Мексиканцы и их семьи

Особенности мексиканского быта сложились в результате длительного взаимодействия и взаимопроникновения культур населяющих страну народов. Подавляющее большинство населения страны принадлежит к испаноязычной мексиканской нации, которая сложилась на основе индейского, испанского и (в небольшой степени) негритянского компонентов.

Патриархальные формы экономических отношений

Значительная часть коренного населения Мексики проживает в сельской местности, где в ряде случаев до сих пор сохраняются докапиталистические патриархальные формы экономических отношений в противовес мощным городским индустриальным капиталистическим производствам (феномен мексиканской урбанизации обусловил самый высокий не только в Латинской Америке, но и в мире темп прироста численности городского населения — около 4% ежегодно).

Мексиканцы и их семьи

Всю сложность и многогранность этих процессов отражает порождаемый ими социально-экономический и культурно-психологический дуализм. В плане экономики его объективное содержание составляют, с одной стороны, неравномерное развитие капитализма, с другой — развитие, деформированное ввиду изначального присутствия иностранного (прежде всего американского) капитала, который, устремляясь в высокоприбыльные экспортные секторы экономики, привел к выделению как в промышленности, так и в сельском хозяйстве современного и традиционного секторов.

Кроме того, достаточно длительное влияние американского капитала обусловило возникновение новых проблем. Так, если в прошлом культурно-психологический дуализм характеризовался достаточно четко выраженными испанской и индейской традициями, то ныне речь идет о его отражении в виде, с одной стороны, „мексиканского элемента” (как испано-индейского синтеза), с другой — американского модуса. Их тенденции в той или иной пропорции совмещаются в сознании новых поколений, хотя сильные традиционные устои продолжают оказывать значительное воздействие.

Брачно-семейные формы в Мексике

Применительно к теме нашего исследования такой дуализм обусловливает значительную региональную и социальную дифференциацию бытования брачно-семейных форм. Это отражается и на различном поведении молодых пар. Мексиканская склонность к экзальтации в выражении своих чувств придает периоду добрачного ухаживания весьма романтический вид. Сереналы под окном избранницы в исполнении „марьячи” (певцы-музыканты, исполнители национальных песен, от французского слова „марьяж” — брак, свадьба), проводы „холостяка” и „холостячки”, которые устраивают жених и невеста, — характерные атрибуты сватовства средних городских слоев.

В сельской местности, где проживает большая часть индейского населения, до сих пор молодые зачастую бывают просватаны с детства и им сообщают о заключенной сделке только тогда, когда наступает время для бракосочетания (14—16 лет). По сохраняющейся в селах традиции жених перед свадьбой делает подарки родственникам невесты (со стороны ее матери) как выкуп за уступаемую девушку.

Подражая „светским правилам” американских „высших” слоев, состоятельные семьи считают для себя обязательным дать объявление в газете с указанием места и дня свадьбы, часто с публикацией фотографии жениха и невесты. В этих кругах заключению брака, как правило, предшествует помолвка.

Основу семейной структуры мексиканцев составляют юридически оформленные моногамные брачные союзы. Согласно федеральному Гражданскому кодексу, не допускаются браки между двоюродными братьями и сестрами, дядьями и тетками, с одной стороны, племянниками и племянницами — с другой.

Свободный брачный союз

В Мексике наряду с официальным браком достаточно распространен характерный для латиноамериканских стран так называемый свободный, или консенсуальный, брачный союз. Однако но доле неофициальных браков Мексику значительно опережают Доминиканская Республика, Парагвай, Эквадор и Перу. По данным 1985 г., только 14% мексиканок в возрасте от 20 до 49 лет находились в свободном браке, в то время как для названных стран этот показатель составил соответственно 77,6; 59,1; 40,4 и 38,8%. Во всех латиноамериканских государствах, где проводились подобного рода исследования, средний возраст женщин, идущих на свободный брак, на 1 — 1,6 лет ниже, чем возраст женщин, официально регистрирующих свое замужество.

