Нефть в Индонезии


Из всех островов Индонезии наиболее развитым в экономическом отношении является остров Ява. В 1939 г. на Яве и Мадуре проживало около 48 млн. человек из общей численности населения 70 млн. человек. Плодородные сельские местности Явы представляют собой «нескончаемый ряд деревень, окруженных тщательно возделанными маленькими полями и садиками. Исключение составляют лишь те районы, где имеются плантации». Около 65, а возможно, и больше процентов взрослого яванского населения занято в сельском хозяйстве и около 15 процентов — в промышленности.

Нефть в Индонезии

Ни один другой крупный остров Индонезии не обладает такими благоприятными климатическими и почвенными условиями, как Ява; на втором месте с точки зрения природных условий стоит Суматра. Более высокий уровень развития Суматры по сравнению с другими островами Индонезии, если не считать Яву, является результатом, с одной стороны, ее географического положения у Малаккского пролива — одного из великих торговых путей, — а с другой стороны, наличия здесь полезных ископаемых, в частности нефти и угля. Тем не менее численность населения Суматры, которая по своим размерам более чем в три раза превышает Яву, в 1939 г. составляла всего лишь 8 млн. человек; большая часть ее территории покрыта густыми девственными лесами.

Внутренние горные районы Борнео и Новой Гвинеи еще менее доступны для человека и до настоящего дня покрыты непроходимыми джунглями. Большая часть прибрежных районов этих островов представляет собой мангровые болота. На Борнео проживает лишь немного более 2 млн. человек, а на Новой Гвинее — около 1 млн.

Климат Индонезии экваториальный, с небольшими колебаниями температур и продолжительности дня. Хотя температуры здесь постоянно высоки, они не столь высоки, как можно предполагать, судя по широтному положению этих мест, что объясняется наличием обширных морских пространств, окружающих острова. Но приятную прохладу здесь можно найти лишь на значительных высотах. Все нефтепромыслы расположены в низменностях.

В огромном большинстве районов этого архипелага не наблюдается сухого периода, и термины «сухой» и «влажный» можно применять лишь условно. Восточные и западные муссоны, с которыми связаны эти периоды, дают меньше осадков, чем местные конвекционные воздушные течения. Интенсивная жара, начинающаяся с восхода солнца, приводит к возникновению грозовых бурь, приносящих значительное количество влаги почти во всех местах архипелага даже в период «сухого» муссона. На более крупных островах есть много низменных районов, расположенных в непосредственной близости у горных областей, получающих большое количество осадков, благодаря чему на равнинах может быть налажено орошение.

Развитие нефтяной промышленности Индонезии

Первая попытка осуществить промышленную добычу нефти путем бурения поблизости от выходов нефти у подножья вулкана Тьеримай, к югу от Черибона (Западная Ява), была сделана в 1871 г. неким предприимчивым Яном Рееринком. Однако через пять лет ему пришлось отказаться от дальнейших попыток, не добившись успеха.

В 1880 г. табачный плантатор Зилкер обнаружил выходы нефти недалеко от своей плантации к северо-западу от Медана (Северная Суматра), и с согласия правительства он в 1883 г. получил от султана Лангката I концессию Телага-Саид. В 1885 г. дала первую нефть скважина Тоэнггал № 1 с глубины до 120 метров.

Появление в Индонезии первой продуктивной скважины привело к образованию Королевской голландской компании для эксплуатации нефтяных скважин в Голландской Индии (позднее переименованной в «Роял Датч компани» — родоначальника мирового концерна «Роял Датч-Шелл»). Созданная в 1890 г. компания «Роял Датч» приобрела права на концессию Зилкера, и в первый же год из скважины Тоэнггал № 1 было добыто 1200 тонн нефти.

Поиски нефти стали вести и другие предприниматели, и через 15 лет после того как на Северной Суматре была встречена первая нефть, она стала добываться в бассейнах Южной Суматры, Восточной Явы, восточного и северо-восточного Борнео. Были открыты все крупные бассейны, за исключением бассейнов центральной Суматры и южного Борнео, а также Новой Гвинеи, которые впервые дали обнадеживающие результаты накануне второй мировой войны.

