Поэты русской эмиграции

поэты русской эмиграцииЭмигрантская поэзия существовала, кажется, всегда. Из первых поэтов, оставивших родину, нам известны древнегреческий Еврипид, не выдержавший отсутствие признания, и древнеримский Овидий, вынужденный переселиться по причинам, не зависящим от таланта. И вот уже два тысячелетия «ритмично в рифму пишущие» не останавливаются в поисках счастья на чужой стороне. Причин этому тысяча, останавливаться на каждой из них нет смысла. Но есть одна закономерность, характерная для мировой поэзии вообще и для российской в частности — эмиграция поэтов принимает масштабный характер во времена тоталитарных режимов.

До революций 1905 и 1917 г.г. в России не было такого явления, как массовая вынужденная эмиграция. Да, иногда было модно пожить в Париже, полечиться в Италии или побездельничать в Германии, но потоком такие переселения не стали, как и не стала явлением литература русского зарубежья того времени. О каком-либо заметном эмиграционном процессе (точнее — о нескольких таких случаях) можно говорить, начиная с середины 19-го века. В это время из-за своей оппозиционной политической деятельности Россию покинули несколько известных поэтов (например, Николай Огарев, Петр Вяземский). При всем уважении к их таланту, творчество этих людей в изгнании глубокий след в истории не оставило.

Совсем другое дело — начало 20-го века, когда в России происходят глобальные изменения — первая мировая война, революции, установление диктатуры советской власти, гражданская война. Все это спровоцировало огромное количество добровольных и вынужденных переселений; страну покинули около 2-х миллионов человек, большую часть из которых можно назвать цветом русской интеллигенции. Явление это было настолько массовым, что позднее получило название первой волны русской эмиграции. Советская литература понесла тогда невосполнимые потери. Она лишилась талантливейших поэтов: Анны Ахматовой, Владислава Ходасевича, Вячеслава Иванова, Дмитрия Мережковского, Зинаиды Гиппиус, Ивана Бунина, Владислава Ходасевича, Марины Цветаевой, Георгия Адамовича, Георгия Иванова и многих других.

Судьбы поэтов русской эмиграции первой волны сложились по-разному. Вячеслав Иванов спокойно прожил в Италии четверть века до самой смерти. Дмитрий Мережковский и Зинаида Гиппиус организовали в своей парижской квартире центр эмигрантской литературы, вели активную общественную жизнь и практически не изменились как поэты. Иван Бунин продолжил писать прекраснейшие стихи там же — в Париже. Поэты помоложе — Марина Цветаева, Владислав Ходасевич и два Георгия — Адамович и Иванов — заметно выросли в литературном плане.

Не так велик, но все же ярок список русских поэтов второй волны эмиграции, оказавшихся в конце Великой Отечественной войны по разным причинам за пределами Советского Союза и не пожелавших в него вернуться из-за угрозы репрессий. Наиболее яркими среди них можно назвать Ивана Елагина, Дмитрия Кленовского, Владимира Юрасова, Николая Моршена, Валентину Синкевич, Владимира Маркова, осевших в Германии и США. Поэзия русского зарубежья этого периода характеризуется преобладанием политической темы в отличие от поэзии первой эмиграции, основными идеями которой было сохранение русского самосознания и духовных ценностей.

Последняя волна литературной эмиграции — третья — связана с гонениями и запретами, последовавшими за хрущевской «оттепелью», началась в 1970-е годы с выезда Иосифа Бродского и закончилась в 1990-е годы с так называемой перестройкой. Большинство поэтов-эмигрантов переезжали в США (Иосиф Бродский, Наум Коржавин), Францию (Эдуард Лимонов, Наталья Горбаневская), Германию (Игорь Бурихин), Израиль (Елена Аксельрод). Там они в большинстве случаев не нашли понимания среди осевших ранее представителей русской интеллигенции. Основная причина разногласий — отсутствие у новых эмигрантов желания сохранять русскую культуру, склонность их к авангарду и постмодернизму.

В современной России желающие поменять место жительства не перевелись, но явление это никак не массовое, и типичное, скорее, для людей в поисках заработка, а не творчества.