Критика теорий соотношения сущности и функций денег

В современных буржуазных теориях в качестве общепринятой методологической установки рассмотрения сущности денег как политико-экономической категории господствует принцип, выдвинутый еще в XIX ст. американским буржуазным экономистом Ф. Уокером, «деньги — это то, что они выполняют». Этот методологичсский подход полностью разделяют все школы и направления буржуазной экономической мысли. «Деньги — это любая вещь, выполняющая определенный ряд функций», — пишет английский экономист Р. Коглен. Характеристика качественной специфики денег на основе денежных функций широко представлена как в научной, так и в учебной литературе по теории и практике денежных отношений. Так, в изданном в 1982 г. Калифорнийским университетом (США) учебном издании «Money and Banking: a marketoriented approach» утверждается: «Деньги могут иметь только функциональное определение. Их специфика может быть уяснена только на основе определения характера их использования. На простой вопрос «Что такое деньги?» проще ответить тем «Как используются деньги». Аналогичное определение специфичности денег дается в учебнике «Money, Banking and the Economy» (1981 г.): «Все, что выполняет денежные функции, является деньгами».

Методологические проблемы описаний сущности денег

Методологическая уязвимость отождествления сущности денег с их функциями состоит не в игнорировании реальных фактов функционирования денежной системы, а в попытках представить форму внешнего проявления денег как их сущность. В основе такого рода попыток лежит, по признанию самих буржуазных экономистов, преимущественно прагматический подход к исследованию природы денег. «Экономисты исходят из того, — пишет один из представителей монетаристской школы, — что определение природы денег — в значительной степени эмпирический вопрос».

Аналогичной точки зрения придерживается и Т. Крамп. В уже цитировавшейся работе «Феномен денег» он указывает, что «природу денег трудно познать ввиду того, что они не дают о себе иной информации, кроме той, что они являются деньгами». Вследствие этого в экономической литературе, отмечает автор, сформировалось два подхода к трактовке сущности денег:

  1. рассмотрение денег как символической системы;
  2. их анализ как институциональной системы.

Оба подхода, пишет Т. Крамп, логически связаны между собой, являются продолжением друг друга. И все же господствующей является «институциональная» трактовка денег, рассмотрение их с позиций характера использования денег определенными финансовыми институтами. «Институциональное определение денег, — подчеркивает автор рассматриваемой работы, — основывается на их функциональных проявлениях». Подобный подход, полагает Т. Крамп, методологически оправдан, поскольку основывается на предположении, что «содержание научной теории оценивается исключительно по результатам, которые могут быть обнаружены путем наблюдения или эксперимента».

Предпринимаемые буржуазной политической экономией попытки подменить анализ сущности денег рассмотрением лишь их институциональной (функциональной) роли с точки зрения методологии означают искусственное «снятие» исходной логической ступени исследования, на которой определяется собственно специфика денежных отношений, их сущность. Этим буржуазная экономическая наука самоустраняется от политико-экономической характеристики денег, выяснения объективной основы их развития, принципа их саморазвития, их исторической обусловленности. Так, Т. Крамп вынужден признать, что «институциональная» основа теорий денег, привела к фактическому устранению их исторической основы.

Диалектическая логика и анализ

Диалектическая логика и анализ

Между тем диалектическая логика научного исследования требует разграничения двух уровней анализа — уровня, на котором выясняется сущность исследуемого производственного отношения, и уровня, позволяющего познать способ реализации этого отношения, специфику его непосредственного бытия. Такая необходимость диктуется тем, что на отмеченных уровнях познания формирование и развитие изучаемого объекта детерминируется неоднозначными факторами, которые нельзя смешивать.

Применительно к теории денежных отношений определить сущность денег — значит выявить причины их возникновения, совокупность наиболее глубинных и устойчивых их свойств, внутреннюю структуру, а также характер исходного противоречия, что позволяет теоретически познать исходные принципы, определить логику саморазвития денежных отношений.

Деньги как всеобщий стоимостный эквивалент

Деньги как всеобщий стоимостный эквивалент

В теории денег К. Маркса сущностная специфика денег, как уже указывалось, определяется через понятие «всеобщий стоимостный эквивалент», в котором стоимость как проявление качественной основы денег воссоздается на более высоком уровне познания — как форма непосредственного бытия.