Модификация основ классической моногамии в регионе обусловлена ограниченными экономическими возможностями большинства населения. Отсутствие собственности, для сохранения и наследования которой как раз и создана моногамия, устраняет необходимость юридического установления господства мужчины. Ввиду этого к гражданскому нраву, которое охраняет это господство, прибегают в основном имущие, большая же часть населения из-за бедности правилом в отношении к женщине полагают сожительство независимо от того, признаны или нет официально эти отношения. Такая ситуация находит свое конкретное выражение в растущем распространении консенсуальных браков в средних и низших классах городов. Среди имущих слоев населения, как правило, основная доля браков юридически зарегистрирована (часто с последующим венчанием в церкви). Для сельской местности характерно сочетание церковного (католического) брака с гражданским.

Межэтнические браки в Мексике

На территории страны в силу исторических условий сложились районы, где с давних пор осуществлялись межэтнические контакты. Ныне в связи с интенсивно протекающими процессами миграции и урбанизации происходит усиление этнической мозаичности населения, что, несомненно, способствует развитию межэтнической брачности, традиции которой прослеживаются в Мексике со времен испанской колонизации.

Если в прошлом индейские женщины вступали в межэтнические браки намного чаще, чем индейские мужчины, а у неиндейских народов страны наблюдалась противоположная тенденция (что объясняется широко практиковавшимися браками мужчин-испанцев с местными девушками), то в настоящее время эти различия практически исчезли. Более того, в последние десятилетия налицо тенденция снижения показателей моноэтничной предпочтительности и уменьшения в большинстве вариантов разрыва между фактической частотой межэтнических браков и их теоретической вероятностью, что является свидетельством важного процесса — постепенного снижения этнической предубежденности.

Мексиканец Эрнесто Транхель, аспирант одного из московских вузов, рассказывает, что его родной брат, проживающий с родителями (испанского происхождения), женат на девушке из индейской общины, с которой познакомился во время учения в университете. Этот брак не вызвал отрицательного отношения со стороны родителей и родных. Сам Эрнесто не ставит для себя при выборе жены никаких национальных преград, его единственное условие, чтобы она обязательно имела высшее образование.

Среди этнически смешанных семей широко представлены социально неоднородные семьи. В целом для них характерны: более высокий по сравнению с однонациональными семьями образовательный уровень супругов и большая доля специалистов высшей и средней квалификации, промежуточное положение но среднему размеру семьи — 3,8 человека, высокая доля простых (нуклеарных) семей (на 10—15% превышающая аналогичный показатель среди однонациональных семей).

Определение национальности детей в национально смешанных семьях является внешним выражением этнической ориентации смешанного семейного коллектива. Судя но имеющимся данным, в силу исторически сложившейся предпочтительности в семьях, где один из родителей индеец, дети считаются мексиканцами, а там, где родители из разных индейских народов, детей определяют но национальности отца или матери, в целом поровну.

Этническая ориентация национально смешанных семей достаточно четко проявляется в семейно-бытовой сфере, где отражаются прежде всего общие тенденции развития мексиканской нации. Несмотря на сохраняющееся этническое своеобразие, происходит сужение области национальной специфики в материально-бытовой культуре. Этническое своеобразие перемещается преимущественно в сферу духовной культуры, которая, подчиняясь общей тенденции, испытывает сильную трансформацию, приобретая общемексиканские черты.

В системе внутрисемейных отношений этнически смешанных семей отмечены совместное главенство мужа и жены, коллегиальность в решении основных вопросов семейной жизни в отличие от однонациональных семей, где такие установки практически отсутствуют. Это обстоятельство в значительной мере объясняется тем фактом, что в этнически смешанных семьях 2/3 брачных пар имеют одинаковый уровень образования и более высокую профессиональную активность женщин.

Однако эгалитаризация семейных отношений в национально смешанных семьях практикуется информаторами-мужчинами в пределах, допустимых системой традиционных взглядов. Это выражается в сохраняющемся отношении к домашней работе и воспитанию детей как к чисто женскому занятию, в проведении мужем свободного времени преимущественно в обществе своих друзей и случайных подруг.

