Неоклассическая концепция капиталистической экономики

По своей сути неоклассическая концепция капиталистической экономики представляла собой модель бартерного (неденежного) хозяйства, в котором деньги выполняют чисто вспомогательную функцию. Суть классической теории, писал Дж. М. Кейнс, имея в виду теорию одного из наиболее видных представителей неоклассической школы, своего учителя, английского буржуазного экономиста А. Пигу, «сводится к тому, что теория производства и занятости может быть построена (как у Миля) на основе натурального обмена; деньги же никакой самостоятельной роли в экономической жизни не играют».

В противоположность этим взглядам Дж. М. Кейнс выдвинул положение о том, что деньги выполняют в процессе воспроизводства «свою особую, самостоятельную роль», что они служат не просто вуалью, а являются «источником предпринимательской энергии», выступают в структуре воспроизводства в роли опосредствующего звена между текущей и будущей хозяйственной деятельностью, между издержками производства и его конечными результатами. «Важность денег, — писал по этому поводу Дж. М. Кейнс, — как раз и вытекает из того, что они являются связующим звеном между настоящим и будущим». И далее он подчеркивал: «Деньги по своему существу являются прежде всего хитроумным средством связи между настоящим и будущим». Исходя из этого, Дж. М. Кейнс делал вывод о том, что деньги играют особую, самостоятельную роль, они влияют на мотивы поведения, на принимаемые решения и потому невозможно предвидеть ход событий ни на короткий, ни на продолжительный срок, если не понимать того, что будет происходить с деньгами на протяжении рассматриваемого периода.

Оценка кейнсианских положений о деньгах

Оценивая смысл данной трактовки места денег в экономической структуре капиталистического воспроизводства, Б. Селигмен писал, что кейнсианские положения о том, что «деньги имеют существенное значение», что они являются «существенным фактором в экономической системе» и выступают «не только средством измерения экономической деятельности, но также и движущей силой тех явлений, которые они призваны измерять», оказали огромное воздействие на все последующее развитие буржуазной экономической теории о деньгах. По свидетельству английского буржуазного экономиста Г. Джонсона, «влияние «Общей теории…» Кейнса было столь велико, что подавляющую часть всех недавних теорий и исследований в области денег можно охарактеризовать либо как перерождение и дальнейшее развитие кейнсианских идей, либо как контрреволюционное выступление против них».

Оценка кейнсианских положений о деньгах

В чем в действительности состояла новизна подхода Дж. М. Кейнса в определении места денег в структуре капиталистического воспроизводства?

Освещая этот вопрос, необходимо подчеркнуть, что речь шла не только об определении активной функции денежного фактора в развитии экономики. Идеи такого рода высказывались и до Дж. М. Кейнса. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к работе видного буржуазного экономиста И. Шумпетера «Теория экономического развития», в которой деньги рассматриваются в ином, нежели в неоклассических теориях, аспекте.

Две подсистемы экономики

В своем анализе капиталистического производства И. Шумпетер разделял экономику на две подсистемы: систему простого товарного производства («неизменного кругооборота») и так называемую систему динамического процесса. В соответствии с этим им была сформулирована двухзначная трактовка места денег в функционировании капиталистической экономики. «Когда экономика не выходит за рамки неизменного кругооборота, — писал он, — можно абстрагироваться от денег, играющих здесь чисто техническую — с точки зрения рыночных отношений — роль, и просто заменить их соответствующими благами. В динамике же деньги выполняют важную функцию, связанную с направлением благ в новые области применения, и, учитывая эту роль денег, исключить их из рассмотрения никак нельзя». Исходя из этого И. Шумпетер сформулировал вывод о том, что денежный рынок в динамичной системе выступает как бы штабом капиталистической экономики, откуда исходят приказы ее отдельным отраслям, что этот рынок, являясь своего рода кровеносной системой промышленности, снабжает ее необходимым капиталом. Отсюда следовало вполне логичное заключение, что денежную форму правильнее считать существом явления, а не пустой оболочкой.

Новизна подхода Дж. М. Кейнса состоит в следующем. Говоря об активной функции денег в процессе расширенного воспроизводства, И. Шумпетер решительно выступал против точки зрения о необходимости государственного вмешательства в сферу денежных отношений, считая, что она «совершенно ненаучна и на практике может привести к печальным последствиям». В противоположность этому Дж. М. Кейнс на основе тезиса «деньги имеют значение» разработал теоретическую концепцию «управляемых» денег, которая основывалась на системе их широкого государственно-монополистического регулирования и использования в целях стимулирования эффективного платежеспособного спроса и активизации на этой основе инвестиционного процесса. Деньги, по Дж. М. Кейнсу, — это не просто жизненно важный элемент экономической структуры капиталистического общества, ее «существенный фактор». Они, с одной стороны, — объект государственно-монополистического регулирования, с другой — важный инструмент осуществления подобного регулирования. Они в структуре теоретического анализа Дж. М. Кейнса, как писал Б. Селигмен, служат «источником энергии, заставляющим работать капиталистическую экономику».