Это принципиально важное научное открытие К. Маркса создает научные предпосылки для познания действительного места денег в общей структуре капиталистических производственных отношений, выявления их истоков и внутренней связи со сферой производства, преодоления на этой основе господствующего в буржуазной политической экономии представления о деньгах как экономической категории, не связанной непосредственно с процессом производства, как категории «чистого» обмена.

«Подлинная наука современной политической экономии, — подчеркивал К. Маркс, — начинается лишь с того времени, когда теоретическое исследование переходит от процесса обращения к процессу производства». Это общеметодологическое положение в полной мере относится и к теоретическому анализу сущности денег. Стоимость — это категория производства. Она характеризует затраты общественного труда в процессе производства. Из этого следует, что характеристика денег как самостоятельной формы стоимости, как всеобщего стоимостного эквивалента, выражая сущностную природу денег, фиксирует в то же время их органическую связь со сферой производства, внутреннюю обусловленность их функционирования законами развития производства.

Следует учитывать, что в понятии «всеобщий стоимостный эквивалент» деньги еще не проявляются в форме непосредственного бытия. Деньги на данной ступени познания рассматриваются лишь как результат собственного развития стоимости. Здесь еще нет тех нитей, которые связывают деньги со всей системой отношений, возникающих в процессе капиталистического воспроизводства. На данном уровне деньги рассматриваются как производственное отношение, взятое вне его количественных и качественных изменений, как результат соотношения денег самих с собой. Процесс познания на данном уровне выражается, говоря словами Гегеля, как рефлексия самого себя, как рефлексия, лишенная формы.

В связи с этим очевидно, что как исходная ступень познания анализ сущностной специфики денежных отношений не является конечной целью теоретического исследования. Процесс познания на данном уровне находится лишь на ступени досистемного и внеисторического анализа, в результате чего предмет исследования заключается лишь в рамках простого определения его абстрактной всеобщности. Этим обусловливается необходимость перехода ко второй ступени анализа, в фокусе исследования которого оказываются уже не деньги как абстрактная всеобщность, выражающая совокупность их наиболее глубоких и устойчивых свойств, а деньги, познанные как накопление по мере исторического развития и усложнения товарного обращения определенных количественных сторон, получивших свое выражение в денежных функциях, каждая из которых отражает ту или иную грань сложного комплекса общественных отношений, возникающих в процессе капиталистического воспроизводства. Отсюда выяснить функции денег — значит прежде всего установить механизм взаимодействия денег со всей совокупностью экономических связей, формирующихся в процессе капиталистического воспроизводства.

Следовательно, можно утверждать, что функции денег не имеют основания в самих себе. Они имеют смысл лишь как моменты целого. Речь идет о том, что каждая функция представляет собой многослойное явление, которое содержит в себе, с одной стороны, проявление сущности денег, с другой — отражение взаимосвязи собственно денежных отношений с неденежными элементами товарного обращения. Таким образом, на уровне анализа функций денег объектом исследования должно быть познание сущности денег в их бытии. Процесс познания на данном уровне методологически должен развиваться от понимания сущности денег, их внутренней природы к их опосредованности, к пониманию единства сущности и явлений, благодаря которым она проявляется.

Рассмотренные вопросы создают логическую основу понимания порочности метода исследования сущности денег на основе принципа — «деньги — это то, что они выполняют», используемого представителями различных буржуазных школ и направлений политической экономии. Несостоятельность этого метода определяется отождествлением внешней формы проявления денежных отношений с их сущностью, что неизбежно ведет к искажению действительной природы денег как производственного отношения.

Следует отметить и то, что методологический принцип «деньги — это то, что они выполняют», предполагающий анализ денежных отношений через призму их функций, только на основе выявления их внешних, наиболее поверхностных сторон, рассматриваемый буржуазной политической экономией в качестве основы теоретического исследования, логически предопределяет не только искаженное представление сущности денег, но и во многом ошибочную, поверхностную трактовку и самих функций.