Деньги как объект буржуазной апологетики

Буржуазная политическая экономия, ее различные школы и направления предпринимают попытки представить теории денег как идеологически нейтральные системы научных взглядов. Такого рода рассуждения основываются на сформировавшейся уже на ранних этапах становления буржуазного экономического мировоззрения известной концепции о мнимом равенстве и свободе субъектов, участвующих в товарном обмене, гармонии их экономических интересов. Ее научная несостоятельность убедительно доказана К. Марксом и тем не менее, руководствуясь классовыми интересами буржуазии, современная буржуазная политическая экономия не только сохраняет свою приверженность данной теоретически и практически несостоятельной концепции, но и предпринимает усилия для ее активизации. Пытаясь аргументировать тезис об идеологической нейтральности теорий денег, американские буржуазные экономисты Г. Мэсесиш и Хуай-Лиан Цай в опубликованной в 1982 г. в Нью-Йорке книге «Деньги в экономических системах» пишут: «Экономическая наука не может и не должна давать оценок и суждений об экономической системе общества. Ее целью является, с одной стороны, обоснование путей функционирования экономической структуры, с другой — обеспечение правдивой информации об эффективности экономической системы». Соответственно этим взглядам делается вывод: «Денежные теории пронизывают широкое разнообразие экономических систем и различных идеологий. Они независимы от экономической и политической структуры и поэтому идеологически нейтральны».

Деньги и буржуазная апологетика

Говоря о несостоятельности такого рода утверждений, необходимо учитывать, что буржуазная наука о деньгах, как и буржуазная политическая экономия в целом, выполняет две функции — хозяйственно-прагматическую и классово-апологетическую. Взаимосвязь этих функций носит довольно сложный, а иногда и противоречивый характер. Ода реализуется неоднозначно различными направлениями буржуазной экономической мысли. Тем не менее, при анализе политико-экономической специфики буржуазных теорий денег, взаимодействия их структурных элементов, в особенности при теоретическом осмыслении характера современного этапа кризиса буржуазной науки о деньгах, важно учитывать примат ее классово-апологетической функции, подчинение всего содержания познавательного процесса главной цели — идеологической защите экономических и политических интересов господствующих классов. Теории денег — важная составная часть политической экономии, и в этом смысле они подчиняются общим законам ее развития.

Рассматривая закономерности развития буржуазной политической экономии, К. Маркс обращал внимание на то, что она могла оставаться научной лишь до тех пор, пока пролетариат был еще не настолько развит, чтобы конституироваться как класс, пока его борьба против буржуазии не приобрела политического характера и обнаруживалась лишь в единичных проявлениях, наконец, пока производительные силы общества были развиты еще не до такой степени, чтобы можно было выявить материальные предпосылки, а также объективные и субъективные факторы революционного крушения капиталистического строя и построения нового общества. Однако начиная с того момента, когда буржуазия как класс потеряла свою историческую прогрессивность, когда стала очевидной историческая обреченность капиталистического способа производства, научный анализ всей совокупности экономических процессов стал в принципе несовместимым с классовой сущностью буржуазной теоретической мысли.

Кризис буржуазной политической экономии

Кризис буржуазной политической экономии выразился в ее вульгаризации, в замене научных элементов анализа апологетическими теориями, цель которых — искаженное, поверхностное толкование объективных процессов общественного развития. Начиная с того момента, подчеркивал К. Маркс, когда классовая борьба (практическая и теоретическая) приняла все более ярко выраженные и угрожающие для эксплуататорских классов формы, «…пробил смертный час для научной буржуазной политической экономии. Отныне дело шло уже не о том, …полезна она для капитала или вредна, удобна или неудобна, согласуется с полицейскими соображениями или нет. Бескорыстное исследование уступает место сражениям наемных писак, беспристрастные научные изыскания заменяются предвзятой, угодливой апологетикой».

К. Маркс обращал также внимание на усиление по мере обострения антагонистических противоречий капиталистического способа производства вульгаризации политической экономии, усиление ее апологетической направленности. С развитием реальных противоречий в экономической жизни капиталистического общества, подчеркивал он, «…вульгарная политическая экономия… становится все более апологетической…». Речь, следовательно, идет о том, что научно-познавательная и классово-апологетическая функции буржуазной политической экономии взаимно исключают друг друга. Их развитие осуществляется не параллельно, а на основе взаимного отрицания и поглощения. Абсолютизация функции идеологической защиты классовых интересов буржуазии, полностью утратившей свою прогрессивность, объективно исключает возможность научного анализа экономических законов общественного развития, определяющих историческую обреченность господства капитала, неминуемость революционного крушения капиталистической общественной формации.