В связи с ростом миграции „село — город” бытует такой вид межэтнического культурно-бытового взаимодействия, как межэтническая интеграция, характерная для семей с близкой культурно-бытовой характеристикой супругов. Культурно-бытовое взаимодействие в виде ассимиляции наблюдается в тех семьях, где один из супругов — представитель испаноязычного большинства, а другой — этнодисперсной группы или же оторван от основной территории расселения этноса. Именно в таких семьях отмечаются смена одним из супругов элементов родной культуры на язык или культуру брачного партнера, незнание детьми родного языка первого партнера и культуры его этноса. О размерах указанной ассимиляции свидетельствует тот факт, что двуязычие в Мексике постепенно теряет свое значение.

Интенсивность и уровень брачности

По данным переписи населения 1980 г., уровень брачности в стране падает. Так, если еще в 70-х годах число браков, заключенных мексиканцами в расчете на 1000 человек населения, составляло 7,3—7,8, то в начале 80-х годов — всего 6,4. Очевидно, такое снижение брачности объясняется прежде всего экономическими спадами и кризисами, потрясающими экономику страны с середины 70-х годов и поныне, а также преобладанием в возрастной структуре населения доли молодых возрастов (в 1987 г. около 40% приходилось на лиц моложе 20 лет).

В течение года браки заключаются неравномерно. Наблюдается их сезонная волна, которая зависит как от особенностей традиционного календаря национальных и религиозных праздников, периодов различного рода религиозных ограничений и запретов, поверий и традиций, так и от сезонности сельскохозяйственных работ. Если сравнить долю браков, заключенных но месяцам в общем числе браков года, то обнаружится, что чаще всего они заключаются в мае и декабре-январе.

Интенсивность брачности в разных возрастах значительно варьирует. Так, около 42% мексиканок выходят замуж 15—19 лет, 35% — к 20—24 годам. Мексиканские мужчины обзаводятся семьей чаще всего в возрасте 20-24 лет. Минимальный разрешенный мексиканским законодательством возраст вступления в брак для женщин 14 лет, мужчин — 16. Лица, не достигшие указанного возраста, при наличии серьезных причин вправе получить разрешение на брак у председателя муниципалитета.

Развод в Мексике

Мексиканское законодательство допускает развод но широкому кругу оснований, включающему и взаимное согласие (ст. 267 федерального Гражданского кодекса). Вместе с тем здесь есть ряд особенностей. Так, женщина после развода не вправе вступать в брак, пока не пройдет 300 дней со дня расторжения предшествующего брака.

У мексиканцев сложилось отрицательное отношение к разводу, равно как и к безбрачию. Часто при раздорах между супругами посредническую роль берут на себя сородичи обеих сторон, и только в том случае, если их вмешательство не помогает, брак расторгается.

Обязанность предоставлять алименты является взаимной для супругов. Если они но каким-либо причинам не могут ее выполнять, то она возлагается на иных родственников ребенка по обеим линиям. В отношении несовершеннолетних детей алименты включают пищу, одежду, жилье и медицинскую помощь в случае заболевания, а также расходы, необходимые для получения начального образования, обучения ремеслу. Согласно закону о семейных отношениях от 9 апреля 1917 г., незаконнорожденным детям предоставляются одинаковые права с детьми, рожденными в юридически оформленном браке. Таким образом, отношениям фактического брачного сожительства придаются правовые последствия.

По сравнению с другими латиноамериканскими странами частота разводов в Мексике незначительна. За 1950—1980 гг. число разводов на каждую 1000 брачных пар выросло с 3,2 до 3,4. При этом в общем числе разводов увеличилась доля разводящихся, состоявших в браке менее одного года (за последние 20 лет — с 5,6 до 6,8%). Консенсуальные браки носят гораздо менее прочный характер, чем официально зарегистрированные. По данным обследований на 1985 г., 27% свободных брачных союзов мексиканцев распадаются, не отпраздновав свое пятилетие. В Мексике в течение первых пяти лет после развода повторный брак заключают только 40% женщин, в то время как в Доминиканской Республике за это время повторно выходят замуж 76% разведенных женщин, в Панаме — 70, Венесуэле — 69, а Коста-Рике — 50%.

