Кембриджский вариант количественной теории денег

«Кембриджский вариант» количественной теории денег отличается от «трансакционного» рядом новых методологических подходов. Уравнение И. Фишера основывается на методологической предпосылке, что деньги по своей природе являются средством обращения. В силу этого величина (скорость обращения денег) определялась как отношение валового национального продукта, выраженного в текущих ценах, к предполагаемой денежной массе.

В противоположность этому в «кембриджском варианте» деньги рассматриваются не только как средство обмена, но и в роли средства накопления сокровищ и средства сбережений. Вследствие этого основные акценты в теории смещаются в сторону выяснения не проблемы предложения денег как это имеет место в концепции И. Фишера, а проблемы спроса на деньги мотивов их накопления в кассах капиталистических фирм и на текущих счетах отдельных лиц. В соответствии с этим, «кембриджский вариант» в буржуазной экономической литературе получил название «теории кассовых остатков» (nominal cash balance theory).

Денежно-кредитная политика банковской системы

Денежно-кредитная политика банковской системы

Из основополагающего положения количественной теории о прямой и непосредственной обусловленности динамики денежной массы и динамики цен следовал весьма упрощенный вывод, затрагивающий содержание денежно-кредитной политики банковской системы и финансовых органов капиталистических государств. Предполагалось, что такая политика должна ориентироваться на то, что рост предложений денег обусловливает соответствующий рост среднего уровня цен.

Как и уравнение И. Фишера, формула А. Пигу была подвергнута в буржуазной литературе острой критике, а сама кембриджская трактовка количественной теории получила название «наивного варианта».

В современной монетаристской литературе обращается внимание на то, что несостоятельность кембриджской модели особенно явно проявилась в период экономического кризиса конца 20-х — начала 30-х годов нынешнего столетия. Об этом пишут, в частности, Т. Мейер, Дж. С. Дьюсенбери и Р. 3. Элибер. Они утверждают, что кризис со всей ясностью обнаружил невозможность объяснения сложившейся экономической ситуации на основе «кембриджского варианта» количественной теории. По словам Р. Т. Селдена, «великая депрессия разнесла количественную теорию вдребезги. Федеральная резервная система не сумела предотвратить экономическую катастрофу… Завершающий удар количественной теории денег нанесла опубликованная в 1936 году «Общая теория» Кейнса — книга, которая дала теоретическое обоснование взглядам, уже получившим широкое хождение среди практиков».

Кризис количественной теории денег

Речь, таким образом, идет о глубоком кризисе количественной теории денег, вызванном усилением противоречий капиталистической экономики в условиях общего кризиса капитализма. Кризис рассматриваемой теории денег был одним из составных звеньев кризиса всей системы буржуазной политической экономии, с особой глубиной проявивший себя уже в первой трети XX в. Это побуждало идеологов капитала искать пути очередной модификации количественной теории, составлявшей одно из существенных звеньев фундамента всей системы буржуазной экономической науки. Такая попытка была предпринята Дж. М. Кейнсом, который первоначально всецело разделял теоретические постулаты «кембриджского варианта» количественной теории. В частности, в «Трактате о денежной реформе» он однозначно утверждал, что «эта теория является основополагающей. Ее соответствие действительности не может вызывать сомнений».

Кейнсианская трактовка проблемы стоимости денег. Попытка переосмыслить основные положения количественной теории денег была предпринята Дж. М. Кейнсом в «Общей теории занятости, процента и денег». Рассматривая данную теорию как элемент теории общего равновесия, он отмечал, что ее основной тезис, провозглашающий пропорциональность цен товаров количеству денег, является неприемлемым для условий нестабильной рыночной экономики. В действительности же, подчеркивал Дж. М. Кейнс, существует «крайняя сложность взаимосвязи между ценами и количеством денег».

Пытаясь установить теоретические истоки практической несостоятельности количественной теории денег, со всей полнотой обнаружившиеся в период «великой депрессии» 1929—1933 гг., Дж. М. Кейнс методологически верно указывал на образовавшийся в неоклассической теории разрыв между теорией стоимости и теорией денег. «Пока экономисты занимаются так называемой теорией стоимости, — писал он, — они обычно учат, что цены определяются условиями спроса и предложения и что, в частности, особую роль играют изменения в предельных издержках производства и эластичности предложения в краткосрочном аспекте. Но когда они потом… переходят к теории денег и цен, мы не слышим более ничего об этих простых и доступных понятиях, а уходят с головой в мир, где цены определяются количеством денег, скоростью обращения денег… При этом не делается никаких или почти никаких попыток связать эти расплывчатые выражения с прежними нашими понятиями эластичности предложения и спроса».

