Гаитийцы


Гаити — моноэтничная страна, однородная и в расовом отношении: белых там практически нет. Негры и мулаты социально распределяются по характерной для Карибского региона схеме: чернокожие — в основном крестьяне и пролетариат, мулаты — буржуазия, интеллигенция, элита общества. Несмотря на политические перемены, Гаити во многом остается прежней — беднейшей в Западном полушарии аграрной и малограмотной страной, основную массу населения которой (80%) составляют крестьяне, сохраняющие традиции своих предков. Поэтому в Гаити, возможно, легче, чем в других странах, выявляется комплекс влияющих на семью социальных, экономических, экологических и духовных факторов. Речь в данной статье пойдет в основном о семье крестьян, поскольку она лучше изучена, меньше — о городской семье, почти в стороне останется семья элиты. Можно, однако, сказать, что многое в семейном строе характерно для всего гаитийского общества.

Расширенная семья на Гаити

Важное место среди семейных форм занимает расширенная семья, которую гаитийцы понимают как большую группу людей, необязательно живущих вместе, но связанных кровным и ритуальным родством, юридическими и обычноправовыми родственными отношениями,предполагающими целую систему взаимных прав и обязанностей. В Гаити это важнейший, всеобъемлющий и активно функционирующий институт, в рамках которого проходит вся жизнь человека: семья помогает эффективнее использовать ограниченные материальные ресурсы, облегчает горизонтальные и вертикальные передвижения людей, поддерживает традиционный образ жизни, обеспечивает психологический комфорт своих членов.

Гаитийцы и их семьи

Одним из скрепляющих факторов для расширенной семьи является совместное владение так называемой фамильной землей, равные права наследования которой имеют все признанные дети обоих родителей. В Гаити, где средний размер земельного участка 1,4 га, причем часто это суммарная площадь разбросанных клочков земли, разумеется, не все наследники реализуют свое право. Однако значительно важнее экономического использования земли ее символическое значение: владение землей в Карибах чрезвычайно престижно и связывается даже с понятием свободной личности — так преломляется здесь память о рабстве предков. Повторим, однако, что владение фамильной землей — это внешний показатель принадлежности к семье, дополненный прочными родственными чувствами, семейной солидарностью и гордостью, которые проявляются в знании генеалогии (один из членов семьи, специально изучавшейся гаитийским социологом М. Лагером, смог назвать 167 родственников пяти поколений), в желании найти общих с новыми знакомыми родственников, в таких, например, внушениях, которые может услышать ребенок: „Сын дочери маминой тетушки той же крови, что и ты”, в готовности выполнить свои родственные обязанности. Последние заключаются в оказании помощи в сельскохозяйственных работах, строительстве домов, в одалживании друг другу инвентаря и домашних животных в сельской местности, при организации праздников, религиозных церемоний, похорон и обрядов в честь предков, в воспитании детей, уходе за стариками и больными — всюду.

Для семейного строя гаитийцев характерно большое значение ритуального родства, возникающего при крещении. Крестные отцы и матери считаются членами расширенной семьи и нередко в равной мере с кровными родственниками делят семейные права и обязанности. Человек может получить несколько видов крещения (необязательно все) и соответствующее число крестных родителей: сначала домашнее крещение, затем христианское, традиционно обязательное для всех. В этом случае крестные, как правило, экономически равны родителям либо несколько богаче их и обязанности крестных аналогичны родительским: помимо воспитания, они могут платить за обучение ребенка, помогать взрослому крестнику оплатить расходы на свадьбу, а то и на дорогу в Нью-Йорк — самое популярное место эмиграции. Во время бракосочетания молодые люди тоже получают крестных, которые считаются покровителями их брака. Ребенок проходит и водуистское крещение, получая божество-покровителя — loi-mai-tete и крестных, обязанных следить за альянсом человека и божества. Наконец, если человек захочет войти в ряды водуистских священников, он совершает духовный брак с божеством, по случаю чего также получает крестных.

Родственники регулярно общаются, навещая друг друга не реже раза в месяц, если живут далеко друг от друга. Если же они живут по соседству, на одной улице, тогда непременным правилом становятся ежедневные визиты.