Возрастная структура населения Мексики

Происшедшее в последние десятилетие существенное снижение уровня смертности при небольшом снижении рождаемости и соответствующем увеличении средней продолжительности жизни мексиканцев серьезно видоизменило возрастную структуру населения страны. Деформация возрастной структуры увеличила число иждивенцев на каждую сотню трудоспособных. Возросшее число молодежи по мере перехода в трудоспособный возраст требует создания дополнительных рабочих мест. Однако темпы прироста трудовых ресурсов по стране превышают темпы прироста занятости. На 1987 г. среди городского населения Мексики безработицей было охвачено 3,9% самодеятельного населения. В результате проблема демографического взрыва, поставившая в свое время перед Мексикой прежде всего вопросы материального обеспечения огромного числа родившихся, переросла в более серьезную — кумулятивную тенденцию к избыточному предложению рабочей силы.

Вместе с тем невысокий уровень квалификации мексиканской рабочей силы (27% экономически активного населения не проходили никакого обучения, 30,3% — обучались 1—3 года, 29,7% — от 4 до 6 лет) наряду с другими факторами обусловливает невысокий заработок. В сложившихся условиях инфляции и безработицы в стране заработка мужчины становится недостаточно для содержания семьи. Ввиду этого в последние годы значительно возросло участие женщин в общественном производстве. Растущая экономическая активность женщин характеризуется увеличением их доли в занятом населении, которая за 1950—1980 гг. выросла с 12,2 до 27,5%.

Если динамика профессионально-иерархической структуры занятости мужчин характеризуется увеличением удельного веса занятых в обрабатывающей промышленности (за 1966—1986 гг. их доля в этом секторе выросла на 13%, в строительстве — на 14, в сельском хозяйстве — на 18%), то, по данным официальной статистики, труд женщин используется в основном в сфере услуг. По состоянию на 1986 г. здесь работало 64,2% экономически активных женщин.

Основные занятия сельских женщин — домашнее хозяйство, забота о детях, изготовление некоторых предметов домашнего обихода, ткачество, мелкая торговля, уход вместе с детьми за домашними животными.

За 1966—1986 гг. участие женщин в сельскохозяйственных работах упало с 18 до 10%, а в несельскохозяйственных поднялось с 9 до 18%. Рост числа работающих среди городских женщин (практически все они — выходцы из средних и низших слоев) обусловлен как большей распространенностью здесь современных социальных установок, так и миграцией сельских жителей в города. Причем если прежде в город в поисках заработка направлялись только мужчины, то в последнее десятилетие наблюдается массовый переезд целыми семьями: мексиканцы, живущие в сельской местности (в основном индейского происхождения), — наиболее обездоленная и угнетаемая часть населения с самым низким уровнем жизни в стране. Несмотря на то что сельские жители заняты в основном земледелием, большинство их вопреки продолжающейся более полувека аграрной реформе своей земли практически не имеет. Сохранившиеся общинные земли расположены в самых низкоурожайных, непригодных для земледелия районах; всего 33% их имеет систему орошения.

Однако в условиях ограниченных абсорбирующих возможностей мексиканской промышленности переселенцы в города заняты в основном в сфере услуг. В поисках работы и лучшей жизни они сооружают себе хижины, нелегально оседая в городах и образуя вокруг них пояса нищеты, характерные для таких крупнейших городов страны, как Мехико, Гвадалахара, Монтеррей, являющихся основными центрами притяжения мигрантов, которые осложняют здесь продовольственные, экологические, жилищные и другие проблемы. По данным официальной статистики, только в Федеральном округе около 2 млн жителей из числа переселенцев полностью или частично безработны, в итоге 66% трудоспособных мигрантов не имеют постоянного дохода, 21% получают заработную плату меньше минимальной но стране.

В немалой степени на отток рабочей силы из традиционного сектора, помимо факторов отчуждения экономического и неэкономического характера (нехватка средств к существованию, бегство от кабальной зависимости в деревне), влияют особенности оплаты труда переселенцев, в частности получившая широкое распространение среди предпринимателей так называемая оплата прожиточного минимума работающего мужчины, живущего отдельно от своей семьи.

Перед выходцами из сельской местности, связавшими судьбу с капиталистическим городом, встают проблемы адаптации к условиям жизни в нем. Как показывает опыт, такая адаптация представляет собой крайне сложный, мучительный процесс. Перенос в город традиционных стереотипов поведения способствует их изоляции от городской жизни, замыканию в собственной среде. Общинные формы организации деревенской жизни служат здесь в качестве отторгающего барьера.

