Преодоление несоответствий теории трудовой стоимости и количественной теории денег

Согласно представлениям Дж. Милля, как и в теории денег Д. Рикардо, золото и серебро выступают в сфере обмена в роли простого его посредника. Соответственно этой предпосылке, повторяя методологические ошибки Д. Рикардо, Дж. Милль определял стоимость отдельной денежной единицы (золотой монеты) как кратную часть стоимости и совокупного количества всех денег, обмениваемых на совокупную товарную массу. Стоимость денег, по его мнению, равна тому отношению, в котором деньги обмениваются на другие предметы, или тому количеству денег, которое дается в обмен на определенное количество других вещей. Это отношение определяется совокупным количеством всех денег, имеющихся в данной стране. Дж. Милль также утверждал, что «поскольку стоимость денег зависит от их количества, то они имеют большую стоимость, когда их мало». Здесь идеи количественной теории денег выражены со всей определенностью. «…Милль впадает в ту же ошибку, что и Юм, — писал К. Маркс, — когда он пускает в обращение потребительные стоимости, а не товары с определенной меновой стоимостью, и поэтому его положение ложно…».

Закон денежного обращения

Дж. Ст. Милль попытался преодолеть явное несоответствие теории трудовой стоимости и количественной теории денег. Он более реалистично рассматривал закон денежного обращения, учитывая в структуре денежной массы наличие кредитных денег и специфику их функционирования. В вопросе об определении стоимости денег позиция Дж. Ст. Милля также несколько отличается от установок Д. Рикардо и Дж. Милля. Дж. Ст. Милль писал: «Деньги — это товар, и, как и у других товаров, их стоимость определяется временно спросом и предложением, а постоянно и в среднем — издержками их производства».

закон денежного обращения

Положение о том, что стоимость денег «постоянно и в среднем» определяется издержками их производства внешне противоречит количественной теории. Несмотря на то что теория трудовой стоимости здесь подменяется теорией издержек производства, в целом создается видимость отхода Дж. Ст. Милля от пресловутого тезиса «стоимость денег определяется их количеством». Однако это лишь внешняя видимость. Дж. Ст. Милль в целом не порывает с основными постулатами количественной теории, а придает ей лишь более замаскированный, нежели в изложении Дж. Милля, вид. Убедительное свидетельство тому — две оговорки, которые делает Дж. Ст. Милль по поводу положения об определении стоимости денежного товара издержками его производства.

Смысл первой из них состоит в том, что издержки производства золота как денег регулируют его стоимость лишь в странах, производящих денежный товар. «…Стоимость денег, подобно стоимости всех других товаров, — писал по этому поводу Дж. Ст. Милль, — зависит от издержек производства и пропорциональна им; принятие этого принципа снимает с теории денег в значительной мере тот покров таинственности, который, несомненно, окутывал ее. Но нам не следует забывать, — как бы оправдываясь, спешит заметить далее Дж. Ст. Милль, — что эта теория применима только к тем странам, где действительно добываются драгоценные металлы, и что мы еще должны выяснить, применим ли закон зависимости стоимости от издержек производства к обмену вещей, произведенных в удаленных друг от друга местах».

При анализе трактовки Дж. Ст. Милля проблемы стоимости денежного товара в странах, не производящих золото, необходимо учитывать его приверженность меновой концепции. Фальсифицируя теорию трудовой стоимости Д. Рикардо, он полностью отказался от понятия «абсолютная стоимость», утверждая, что стоимость — это всего лишь относительное понятие. «Стоимость вещи означает то количество другой вещи или вещей вообще, на которое она обменивается». Исходя из этого, Дж. Ст. Милль признавал только меновую стоимость. Отсюда деньги у Дж. Ст. Милля объективно не могут быть ни чем иным, как простым посредником обмена, как всего лишь орудием обращения, которое используется для облегчения движения товара. «Под стоимостью я всегда буду подразумевать меновую стоимость, а под деньгами — средство обмена», — провозглашал он. Отсюда следует аналогичное выводу Дж. Милля заключение: «стоимость денег — это то, на что будут обмениваться деньги», стоимость денег — это «покупательная сила денег», она «обратно пропорциональна общему уровню цен: она падает, когда он повышается, и растет, когда он понижается».

Влияние на стоимость золота

В вопросе о влиянии на стоимость золота как денежного товара издержек его производства Дж. С. Милль придерживался мнения, что в странах, не производящих благородный металл, оно проявляется лишь косвенно. Суть этого влияния состоит в регулировании спроса и предложения золота. «Изменения в издержках производства драгоценных металлов, — утверждал он, — влияют на стоимость денег только строго соразмерно увеличению или уменьшению их количества, чего нельзя сказать ни о каком другом товаре. Вследствие этого, — заключает Дж. Ст. Милль, — я полагаю, что было бы ошибочно как в научном, так и в практическом отношении отвергать утверждение о связи между стоимостью денег и их количеством». В этом положении Дж. С. Милля выражается смысл второй оговорки по поводу определения стоимости металлических денег издержками их производства, которая не оставляет сомнений о его приверженности в конечном итоге количественной теории денег.