Компактное поселение расширенной семьи

В сельской местности члены расширенной семьи, живущие поблизости, составляют компактное единое поселение, называемое по-креольски laku (от франц. lacour — „двор”). Традиционно такая единица состоит из родителей, живущих в одном доме со своими неженатыми детьми, и женатых сыновей с семьями, занимающими расположенные рядом отдельные дома. В отдельных же домах могут жить другие родственники. (Возможно, такое поселение существовало еще во времена рабства: в одном из самых ранних источников, „Истории французских Антил” миссионера-доминиканца Дютертра, мы находим указание на то, что рабы — кровные родственники поселялись рядом и группировали свои дома по кругу. В более поздних источниках о таком характере поселения сведений нет, но, по-видимому, именно этот элемент социальной жизни негров—рабов лег в основу семейных дворов).

В 1948 г. Р. Бастьен нашел лаку, которое можно назвать классическим: состояло оно из десяти домов-хаусхолдов, в которых жили 27 родственников трех поколений. Отец и четверо его сыновей обрабатывали 3/4 семейной земли, остальное было поделено между сестрой, двумя племянниками, сводным братом отца и сожительницей одного из сыновей и ее ребенком. В работах 50—60-х годов ряд авторов называли лаку уходящей в прошлое формой расширенной семьи, однако в 1984 г. в одном из изданий ЮНЕСКО появились сведения о том, что в лаку живут 85% гаитийцев. Скорее всего, это преувеличение, однако можно предположить, что лаку еще не изжил себя и существует в каких-то своих модификациях (этот вопрос требует специального изучения).

Во всяком случае, социологическое изучение в начале 60-х годов поселка Фюрси, расположенного в 30 км к югу от столицы, показало, что все 390 его обитателей (крестьян, производящих продукцию для своего потребления и для продажи на рынках в Порт-о-Пренсе) жили в 49 семейных дворах, или лаку.

В Гаити под одной крышей, как правило, живет одна нуклеарная семья. Взрослые сыновья, намеренные обзавестись семьей, строят отдельные дома недалеко от родительского и получают от отца надел (землю при любой возможности стараются прикупать). И хотя, конечно, из-за скудости ресурсов не всегда удается построить свое жилье и молодой семье приходится иногда временно жить у родственников, все-таки собственный дом остается целью молодого человека и настоящей материальной базой семьи. Любопытен обычай при женитьбе и отселении в свой дом брать в качестве фамилии имя отца, деда или прадеда. В упоминавшемся уже поселке Фюрси социологи встретили, например, Филистина Пьера, сына Пьера Дюплана; Жозефа Этьена сына Этьена, внука Пьера — Поля Пьера Риваля.

Родственные связи на Гаити

Сильным еще остается авторитет главы лаку, отца либо старейшего мужчины в вопросах распоряжения землей и регулирования религиозной практики семьи. Что касается последней, то она является чрезвычайно важным объединяющим началом для членов семьи. Религиозная жизнь гаитийцев сосредоточена именно в родственных группах: они поклоняются общим предкам, самые выдающиеся из которых становятся божествами — покровителями семьи; религиозные церемонии устраиваются семейной группой (участвовать в них могут и соседи), причем полагается, чтобы кульминация водуистского обряда — одержимость настигла именно члена семьи-устроительницы, а не постороннего; пищевые табу также подлежат семейному наследованию.

Родственные связи еще более укрепляются, когда на территории лаку находится семейное кладбище, что нередко встречается в Гаити. Известный французский этнограф А. Метро указывал, что, даже когда крестьяне вынуждены продавать свою землю, они делают это при условии разрешения им посещать могилы предков, а то и хоронить здесь родственников. При рождении ребенка его плацента закапывается под порогом дома или под плодовым деревом, растущим во дворе, что, как и захоронение на семейной земле, символизирует поддерживаемую живущими непрерывающуюся связь поколений.