Исследование роли денежного фактора в экономике

В основу исследования роли денежного фактора в экономике Дж. М. Кейнс ставит, как А. Пигу и А. Маршалл, проблему не предложения денег, а проблему формирования эффективного денежного спроса. «Основополагающий вопрос теории денег, — пишут современные представители посткейнсианства, комментируя рассматриваемое положение Дж. М. Кейнса, — формулируется следующим образом: «Почему люди хранят деньги, которые не приносят дохода, а не ценные бумаги, по которым начисляются проценты, или не товары, которые могут быть использованы в процессе производства?».

Поскольку проблема денежного спроса внутренне содержит в себе проблему стоимости денег, закономерно, что выдвижение в качестве центральной проблемы анализа эффективного спроса уже само по себе предполагало логическую необходимость первоочередного выяснения закономерностей формирования стоимости денег.

Однако Дж. М. Кейнс оказался не в состоянии найти подлинно научное решение этого вопроса. Оставаясь в трактовке стоимости товаров на позициях субъективистской теории предельной полезности, он предпринял попытку решить этот вопрос на основе принципов маржинализма, подменив понятие «стоимость денег» понятием «предпочтение ликвидности». Дж. М. Кейнс писал, что ликвидность имеет ту же природу, что и спрос на деньги, который характеризует совокупность экономических мотивов, побуждающих участников хозяйственного процесса хранить свои активы в ликвидной, т. е. в денежной, форме — в виде банковских билетов или бессрочных депозитов. Это привнесло в трактовку проблемы «стоимости» денег в теории Дж. М. Кейнса чисто субъективистскую окраску. Подменяясь понятием «предпочтение ликвидности», она увязывалась с субъективными мотивами их хранения. По сути, в кейнсианское понятие «предпочтение ликвидности» вкладывалась маржиналистская трактовка стоимости денег. Следовательно, в определении стоимости денег на основе понятия «предпочтение ликвидности» отражалась методологическая преемственность теории денег Дж. М. Кейнса с теориями неоклассической школы. Констатация этого факта имеет существенное значение для выяснения дальнейшей эволюции кейнсианской теории стоимости денег и, в частности, для установления ее взаимосвязи с денежными теориями современного монетаризма.

Как уже указывалось, в ранних модификациях количественной теории спрос на деньги рассматривался лишь с позиций функции средства обращения. В частности, в «трансакционном варианте» спрос на деньги всецело определялся объемом товарообменных операций. Согласно взглядам И. Фишера, деньги нужны индивидам не как таковые, а лишь для обслуживания торговых сделок. Это уже само по себе оттесняло анализ стоимости денег в ранг несущественных проблем экономической теории.

Иной подход к проблеме стоимости денег характерен для «кембриджского варианта» количественной теории. Наряду с трансакционным мотивом формирования кассовых остатков в ней в качестве важнейшего фактора денежного спроса выступают функции накопления сокровища (store of value), а также страхового резерва, формирующего в целях покрытия непредвиденных нужд. Естественно, при таком подходе вопрос о стоимости денег приобретал реальную значимость.

Дж. М. Кейнс как представитель кембриджской школы политической экономии, анализируя проблему спроса на деньги и специфику формирования их стоимости, методологически основывал свою концепцию на положениях теории кассовых остатков. Как и представители «кембриджского варианта» количественной теории, он указывал на необходимость разграничения функции денег как средства обращения и как «хранилища» богатства, считая последнюю главной и определяющей. Соответственно этому проблема «предпочтения ликвидности», отражающая субъективную стоимость денег, выдвигалась в центр его экономической теории.

В «Общей теории занятости, процента и денег» субъективную стоимость денег, определяемую мотивами их хранения, Дж. М. Кейнс характеризует следующими факторами. Выделяется, во-первых, трансакционный мотив, или мотив обращения для текущих сделок потребительского либо производственного характера; во-вторых, мотив предосторожности, т. е. стремление обеспечить в будущем возможность распоряжаться определенной частью ресурсов в форме денежной наличности; в-третьих, спекулятивный мотив, т. е. намерение приберечь некоторый резерв, чтобы с выгодой воспользоваться лучшим по сравнению с рынком знанием того, что принесет будущее.

Наличие спекулятивного момента, анализу которого Дж. М. Кейнс придавал большое значение, связано в системе его теоретического исследования (что особенно важно подчеркнуть) с внутренней нестабильностью капиталистической экономики, неспособностью, по его словам, обеспечить «точную надстройку» («to fine tune») капиталистического хозяйства. Отсюда — спекулятивный момент рассматривается как важнейший эндогенный фактор формирования стоимости денег.