В этот ранний период разведкой и добычей нефти в рассматриваемом районе занимались 18 различных компаний. Деятельность большинства из них ограничивалась какой-либо одной площадью. Лишь «Роял Датч» начала завоевывать прочные позиции и в других районах как путем ведения самостоятельных разведок, так и посредством участия в других компаниях. В 1907 г. после трудных переговоров, продолжавшихся в течение нескольких лет, «Роял Датч» слилась с «Шелл транспорт энд трейдинг компани», действовавшей в восточном Борнео, в результате чего возник концерн «Роял Датч-Шелл». Концерн контролировал добычу нефти во всей Индонезии, за исключением Восточной Явы, где вплоть до 1911 г. действовала независимая компания «Дордтше петро­леум маатсхаппей», которая в указанном году также влилась в концерн «Роял Датч-Шелл».

После слияния «Роял Датч» и «Шелл транспорт энд трейдинг ком­пани» в 1907 г. была основана компания «БПМ» — филиал концерна «Роял Датч-Шелл» по разработке нефти в Нидерландской Индии. В 1911 г. «БПМ», единственная компания, до­ бывавшая в то время нефть в Индонезии, имела 19 концессий на Суматре, 18 — на Яве и 7 — на Борнео, общей площадью около 3 200 кв. км, однако большая часть добычи поступала со сравнительно небольшого числа месторождений. Большая часть нефти Северной Суматры, после значительного сокращения добычи на ранее разрабатывавшемся месторождении Телага-Саид, добывалась в районе Перлак (Аче), примерно в 150 км к северо-западу от Панкаланбрандана, а на Южной Суматре основная часть добычи поступала из района Муараэним, находящегося в юго-западной части нефтеносного бассейна. На Яве добыча велась вблизи Чепу и Сурабаи; на восточном Борнео первоначальные месторождения, невдалеке от дельты реки Махакам, давали больше нефти, чем любой другой район. На острове Таракан, у северо-восточной оконечности Борнео, нефть давало лишь одно довольно крупное месторождение. Общая добыча нефти в Индонезии в 1911 г. составила 1700 тыс. тонн, из которых на Северную Суматру приходилось 22%, на Южную Суматру — 20%, на Восточную Яву — 10%, на восточное Борнео — 34% и на Таракан — 14%.

Возникла мощная нефтяная промышленность, способная выдержать конкуренцию на мировых рынках. Этому особенно благоприятствовала дальновидность руководства, а также горное законодательство. Все концессии в этом районе были предоставлены на 75 лет. Территория концессий охватывала все месторождения, в результате чего опасность конкурентного бурения на одном и том же месторождении отпадала и компания-концессионер имела возможность эксплуатировать месторождение с наименьшими затратами. Преимущество того, что отдельные индонезийские нефтяные месторождения целиком эксплуатировались одной компанией, проявилось особенно ярко в последующие годы, когда техника нефтедобычи приобрела прочную научную базу.

Следующей вехой в истории нефтедобычи в этом районе явилось возникновение серьезной конкуренции для «БПМ» со стороны американцев, заинтересовавшихся нефтяной промышленностью архипелага. В 1912 г. была образована и начала разведочные работы «Недерландсе колониале петролеум маатсхаппей», в настоящее время известная под названием «Стандард-Вакуум петролеум маатсхаппей» — филиал «Стандард-Вакуум ойл компани». Добыча нефти на месторождении Чепу в Восточной Яве продолжала оставаться небольшой, однако на Южной Суматре компания добилась большого успеха; в 1918 г. здесь стало давать нефть богатое месторождение района Таланг-Акар — Пендопо, принадлежавшее целиком этому филиалу «Стандард-Вакуум ойл компани». Накануне второй мировой войны это месторождение давало 50% всей нефти, добывавшейся на Южной Суматре. К этому времени оно уже дало около 21 млн. т нефти, а его ежегодная добыча превышала 2 млн. т. На Северной Суматре и на Борнео крупные поисково-разведочные работы осуществлялись «Стандард-Вакуум петролеум маатсхаппей», но промышленная добыча не последовала.