Само собой разумеется, лаку — дом и двор — это место повседневной хозяйственной деятельности крестьянских женщин и отчасти мужчин. Именно в контексте лаку очевидным становится разделение труда: женщина больше работает по дому, мужчина — в производительной сфере вне лаку; но мужчина может помогать женщине в уходе за животными, за огородом, а женщина вместе с мужем работать в поле, которое часто находится далеко от дома. Такое определенное, но гибкое распределение обязанностей сохраняется в любых ситуациях, при любом составе лаку.

Формы брака на Гаити

Теперь обратимся к формам брака и отметим, что в Гаити существует характерная для Карибского региона дихотомия официального и неофициального браков, причем преобладают в стране консенсуальные союзы. Если учесть немногие имеющиеся в нашем распоряжении статистические сведения, то можно заключить, что в Гаити законных браков примерно в 3 раза меньше, чем консенсуальных союзов, причем часть последних полигинны (ценз 1950 г. показал, например, что каждые 100 человек, находящихся в неоформленных браках, состоят в среднем из 52 женщин и 48 мужчин).

Больше всего юридически оформленных, законных браков наблюдаются в среде крестьян, имеющих собственную землю и выращивающих на ней продукцию главным образом для своего потребления и лишь в небольшой степени участвующих в наемном труде. Такая ситуация характерна для юга страны — традиционно наименее развитой части (в смысле товарного производства сельскохозяйственной продукции). Надо сказать, что в Гаити в отличие от большинства стран Латинской Америки крестьяне являются собственниками земли: по мнению ряда авторов, практически все крестьяне — 56—100% — владеют хотя бы частью обрабатываемой ими земли. 100%, по-видимому, как раз и относятся к южному региону, хотя и здесь, как по всей стране, есть арендаторство и издольщина, но практикуются они в небольших масштабах: крестьянин может стать арендатором тогда, когда, например, дает своей собственной земле отдых на 2-5 лет.

Население на юге страны социально сравнительно однородно. Кроме преобладания индивидуального хозяйства и незначительного социального расслоения, для этого региона характерна небольшая эмиграция; закономерный отъезд части людей в поисках земли или на заработки не нарушает демографических пропорций населения. Все эти особенности социальной ситуации и объясняют высокую долю стабильных зарегистрированных и консенсуальных союзов.

Иное положение сложилось в других частях страны — северной и западной, где, помимо индивидуальных крестьянских хозяйств, существуют и государственные земли, свои и американские плантации кофе, бананов и других культур. Кроме того, в эти районах развивается гаитийская промышленность — обрабатывающая, горнодобывающая, легкая. Следовательно, население здесь социально стратифицировано и состоит из представителей всех слоев гаитийского общества — от беднейших крестьян-арендаторов и люмпен-пролетариата до буржуазной элиты. В северной и западной провинциях высок и уровень миграций населения, как внутренних, связанных с наемным трудом, получением образования и пр., так и зарубежных: десятки тысяч человек уезжают на сезонные работы в Доминиканскую Республику, многие — на постоянное жительство в США, Канаду, Францию (последнее особенно характерно для специалистов, в середине 60-х годов, например 80% их жило за границей). Эмигрируют в основном мужчины, что приводит к ощутимой диспропорции полов: по переписи Гаити 1971 г., в возрастной группе 20—39 лет на 100 мужчин приходилось 125 женщин. Экономическая нестабильность, социальное расслоение, демографические диспропорции определяют и семейную нестабильность, меньшее число юридических браков на севере и западе страны по сравнению с югом.

Наконец, можно выделить города, где семьи еще более непрочны из-за низких доходов основной массы жителей, отсутствия собственного жилья, угрозы безработицы, большого участия женщин в наемном труде (особенно в качестве домашней прислуги). А диспропорция полов в городах вообще разительна: в Порт-о-Прейсе в 1971 г. в возрастных группах старше 15 лет было 647 мужчин на 1000 женщин. При отсутствии в городах морального контроля со стороны общины все это способствует относительно легкому перераспределению мужчин и женщин в их сексуальных и семейных связях.