Нужно отметить, что капиталистический город оказывает многостороннее воздействие на мигрантов, вовлекая их так или иначе в новую систему социальных связей, постепенно размывающих традиционные стереотипы поведения. Вместе с тем его возможностей пока явно недостаточно, чтобы обеспечить самым необходимым всю огромную массу маргинальных кварталов. Как отмечают многие исследователи, сегрегация пришельцев в города, очевидно, будет сохраняться на протяжении ряда поколений.

Расширение участия женщин в общественном производстве

Расширение участия женщин в общественном производстве, ставшее общим для современных городских популяций социальным процессом, в Мексике имеет свои особенности, характерные и для других латиноамериканских стран. Так, значительная часть замужних женщин в силу целого ряда причин работает на дому. Как правило, это вспомогательно-оформительские работы кустарных и художественных промыслов, заказы всевозможных мастерских сферы услуг, мелких и средних перерабатывающих предприятий легкой и пищевой промышленности. Причем такого рода деятельность наиболее характерна для женщин, не получивших достаточного образования и профессионального обучения, чтобы работать на производстве. По данным переписи населения 1987 г., 15,4% мексиканцев старше 15 лет до сих нор неграмотны, 2/3 из них женщины.

Несмотря на то что в последние годы тенденция к повышению уровня грамотности в стране очевидна, доля женщин среди студентов высших и средних учебных заведений в Мексике в 3 раза ниже, чем в развитых капиталистических государствах. Невысокая степень квалификации женской рабочей силы в условиях растущей безработицы, а также требований, предъявляемых к рабочей силе на нынешнем этапе научно-технической революции (в современных секторах экономики предпринимателями установлен возрастной предел при приеме на работу — 34 года с обязательным средним образованием), затрудняют достижение женщинами экономической самостоятельности.

Естественно, что в особо тяжелых материальных условиях оказываются распавшиеся, неполные семьи и матери-одиночки, чей бюджет складывается только из заработка женщины. Что касается возможной помощи от отца ребенка, то независимо от того, оформлены юридически алименты на содержание детей или нет, согласно мексиканским обычаям, мужчина, покидая семью, несет материальную ответственность в отношении детей, однако средства на их содержание он, как правило, не отдает матери ребенка, а перечисляет в банк на счет, открытый им на имя дочери или сына. В случае, если бывшая жена не в состоянии прокормить себя, покинувший ее супруг выплачивает ей незначительное содержание. Несмотря на существующее законодательство, по которому жена является наследницей мужа, в реальной жизни в случае его смерти все имущество семьи переходит в собственность детей, включая внебрачных, между которыми оно будет поделено по их первому требованию при условии достижения ими совершеннолетия.

Истоки этого обычая, несомненно, восходят к главному постулату патриархальной системы ценностей — главенству мужа и отца. Особенно сильны его традиции в сельской местности, где и поныне женщина после развода или смерти мужа чаще всего возвращается в семью своих родителей только с лично принадлежащим ей имуществом и в очень редких случаях наследует землю супруга. У некоторых индейских этносов имущество родителей наследуют только сыновья.

Оказавшись в весьма затруднительном материальном положении, мать-одиночка, не имеющая гарантированную высокооплачиваемую работу, достаточно часто видит в проституции единственный источник существования. Нередко такой вид заработка женщины решает финансовые проблемы в семьях, где муж пьяница. Это явление получило значительное распространение прежде всего в городах в среде низших слоев населения.

Таким образом, женщина в мексиканской семье в том случае, если она до замужества не успела получить образование и профессию, практически не обладает экономической свободой, поскольку те средства, которые она может заработать элементарным трудом, составляют лишь небольшую часть семейного бюджета. Ее экономической свободе в немалой степени препятствуют укоренившееся среди мексиканских мужчин мнение, что жена должна всегда быть дома. Большинство их придает этому обстоятельству очень большое значение. Несмотря на отмечающиеся сдвиги во взглядах на распределение различных обязанностей супругов в домашнем хозяйстве, мужчина все же почти никогда не принимает участие в тех работах, которые отнимают основную массу сил и времени у женщин, потому что именно эти обязанности в принципе и составляют круг домашнего очага, для которых по меркам мексиканца предназначена женщина.