Возникновение конкуренции, естественно, привело к интенсификации разведочных работ. Выше уже говорилось, что в 1911 г. на территории Нидерландской Индии были предоставлены 44 нефтяные концессии общей площадью около 3 200 кв. км. В 1924 г., последнем году, когда концессии предоставлялись еще на старых условиях, на период в 75 лет, в Нидерландской Индии насчитывалось 119 нефтяных концессий с общей площадью около 6 400 кв. км. В этом году из общего объема добычи в 2926 тыс. тонн нефти на Северную Суматру приходилось 6%, Южную Суматру — 17%, Яву — 9%, восточное Борнео — 36% и Таракан — 32%. По сравнению с 1911 г. поражает падение добычи нефти на Северной Суматре и большое увеличение добычи — как абсолютное, так и относительно — из богатых месторождений Таракана. Из общего количества добытой в 1924 г. нефти на американскую компанию приходилось 5%, а на концерн «Роял Датч-Шелл» в лице его филиала «БПМ» — 95%.

Нефтяная отрасль Индонезии после первой мировой войны

После первой мировой войны в правительственных кругах и законодательных органах стали распространяться новые политические и экономические взгляды, что отразилось и на положении в нефтяной промышленности. Стали считать, что положение слишком благоприятно для одной стороны, в результате чего проповедовалась необходимость увеличения доли государства в доходах. Эта тенденция, в частности, дала себя знать при обсуждении вопроса о разработках полезных ископаемых в провинции Джамби, на Южной Суматре. В 1904 г. правительство запретило частные разработки в этом районе, объявив его зарезервированным. В то время было известно, что нефтяной бассейн Южной Суматры простирается и в провинцию Джамби. Когда — во время и непосредственно после первой мировой войны — правительство рассматривало вопрос об эксплуатации района Джамби, в парламенте развернулись ожесточенные прения, и в конце концов было решено образовать новую компанию «Недерландс-Индише аардолие маатсхаппей», сокращенно «НИАМ», участниками которой на равных правах стали правительство Нидерландской Индии и «БПМ». «НИАМ» получила права на эксплуатацию большей части месторождения Джамби, небольшого района на Северной Суматре и небольшого острова Бунью, находящегося недалеко от острова Таракан, у северо-восточного Борнео. Добыча нефти в Джамби, начавшаяся в 1924 г., непрерывно увеличивалась. К 1940 г. здесь было добыто около 8 млн. т, а ежегодная добыча на четырех нефтепромыслах достигла 1 370 тыс. тонн.

Хотя правительство и получало значительные доходы от своего участия в «НИАМ», новых контрактов оно не заключало, если не считать расширения нефтеносного района Джамби в результате включения в него прибрежных равнин и части района Палембанг, права на эксплуатацию которых были предоставлены компании в 1941 г. в дополнение к старой концессии. В 1928 .г. впервые были внесены изменения в условия предоставления концессий на крупные районы. Главные изменение состояли в том, что срок контрактов уменьшался до 40 лет, компания-концессионер должна производить буровые работы в обязательном порядке; в случае отрицательного результата компания имеет право возвращать концессионную территорию по частям; государство в дополнение к отчислениям за концессию получает значительно прогрессирующую долю доходов, которая, как правило, не должка превышать 20% чистой прибыли.

До второй мировой войны территории, находившиеся во владении у разных компаний на основании концессионных договоров, занимали в общем 23 тыс. кв. км, распределявшиеся между «БПМ», «Стандард-Вакуум» и «НППМ». «НПМИ» — филиал концернов «Стандард ойл оф Калифорния» и «Тексас компани» — занялась добычей нефти в 1931 г., начав обширные разведочные работы в прибрежных равнинах центральной Суматры и на Западной Яве, и незадолго до второй мировой войны осуществляла промышленную добычу в центральной Суматре.

Последним крупным событием перед второй мировой войной было образование в 1935 г. компании «ННГПМ». По 40% акций этой компании принадлежат концерну «Роял Датч-Шелл» (через «БПМ») и «Стандард-Вакуум петролеум маатсхаппей». «Недерландсе Ньив Гуинеа петролеум маатсхаппей» производила разведочные работы в западной части Новой Гвинеи на территории 100 тыс. кв. км, и в конце 1948 г. с месторождения Кламоно начала вывозиться первая нефть в количестве 4 тыс. баррелей в сутки. Чтобы поставить Новую Гвинею в ряд крупных производителей нефти, потребуются еще огромные усилия.

На других островах в нефтеносных районах, в соответствии с контрактами, заключенными после 1928 г., были открыты новые крупные месторождения. Из них следует упомянуть разрабатываемое «БПМ» месторождение Рантау на Северной Суматре, новые нефтеносные площади в районе Таланг-Акар — Пендопо, где «Стандард-Вакуум» добилась большого увеличения добычи, а также месторождение Таланг-Джимар, разрабатывающееся «БПМ». Два последних находятся на Южной Суматре. Промышленную добычу «БПМ» получила также в районе Барито, на юго-восточном Борнео.