Рассмотренные вопросы, характеризующие теоретические корни приверженности Д. Юма, Д. Рикардо, Дж. Милля и Дж. С. Милля количественной теории денег, важны не только с точки зрения выяснения специфики исторической эволюции данной теории. Они представляют научный интерес в первую очередь в методологическом плане. Речь идет, во-первых, о том, что на основе этого анализа вскрываются теоретические истоки приверженности количественной теории денег экономистов одного из направлений буржуазной экономической мысли — металлизма, основывающегося на признании товарности денег. Анализ показывает что само по себе признание товарности еще не является гарантией материалистического понимания сущности денег. Как справедливо писала советский экономист А. Б. Эйдельнант, «признание товарной природы денег только в том случае может дать ключ к объяснению феномена денег, когда это признание покоится на правильном анализе товара и на научной теории стоимости, на понимании того, что за формой стоимости в действительности лишь скрываются производственные отношения товаропроизводителей».

Во-вторых, проведенный анализ помогает определить методологическую платформу приемлемости количественной теории не только для металлизма, но и для его антипода — номиналистических теорий денег, включая и его самую современную модификацию — монетаристские теории денег. Такой анализ позволяет, наконец, понять, почему в рамках современного монетаристского направления «сосуществуют» опять-таки внешне два противоположных течения — «национальный» или фридменовский монетаризм, всецело исключающий товарность денег, и «глобальный» монетаризм А. Лаффера, отстаивающий золотой стандарт в международном обороте, т. е. выступающий формально с позиций товарности денег.

Подмена понятия «стоимость» денег понятием их «покупательная способность». В буржуазной экономической литературе теория денег, автором которой является видный американский экономист И. Фишер, получила название трансакционного варианта количественной теории. Теория И. Фишера, на базе которой строятся современные буржуазные монетаристские концепции денег, основывается на принципиально отличных, нежели количественная теория Д. Юма — Д. Рикардо — Дж. С. Милля, методологических предпосылках. И. Фишер, как уже указывалось, является представителем субъективистской теории предельной полезности. В противоположность Д. Рикарда, который исходил из того, что «естественная» стоимость металлических денег — золота и серебра — отрицается при вступлении их в каналы денежного оборота, И. Фишер предполагал, что деньги вообще не обладают стоимостью и что они приобретают в каналах обращения лишь «покупательную способность».

В теории И. Фишера величина покупательной способности денег определяется как количество благ, которое может быть куплено на данное количество денег. На этой основе формулируется вывод о том, что «покупательная сила денег есть величина, обратно соотносительная уровню цен».

Стоимость денег с точки зрения И. Шумпетера

С аналогичных методологических позиций рассматривал проблему «стоимости» денег и И. Шумпетер. В его теории также полностью отрицается объективная обусловленность понятия «стоимость» денег, а их покупательная способность выражается посредством рыночных цен. «Каждый субъект хозяйства, — считал И. Шумпетер, — оценивает находящиеся в его распоряжении деньги… так, как подсказывает ему опыт». Из этого делался вывод о том, что «цена денег… основывается… как и любая другая цена, на индивидуальных оценках стоимости».

стоимость денег

И. Шумпетер полностью отрицал значение производственных затрат на добычу благородных металлов. Оценивая их стоимость с позиций теории предельной полезности, он писал, что с их издержками производства «в рыночном хозяйстве… не связано никакого самостоятельного развития». Это, по мнению И. Шумпетера, происходит потому, что на рынке совершается «отделение» стоимости денег как материального блага от их стоимости как средства обмена. Вследствие этого деньги как средство обмена, утверждал он, обладают только меновой стоимостью. «Поэтому стоимость денег как таковых можно отвлеченно (мысленно) отделить от стоимости вещества, из которого данное благо состоит. Правда, последняя, — указывал И. Шумпетер, — является с исторической точки зрения источником происхождения первой. Но в принципе при объяснении конкретной стоимости денег можно отвлечься от стоимости вещества… Можно вообразить, что хозяйственные субъекты пропорционально находящимся в их распоряжении благам, а точнее сказать, пропорционально их стоимостному выражению получают в свое распоряжение средство обмена, не обладающее потребительной стоимостью… Его стоимость может быть (…) лишь меновой стоимостью».

На основе этих рассуждений И. Шумпетер сформулировал заключение, по своему содержанию аналогичное цитируемым выше положениям И. Фишера: «Меновая стоимость денег для каждого хозяйственного субъекта зависит от потребительной стоимости тех предметов наслаждения, которые он может получить в обмен на свой доход». Соответственно этому, резюмировал именитый буржуазный ученый, «цена металлических денег просто отражает цены предметов наслаждения».