В этой связи Дж. М. Кейнс обращал внимание на относительную условность деления спроса денег на отмеченные мотивы их хранения — агрегаты Мх и Л12. «Деньги, хранящиеся ради каждой из этих трех целей, образуют…, — писал он, — как бы единый бассейн, который держателю нет необходимости делить на три водонепроницаемые камеры. Нет нужды даже в том, чтобы они были строго разграничены в его собственной голове, и одну и ту же сумму можно держать преимущественно для одной цели, но попутно и для других. Поэтому мы можем без ущерба (это будет, пожалуй, даже правильнее) рассматривать общий спрос человека на деньги как единое решение, хотя и являющееся результатом влияния множества различных мотивов».

Денежный спрос и движение нормы процента

Определение Дж. М. Кейнсом функциональной обусловленности динамики совокупного денежного спроса и движения нормы процента раскрывает общую логику кейнсианского подхода к трактовке стоимости денег. Последняя, характеризуясь понятием «предпочтение ликвидности», определялась в конечном итоге нормой процента. Норма процента, по Дж. М. Кейнсу, составляет «цену» денег. Она «уравновешивает настойчивое желание удержать богатство в форме наличных денег с находящимся в обращении количеством денег». Речь, следовательно, идет о том, что норма процента, регулируя спрос и предложение денег, определяет динамику их стоимости.

Денежный спрос и движение нормы процента

Таким образом, введя в структуру формирования ликвидных средств спекулятивный мотив хранения денег, регулируемый нормой процента, Дж. М. Кейнс соединил тем самым всю систему стоимостных характеристик денег с движением ссудного капитала и соответственно с финансированием капитальных вложений. X. Минский видит в этом одно из важнейших достоинств кейнсианской теории денег. «Превосходство теории денег Кейнса, — пишет он, — выражается прежде всего в том, что указанная теория снабжает экономистов такими инструментами анализа, которые позволяют исследовать капитальное имущество и систему финансовых взаимоотношений именно в тех формах, в которых, как мы знаем, они действительно существуют в реальной жизни».

Однако в действительности вряд ли имеются основания для столь восторженных оценок значимости анализируемой концепции. Как уже указывалось, ее методологическую основу составляет присущий в целом системе теоретического анализа Дж. М. Кейнса психологический подход к выявлению закономерностей экономического развития. Спрос на деньги, характеризующий специфику формирования их стоимости, по Дж. М. Кейнсу, определяется чисто субъективными мотивами хранения денежных активов. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к определению нормы процента, которая, по словам Дж. М. Кейнса, представляет «в значительной степени психологический феномен», В итоге кейнсианская концепция лишь по внешней видимости связывает формирование стоимости денег с процессами, происходящими в сфере материального производства. В действительности же все обстоит иначе. Игнорируя объективные закономерности экономического развития, она носит в своей основе идеалистический характер. Дж. М. Кейнс по сути и не скрывает этого. «Предпочтение ликвидности, — пишет он, — определяется предположениями относительно будущей нормы процента, складывающимися под влиянием массовой психологии». Этим положением сам Дж. М. Кейнс опровергает утверждение X. Минского об отражении в кейнсианской теории реальных процессов, происходящих в производственной сфере. Последняя рассматривалась Дж. М. Кейнсом лишь как косвенное отражение экономических процессов в общественной психологии, что уже само по себе сближало систему его теоретического анализа с общей методологией количественной теории денег, в особенности, как уже указывалось, с ее «кембриджским вариантом».

Таким образом, Дж. М. Кейнсу по существу не удалось преодолеть теоретических ошибок количественной теории. Важно в связи с этим отметить и то, что, согласно его взглядам, законы этой теории недействительны лишь тогда, когда в экономике имеются в наличии неиспользованные производственные ресурсы. В этих случаях, писал он, рост денежной массы, стимулируя потребительский спрос, не может оказывать непосредственного влияния на уровень цен. «Увеличение количества денег, — подчеркивал Дж. М. Кейнс, — не оказывает никакого влияния на цены, пока существует неполная занятость хотя бы одного фактора». Однако, когда экономическая система достигает внутренней сбалансированности, когда «налицо полная их занятость, то цены будут изменяться в той же пропорции, что и количество денег».

Такого рода отступление, допущенное Дж. М. Кейнсом, равно как и его приверженность принципам маржинализма, составляющих методологическую основу денежных теорий И. Фишера, А. Маршалла, А. Пигу, сыграло определяющую роль в том, что в неокейнсианских концепциях были, па сути, восстановлены (естественно, с определенными коррективами) основные идеи количественной теории. И это вполне логично. Возродив в качестве исходного принципа экономического анализа принцип экономического равновесия, представители ортодоксального кейнсианства создали тем самым методологическую основу соединения кейнсианских и неокейнсианских положений по поводу специфичности стоимостной характеристики денег на традиционной платформе количественной теории.