Новое открытие Гренландии


Английские и ганзейские моряки в те времена развивали оживленную деятельность в северо-атлантических водах, в частности они вели хотя и незаконную, но обширную торговлю с Исландией. Учитывая все это, не приходится удивляться тому, что суда неоднократно забрасывались штормом к восточному побережью Гренландии; это обстоятельство послужило причиной того, что гамбургская каравелла под командованием некоего Герта Местемакера в 1542 г. была послана для того, чтобы найти эту землю, и, по-видимому, достигла восточного побережья Гренландии, не встретив там, однако, людей. Не исключена возможность, что именно в этом походе было найдено тело мертвого скандинава.

Этот поход не привел, однако, ни к каким практическим результатам. Век великих географических открытий близился к концу.

Новое открытие Гренландии

Англичане и голландцы находились на пути к тому, чтобы вырвать из рук испанцев и португальцев господство на море. «Кратчайший путь к сокровищницам Индии» стал повсюду лозунгом. Когда выяснилось, что Колумб в 1492 г. достиг не азиатского побережья, а открыл новую часть света, тo стали делаться попытки обойти этот материк. Вопрос о северо-западном морском проходе, то есть о пути в Азию к северу от Америки, являлся поэтому актуальным, и когда суда стремились пробиться дальше на запад, то они, естественно, направлялись в пролив Дэвиса, то есть как раз в те места, где высадка на гренландский берег возможна без большого риска.

Открытие во время английской экспедиции

В борьбе за открытие северо-западного морского пути Англия являлась ведущей страной, и эта борьба вместе с тем почти случайно привела к новому открытию Гренландии. Мартин Фробишер — таково имя молодого морского офицера, которому в 1576 г. удалось стать во главе частной экспедиции, во время которой он первый увидел Гренландию. По всей вероятности, он полагал, что это Фрисландия — фантастическая страна, которая каким-то образом появилась на картах средневековья и повторяла контуры Исландии. В путешествии, предпринятом два года спустя, ему удалось высадиться на берег и выяснить, что эта земля в действительности является овеянной легендами Гренландией. Это подтвердилось впоследствии, когда его соотечественник Джон Дэвис в следующем десятилетии предпринял не менее чем три похода в этот район и прошел вдоль западного побережья Гренландии до места, носящего в настоящее время название Упернавик.

Экспедиции Дании

Поэтому Дания не должна была терять время, если она хотела сохранить право на свою старую скандинавскую колонию. Решающий шаг был предпринят королем Христианом IV. В 1605 г. он снарядил экспедицию, состоящую из трех небольших судов. Два из них были доверены англичанам — Джону Каннингхэму и Джону Найту, третье судно — датскому дворянину Гудше Линденову. Главным руководителем всего предприятия, однако, был англичанин по имени Джеймс Холл, который, по-видимому, участвовал во втором походе Дэвиса. Когда суда в течение 11 дней безрезультатно пытались пробиться через плавучие льды у южной оконечности западного побережья, судно, которым командовал Линденов, отделилось от остальных двух и вошло в Фискефьорд, откуда оно после короткого пребывания вернулось в Копенгаген. Для датчан, конечно, основным являлось то, что Гренландия наконец была вновь открыта. Слухи о вновь открытой стране быстро распространились по Европе. Из Брюсселя сам папский нунций направил в Рим посланца для сообщения об этом событии. Холл, которому приходилось видеть страну не в первый раз, занялся весьма тщательной по тому времени картографической работой совершив от места своей стоянки, находившейся к югу от Холстейнсборга, поездку на шлюпке до острова Саркардлит, расположенного в южной части залива Диско.

Уже следующим летом Христиан IV снарядил новую экспедицию, состоявшую уже из пяти судов, во главе которой стояли Линденов в качестве руководителя эскадры и Холл в качестве навигатора (штурмана). Суда направились к тому же месту, так как имелось предположение, что в одном из фьордов найдена серебряная жила; к сожалению, привезенная оттуда руда оказалась совершенно не имеющей ценности. Третий поход, на этот раз на английские средства, Холл предпринял в 1612 г., там он был убит туземцами.

Англичане, однако, не оставляли своих попыток отыскать северо-западный морской проход. В 1616 г. Уильям Баффин проник со своим судном вплоть до пролива Смита. Таким образом, направление береговой линии западного побережья в общем было уже известно. Вследствие наличия дрейфующих льдов восточное побережье оставалось почти неисследованным. Так как на западном побережье не было найдено потомков скандинавов, то Карстен Ричардсон с датской экспедицией в 1607 г. попытался проникнуть в южную часть, однако с тем же отрицательным результатом. В том же году английский мореплаватель Генри Гудсон случайно увидел среднюю часть восточного побережья, когда искал северный путь в Индию, а десять лет спустя голландский моряк Ерис Каролус достиг восточного побережья около нынешнего Ангмагсалика. Таким образом, уже в начале XVII столетия знали довольно много об очертаниях Гренландии, однако эти познания были не шире открытий древних скандинавов.

После этого следует долгий период затишья. Английские, голландские и датские китобои бороздят море между Шпицбергеном и Гренландией и время от времени приближаются к ее побережью. В порядке поисков за китами китобои в начале следующего века посещают пролив Дэвиса для промысла и меновой торговли с гренландцами. Из Дании снаряжается несколько торговых экспедиций (например, поездки Данелла в 1652—1664 гг. и Отто Аксельсена несколько лет спустя). Однако исследование страны по-прежнему не производилось. Лишь в начале XVIII в. картина меняется. За новым открытием следует новое освоение, и хотя это не ведет непосредственно к новым исследованиям, тем не менее имеет большое значение, создавая возможность использования самой страны в качестве исходной базы для проникновения в труднодоступные местности.

Начало освоения Гренландии

Третьего июля 1721 г. Ханс Эгеде (норвежский пастор из Бергена.— Ред.) вместе с женой и детьми высадился на острове Хобетсе (остров Надежды), поблизости от нынешнего пункта Готхоб. Начало освоению страны было заложено, и вскоре европейцы прочно обосновались там. Теперь предоставлялась возможность взяться за разрешение двух задач: с одной стороны, углубить познания о Западной Гренландии, а с другой — разыскать место древнего поселения — Естербюгден. Не сомневались, что последнее должно находиться на противоположной стороне, на труднодоступном восточном побережье. Ханс Эгеде во время своих продолжительных и трудных поездок на лодке собрал многочисленные материалы о природе и людях западного побережья. Правда, он так и не достиг восточного побережья, однако нашел правильный путь, так как исходным пунктом он избрал западное побережье и пользовался местным способом сообщения — туземной многоместной весельной лодкой.

Вновь открыл восточное побережье Педер Ольсен Валле, который до этого в течение 10 лет жил в Гренландии и научился пользоваться эскимосскими средствами сообщения. Его лодка покинула Готхоб в 1751 г. и летом следующего года достигла на восточном побережье пункта, находящегося примерно под 61° с. ш., где дрейфующие льды заставили его прекратить путешествие. Через 10 лет китобоец Волькард Боон зашел в залив Скорсби, расположенный значительно севернее, а в 1786—1787 гг. морские офицеры Лёвенёрн, Эгеде и Роте попытались пробиться через плавучие льды с моря, однако сами были блокированы льдами.