. Наиболее важной в этот период является все же датская экспедиция под руководством И. П. Коха. Вместе со своим товарищем по экспедиции на пароходе «Дания» немецким гляциологом А. Вегенером он высадился на северо-восточном побережье в 1912 г., перезимовал в том же году у края ледникового покрова, где произвел ряд важных наблюдений, и на следующее лето предпринял продолжительный переход через Гренландию в самом широком месте, по направлению к Упернавику.