В 1939 г. на долю «БПМ» приходилось 72% общей добычи нефти в Индонезии, а на долю «Стандард-Вакуум» — 28%. Интересно отметить, что после 1930 г. восточное Борнео уступило первое место Южной Суматре. Добыча нефти на старых месторождениях Борнео сильно упала без соответствующей компенсации ее добычей из каких-либо новых месторождений, в то время как на Южной Суматре разработки таких новых богатых месторождений, как Джамби и Палембанг, значительно перекрыли падение добычи на старых месторождениях.

Кроме крупных бассейнов, рассмотренных выше, небольшое количество нефти было добыто на острове Серам, расположенном в восточной части архипелага. Суммарная добыча здесь составила лишь 1 млн. тонн, то есть меньше 1% всей добычи Индонезии. Однако добываемая в Сераме нефть интересна тем, что она, повидимому, образовалась в триасовых отложениях, а затем мигрировала в залегающие на небольшой глубине плиоценово-плейстоценовые песчаные породы, в которых она и была обнаружена.

Нефтяная промышленность Индонезии в военное время

В начале войны на Тихом океане (1942 г.) нефтяная промышленность Индонезии подпала под контроль японцев, и военные потребности Японии в основном покрывались из этого источника. Однако японцы не смогли восстановить нефтяную промышленность, подвергшуюся во время японского нападения действию тактики «выжженной земли». Поэтому как на нефтепромыслах, так и на нефтеочистительных заводах японцам пришлось применять кустарные способы. С 1942 по 1945 г. японцы добыли примерно 105 млн. баррелей нефти. Среднесуточная добыча нефти в Индонезии, включая Британское Борнео, составляла примерно €5 тыс. баррелей в 1942 г.; 130 тыс. баррелей в 1943 г., 75 тыс. баррелей в 1944 г. и 17 тыс. баррелей в 1945 г. Нефтяной промышленности Индонезии в результате войны был причинен большой ущерб, а политическая неустойчивость после войны, в особенности на Яве и Суматре, явилась причиной того, что в Индонезии еще не достигнут довоенный уровень добычи. Восстановительные работы после войны сосредоточились в основном на Борнео и Южной Суматре.

На нефтяных месторождениях Борнео и Таракана было возобновлено бурение и начаты работы по восстановлению существовавших скважин. Много факторов не благоприятствовало проведению восстановительных работ: недостаток материалов, квалифицированных рабочих и средств транспорта. В июне 1949 г. добыча нефти в этом районе уже составляла примерно половину довоенной. Мощность нефтеперегонных заводов Баликпапана (две установки, собранные из старого оборудования) все еще невелика, однако в настоящее время осуществляется большая программа по строительству нефтеочистительного завода.

На Южной Суматре к .восстановлению нефтепромыслов приступили лишь в 1947 г. и особенно в течение 1948 г., хотя еще в октябре 1946 г. можно было начать работы по восстановлению нефтеочистительных заводов в Пладжу («БПМ») и Сунгейгеронге («Стандард-Вакуум»). Эти заводы также были повреждены, но в настоящее время работают на полную довоенную мощность. Полное восстановление нефтепромыслов представляет большую трудность, все же уже заметен прогресс и добыча непрерывно растет.

Разведочные работы на Новой Гвинее были возобновлены в 1946 г., а в декабре 1948 г., как отмечалось выше, началась промышленная добыча нефти на месторождении Кламоно. В районе Вогелкоп было пробурено несколько разведочных скважин. Возобновились также полевые геологические и геофизические исследования.

Итак, несмотря на неопределенность политической обстановки и ограниченность сферы операций в Индонезии, после войны в деле восстановления нефтяной промышленности был достигнут значительный прогресс. В 1948 г. здесь было добыто 32 млн. баррелей нефти, а среднесуточная добыча в конце года составляла 105 тыс. баррелей по сравнению
с 165 тыс. баррелей до войны. В 1947 г. возобновились геологические и геофизические полевые исследования, а также бурение поисковых скважин. Все же пока еще нет. сведений о каких-либо новых значительных открытиях.