Концепции «управляемых денег» и «регулируемой» валюты имеют ярко выраженную классовую направленность. Они отражают изменения, происшедшие в эпоху империализма в структуре капиталистической собственности, и подчинены целям осуществления денежно-кредитной политики монополистической буржуазии и прежде всего банковского капитала. Этого не скрывает и сам Дж. М. Кейнс. «При господствующей социальной организации (при производстве монополистического капитала. — А. Г.) — писал он, — в области денежной политики нельзя рекомендовать принцип laisser faire». Необходима политика активного вмешательства государства в процесс капиталистического предпринимательства, которая, в свою очередь, требует свободы в «создании» денежных ресурсов на основе использования печатного станка, превратившегося в эпоху общего кризиса капитализма в один из важнейших рычагов перераспределения национального дохода в интересах господствующих классов и усиления эксплуатации трудящихся.

«Создание законных платежных средств…, — писал по этому поводу Дж. М. Кейнс, — является последним крайним резервом всякого правительства; и ни одно государство или правительство не согласится объявить себя банкротом или позволить низвергнуть себя прежде, чем оно не прибегнет к этому средству (к печатному станку. — А. Г.), находящемуся в его распоряжении». На этой основе делался вывод об объективной неизбежности «регулируемой» валюты. «Желаем ли мы этого или нет, нельзя спастись от «регулируемой» валюты».

Природа управляемых денег и регулируемых валют

природа управляемых денег

Классовая природа концепций «управляемых» денег и «регулируемых» валют с особой рельефностью проявляется при выяснении их взаимосвязи с кейнсианской трактовкой проблемы инфляции. Дж. М. Кейнс использует эти концепции для обоснования целесообразности инфляционного повышения цен. Он аргументирует экономическую обусловленность инфляции в трех аспектах. Во-первых, инфляция рассматривается в качестве материальной основы вмешательства буржуазного государства в процесс капиталистического воспроизводства. Инфляция, подчеркивает он, приходит на помощь государству, облегчая тяжесть лежащих на нем обязательств, поскольку таковые имеют денежное выражение. Во-вторых, инфляция трактуется как рычаг стимулирования инвестиционного процесса и экономической активности, как рычаг ослабления позиций экономически пассивного слоя рантье. Она «уменьшает склонность рантье к сбережению». Наконец, в-третьих, инфляция рассматривается им как важное средство перераспределения национального дохода в интересах господствующих классов. «Расходы правительства должны покрываться населением. Непокрытого дефициту не существует», — безаппеляционно заявляет он, имея в виду использование в качестве одного из каналов покрытия бюджетного дефицита инфляционную эмиссию бумажных денег.

Дж. М. Кейнс выступал против спонтанного изменения цен, наносящего, по его мнению, ущерб экономической конъюнктуре. Он выдвинул идею развития так называемой регулируемой инфляции. «Наилучший метод лечения… смертельной болезни индивидуалистического строя, — писал он, — заключается в устранении возможности случайного ожидания повышения или понижения цен». В соответствии с этим Дж. М. Кейнс пытался обосновать не только необходимость, но и — возможность планомерного воздействия буржуазного государства на динамику цен, считая подобное воздействие основной и определяющей экономической функцией государственной политики. В связи с этим Дж. М. Кейнс выступал сторонником «слабой валюты», осуществления официальной экономической политики «обесценения денег». «Как деловым миром, так и наукой о народном хозяйстве, — писал он по этому поводу, — давно признано, что периоды повышения цен возбуждают предпринимательский дух. При падении ценности денег лица, обязавшиеся уплатить определенные суммы из прибылей предприятия, извлекают выгоду благодаря тому, что твердо установленные денежные платежи составляют меньшую, чем прежде, часть их денежного оборота». Из этого делается заключение, что «обесценение денег является доходным источником для предпринимателей».

Приверженность Дж. М. Кейнса «слабой валюте» послужила поводом тому, что в ряде буржуазных исследований развития экономической теории его стали именовать «прирожденным инфляционистом». Однако дело, естественно, не в этом призвании. Важно видеть другое: теория инфляции и теория «управляемых» денег взаимно обусловливают друг друга. В своем единстве они являются важными звеньями теоретической системы «регулируемого» капитализма. Отражая объективный факт вынужденного вмешательства буржуазного государства в эпоху общего кризиса капитализма в процесс капиталистического воспроизводства, они преследуют апологетическую цель — утвердить общественное мнение в том, что на основе системы денежного регулирования экономики возможна замена стихийного рыночного хозяйства регулируемым механизмом, способным обеспечить стабилизацию воспроизводственного процесса и устранение его антагонистических противоречий. Однако практика общественного развития от Дж. М. Кейсна и до наших дней полностью отвергает эти рассуждения, постоянно подтверждая вывод В. И. Ленина о том, что «устранение кризисов картелями есть сказка буржуазных экономистов, приукрашивающих капитализм во что бы то ни стало».