Положение марксистско-ленинской теории, определяющее объективную обусловленность подчинения содержания познавательного процесса целям идеологической защиты отживающего свой век капиталистического способа производства, имеет принципиальное значение для выяснения границ научности не только буржуазной политической экономии как науки о характере развития капиталистических производственных отношений, но и ее отдельных структурных звеньев, в том числе ее важнейшего составного звена — буржуазной науки о деньгах. Имея своим предметом исследования ту сферу общественных отношений, которая непосредственно связана с реализацией коренных материальных интересов различных классов и социальных групп, наука о деньгах, как и буржуазная политическая экономия в целом, не может оценивать реальные процессы социально-экономического развития иным образом, как с позиций идеологической защиты интересов буржуазии и противодействия формированию классового самосознания ее антипода — пролетариата. В этом проявляются классовый характер антимарксистских теорий денег, их апологетическая и антикоммунистическая направленность, которую всячески пытаются скрыть идеологи капитала.

Функциональное место денег в системе производственных отношений

Рассматривая этот вопрос, необходимо учитывать в первую очередь функциональное место денег в системе капиталистических производственных отношений. Деньги, «или форма стоимости товара, — писал по этому поводу К. Маркс, — есть форма экономической клеточки буржуазного общества». На основе денег реализуется исходное противоречие простого, товарного производства — противоречие между частным и общественным характером труда, производящего стоимость. В силу этого вся совокупность внутренних противоречий товара, а, следовательно, и в целом капиталистического товарного производства, наиболее полно и рельефно проявляет себя прежде всего в сфере денежных отношений. В деньгах, подчеркивал К. Маркс, «во всей своей чистоте выступает наружу основное противоречие, содержащееся в меновой стоимости и в соответствующем ей общественном способе производства». Именно поэтому идеологи буржуазии в целях апологетики буржуазного общества «посредством всяческих фокусов с деньгами» пытаются скрыть неразрешимые антагонизмы капиталистической экономики.

Пристальное внимание буржуазной апологетики к проблемам функционирования денег объясняется также тем, что в условиях капитализма они являются всеобщим орудием эксплуатации трудящихся, средством купли-продажи наемной рабочей силы и безвозмездного присвоения созданной трудом рабочего прибавочной стоимости. Частная собственность неизбежно предполагает функционирование денег, которые являются средством ее экономической реализации. Исходя из этого понятие «деньги» неотделимо от понятия «частная собственность». Частная собственность явилась основой появления денег. Ее наличие определяет общую специфику функционирования денежных отношений в условиях капиталистического способа производства. Деньги, — писал в связи с этим К. Маркс, — это «отчужденная сущность частной собственности». Вследствие этого только на основе выявления противоречий частной собственности можно раскрыть подлинно научную природу денег.

Единство частной собственности и денег

Единство частной собственности и денег

Научное понимание органического единства частной собственности и денег имеет принципиальное значение для исследования политико-экономической основы денег. Оно позволяет выявить связь денег с основным производственным отношением капиталистического способа производства, определяющим способ соединения непосредственных производителей материальных благ со средствами производства, и на этой основе установить место денежных отношений в реализации основного экономического закона капитализма — закона прибавочной стоимости.

Из этого следует, что только на основе выявления противоречий частной собственности и способа ее реализации можно дать подлинно научное обоснование природы денег как политико-экономической категории, их функциональной роли и места в структуре капиталистических производственных отношений. Однако очевидно, что такого рода анализ полностью противоречит классовым интересам буржуазии.

Исследуя специфику взаимозависимости двух слагаемых буржуазных теорий денег — классово-апологетической и хозяйственно-прагматической функций, было бы ошибочно делать упрощенные оценки. Закон примата классово апологетической функции действует не прямолинейно. Он выступает как результат сложного взаимодействия и перекрещивания множества факторов и не может оставаться неизмененным на различных этапах развития буржуазной экономической науки. В то же время важно подчеркнуть, что поскольку хозяйственно-практические рекомендации буржуазных теорий денег преследуют цель ослабить антагонистические противоречия буржуазного общества, они также носят классово-апологетическую направленность. В конечном итоге они не только не способствуют развитию социального прогресса, в том числе развитию производительных сил общества, но тормозят его. В связи с этим очевидно, что расчленение классово-апологетической и хозяйственно-прагматической функций денег в буржуазных теориях носит во многом условный характер. Оно имеет смысл лишь в рамках теоретического анализа и не может абсолютизироваться.