Официальный брак и его регистрация

Наряду с экономическими и демографическими в распространенности консенсуальных союзов большое значение имеют и причины морального порядка, вернее, одни с другими тесно переплетаются. Официальный брак, привнесенный белыми хозяевами в быт негритянских масс в эпоху рабства, с тех пор считается престижным и непременно ассоциируется с материальной обеспеченностью. Относясь к заключению брака как к одному из серьезных актов в жизни, гаитийцы не мыслят его без широкого празднования, а следовательно, без огромных расходов. Если только одна регистрация брака стоит несколько долларов (церковная церемония — за отдельную плату), а средний годовой доход крестьянина составляет 63,5 долларов, то легко представить себе, во что обходится вступление в официальный брак. Всеобщая бедность, таким образом, отрицательно влияет на распространение регистрации браков.

Живучести консенсуальных союзов способствует и такое важнейшее социальное установление, как юридическое равенство всех детей, законных и незаконных, признанных своими отцами, закрепленное еще первой конституцией независимой Гаити 1805 г.

В вопросе оформления брака имеют значение и другие обстоятельства. До недавнего времени, например, гаитийские мужчины вообще избегали любой регистрации в официальных документах, опасаясь, что их заберут в армию (сейчас нет обязательной воинской службы).

В отношении к моногамии, предписываемой христианской моралью, гаитийцы не являются ее стопроцентными сторонниками. К тому же идея супружеской верности во времена рабства была для них дискредитирована сексуальной эксплуатацией рабынь как хозяевами, так и — при преобладании мужчин среди рабов — самими рабами. Определенную роль играли и играют сохранившиеся африканские традиции многоженства.

В силу всего вышесказанного среди пар, регистрирующих брак, преобладают в целом люди зрелого возраста, проживавшие не один год в фактическом браке, достигшие, возможно, относительного материального благополучия. Законный брак, разумеется, преобладает у элиты, во многом придерживающейся европейских обычаев, но представители и этого социального слоя иногда вступают в распространенный в стране фактический брак, называемый plagage и лежащий в основе большинства нуклеарных семей как в сельской местности, так и в городах Гаити.

Что такое пласаж

Слово „пласаж” происходит от выражения колониальных времен se placer — „завести одновременно семью и хозяйство”. Большинство мужчин достигают 30—35 лет, прежде чем оказываются владельцами средств, необходимых для обзаведения семьей, которую они обычно создают с женщинами на 10—15 лет моложе себя. В том случае, когда союз крепок и конкретные личности пользуются уважением, пласаж почти не теряет в престиже перед юридическим браком. Конечно, женщину-пласэ никогда не назовут madam-li — „супруга”, а только menage-li — „хозяйка”, manze от mademoiselle, sor от soeur — „сестра”, но все-таки это placage honnete — „честный пласаж”, обычно моногамный.

Надо сказать, что термин „пласаж” обозначает несколько типов семейных связей (подобно тому как мулатом называют любого человека смешанного расового происхождения). Различаются семейные формы, если так можно выразиться, степенью психологической, эмоциональной, экономической „вовлеченности” сторон. Так, пласэ может жить в доме мужчины, а может и не жить, оставаясь у своих родных или живя в отдельном доме. Одна или две-три пласэ называются по-разному: живущая в доме — главная, это femme caille; она же или другая, родившая детей, — maman-pitite. Данную классификацию, приведенную в 40-х годах американским этнографом Дж. Симпсоном для севера Гаити, можно дополнить материалами более нового исследования.

Vivavec — это, как пишут авторы, довольно недавнее явление, характерное в основном для городов. У Дж. Симпсона, впрочем, встречается vivavec — связь с женщиной, не ограничивающейся одним мужчиной. Однако это не проституция, поскольку женщина принимает не всех подряд и не за плату.

Что касается полигамии, вернее полигинии, то при прогрессирующем обнищании масс позволить ее себе могут лишь лица нерядового ранга в обществе: „уигаиы” — водуистские священники, „бокоры” — „колдуны”, лекари, старосты округов (chefs de section) и зажиточные крестьяне, которые в состоянии покупать участки земли и поселять на них женщин. Может быть и такая ситуация, когда стареющий небедный крестьянин, чьи сыновья уже обрели самостоятельность, обзаводится молодой сожительницей. Она производит на свет второе поколение детей и вносит „свежую струю” в хозяйственную деятельность, чему femme caille не препятствует.

Юридических прав женщинам пласаж не обеспечивает, моральные же права на экономическую поддержку и имущество мужчины соответствуют „рангу” пласэ. Вообще власть в доме принадлежит мужчине, однако при том, что женщина ведет хозяйство, продает и покупает, значительно больше общается с миром, муж признает ее опытность и не принимает решений без обсуждения с нею. А бывает ситуация явной независимости женщины, когда она, принеся в семью в качестве приданого клочок земли, сама обрабатывает его и берет себе всю прибыль с его продукции. В целом семейная жизнь крестьян при важной экономической и моральной роли женщин напоминает французскому географу П. Моралю „матриархат, скрытый, но эффективный”.

Разводы при оформленном браке случаются редко, что нетрудно понять, учитывая основательность подобного союза. Дети в таком случае социализируются в семье матери. Вообще в Гаити мало распространена истинная матрифокальность, т.е. пребывание женщины во главе неполной нуклеарной семьи, матери-одиночки в основном живут в городах или районах интенсивных миграций населения.

Надо сказать, что в стране существует и проституция, главной причиной которой остается бедность. Даже в сельской местности, не говоря уже о городах, женщина, будучи пласэ, может втайне от малоимущего мужа „подрабатывать”, добавляя средства к тому немногому, что он ей дает. Кроме бедности, и другие социальные факторы способствуют распространению проституции: влияние иностранцев, начиная с американской оккупации, политическая нестабильность и др. В целом отношение гаитийцев к сексу легкое. Сексуальные отношения до брака не возбраняются ни мужчинам, ни женщинам, наличие детей у последних не становится препятствием для замужества.

Старых дев, напротив, не уважают, а умереть девственницей, по мнению гаитийцев, — преступление перед богом, и за него следует наказание: несколько лет после смерти такая женщина в виде злого духа (diabless) бродит по дорогам и лесам, пока господь не простит ее и не возьмет к себе (характерный для верований гаитийцев пример смешения христианства и водуизма).

В браке муж получает исключительные права на жену или пласэ, продолжая сам пользоваться сексуальной свободой и считая сексуальные удовольствия величайшими в мире. Только смерть, считают гаитийские мужчины, может положить конец этим удовольствиям, и нет большего несчастья, чем импотенция, даже в глубокой старости.

Контрацепция на Гаити

В Гаити почти не знают контрацепции. В основном люди не планируют количество детей, а полагаются на природу и бога. В поселке Фюрси в половине семей было по 7—9 детей, а 20% по 5-6, в остальных — по 1—4, но, может быть, они к моменту обследования еще не успели завести побольше. Дети считаются богатством бедных, но не только их, поскольку и в семьях элиты много детей, хотя и не так много, как раньше, — в среднем.

Дети и их воспитание

Детей гаитийцы очень любят. Во французском журнале „Ethnopsychologie” в 1980 г. была опубликована статья о семье в Гаити, почти целиком посвященная отношению к детям, и вот что пишет автор. До двух-трех лет младенец — кумир семьи: его все ласкают, берут на руки, наряжают, даже пудрят и душат; не отнимают от груди, пока подросший ребенок сам не откажется от грудного вскармливания.

Но дальше дитя перестает быть первым чудом света, а видится уже зверьком, но выражению автора, которого надо дрессировать, и здесь уже идут в ход даже телесные наказания. Ребенку прививают покорность и почтение к старшим, скромность, уравновешенность (за проявление раздражения или агрессии наказывают). Хорошим тоном для ребенка считается отказываться в гостях от еды, но главное — не обращаться ни к кому на креоле, а отвечать по-французски (отражение положения креоля и французского на шкале ценностей гаитийцев).

Любопытно, что родители стараются установить близкие отношения между ребенком и теми из родственников, на кого он похож по характеру, чтобы ребенок подражал этому человеку и следовал его примеру в жизненно важных ситуациях.

Дети долго остаются под опекой родителей и родственников, которые даже при выборе супруга, не говоря уже о профессии, пытаются оказать свое влияние.

Взятие детей родственников на воспитание

Одним из важнейших институтов, воплощающих систему прав и обязанностей семьи, является взятие детей родственников на воспитание. О том, что обычай этот обусловлен не только сегодняшней экономической необходимостью, а составляет стойкую традицию, говорит, на наш взгляд, существование аналогичной практики в Западной Африке: по наблюдению одного из американских социологов, это западноафриканское явление, уходящее корнями в не столь отдаленную эпоху первобытнообщинного строя в африканских обществах.

Роль обычая воспитания детей родственников в укреплении семьи велика: ребенок с детства проникается чувством долга перед воспитателями и с готовностью выполняет впоследствии свои родственные обязанности. Между родителями и воспитателями связи также усиливаются, что особенно важно, если их родство отдаленное.

Конечно, родителями движет не только желание поддержать традицию, но и необходимость помочь ребенку социализироваться, приобрести какие-то профессиональные и социальные навыки. Родственники обязательно берут ребенка в случае смерти его родителей или при распаде семьи.

Детей стараются отправлять в городские семьи (а в городах обмениваются ими), считая, как обычно, что в городе человек цивилизуется и легче пробивается в жизни. Наверное, главным преимуществом жизни ребенка в городе является возможность ходить в школу, что в сельской местности затруднено из-за плохой организации школьного дела, и из-за участия детей в крестьянском труде: подсчитано, например, что в 1972 г. 25% детей до 15 лет было занято в труде в сельской местности. В городах же десятилетием раньше из 92 тыс. детей, посещавших школу, 20 тыс. прибыло из сельской местности, где училось в то время всего 13% детей соответствующего возраста.

Обычными ремеслами, которым мальчики обучаются у родственников, являются плотничество, работа каменщика, рыбная ловля. Девочек учат шить, вести домашнее хозяйство, торговать. Последнее остается традиционным женским занятием в Гаити, и женщины часто берут с собой на базар маленьких дочерей и воспитанниц, рано приобщая их к этому престижному делу. Но мечтают родители все же о том, чтобы их дочь приобрела „солидную” профессию — от владелицы магазинчика до доктора. Самым лучшим считается устроить ребенка к родственникам, перебравшимся в США или Канаду. Иногда несколько семей объединяют средства и совместно отправляют какого-либо подающего надежды маленького родственника в Америку.

Несмотря на традиционность и функциональность института релокации детей, для части их он не несет обычного положительного опыта: некоторые семьи попросту эксплуатируют воспитанников, посылая их на целые дни на улицу торговать (хлебом, кофе, напитками и т.д.), плохо кормят и не ухаживают за ними. Такие дети, подрастая, могут влиться в ряды деклассированных элементов в городах, а если возвращаются в деревню, то, естественно, без интереса и привычки к труду, тем более крестьянскому.

Состояние института семьи

Подводя итоги, можно сказать следующее. Семья в Гаити, по-видимому, не испытывает кризиса в той мере, в какой его испытывает этот институт во многих других странах. В Гаити семьи можно рассматривать с точки зрения их стабильности. Тогда по одну сторону будут прочные зарегистрированные или незарегистрированные браки, а по другую — относительно легко распадающиеся консенсуальные моногамные или полигамные союзы. При этом прочных союзов в стране больше, особенно в регионах с социально однородным стабильным населением. Типичен нуклеарный состав домохозяйства.

Расширенная семья, институт чрезвычайной важности в Гаити, включает в себя как оформленные, так и неоформленные малые семьи; дети женщин данной родственной группы, оказавшихся без мужей, социализируются здесь же. Сохраняется обычай отдавать детей в другие семьи, что считается полезным для воспитания и образования подрастающего поколения.

Отношение гаитийцев к семье и родственникам основывается на таких моральных ценностях общества в целом, как почтение к родителям и старшим, готовность оказывать помощь, любовь к детям, которые, в свою очередь, поддерживаются главным образом в семье.

Комментарии и вопросы
Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован.


*


*

code