Проблема стоимости денег в трактовке количественной теории

Одним из узловых вопросов теории денежных отношений является проблема формирования стоимости денег. Еще в начале столетия русский буржуазный экономист М. И. Туган-Барановский писал: «Центральным вопросом в теории денежных отношений и вместе с тем отправным пунктом для всех дальнейших соображений является вопрос о факторах, управляющих ценностью денег. Ибо если в этом пункте имеется неясность, то и ее дальнейшие выводы должны быть шатки и неопределенны». Однако этот вопрос по настоящее время остался не выясненным в буржуазной науке, что в конечном итоге и предопределило шаткость и «неопределенность» всего многообразия буржуазных теорий денежных отношений.

Процесс формирования относительной стоимости денег

Методологическую основу анализа процесса формирования относительной стоимости денег большинства школ и направлений буржуазной экономической науки составляет количественная теория денег. Исходные методологические принципы анализа этого процесса получили обоснование уже в наиболее ранних вариантах количественной теории денег и, в частности, в теории Д. Юма. К. Маркс отмечал, что идеи Д. Юма как одного из самых значительных представителей количественной теории оказали огромное влияние на все дальнейшее развитие буржуазных теорий денег. Как считает В. М. Усоскин, в работах Д. Юма «основные постулаты количественной теории выражены с такой предельной четкостью, что последующие авторы в течение столетий по существу лишь дополняли их». В современной буржуазной политической экономии Д. Юм причислен к числу «выдающихся теоретиков денег», а его теория преподносится как «стержень экономической мудрости».

формирование относительной стоимости денег

Обосновывая свои взгляды по поводу специфики денег, Д. Юм исходил из широко известного в экономической истории факта повышения в XVI—XVII вв. общего уровня цен, или так называемой революции цен, вызванной открытием богатых месторождений золота и серебра в Северной Америке. Приток драгоценных металлов в Европу значительно увеличил предложение денежного товара, что по влекло за собой рост в 3—4 раза товарных цен. Однако, несмотря на верные наблюдения количественного роста предложения золота, Д. Юм не смог сделать правильных теоретических обобщений по поводу снижения стоимости денежного товара, вызванного открытиями новых богатых месторождений, и выявить на этой основе истинные причины повышения товарных цен. Основываясь лишь на внешних наблюдениях экономических процессов, Д. Юм пришел к выводу, что цены товаров определяются массой находящихся в обращении денег и если увеличивается количество товаров, то их цены падают, а стоимость денег возрастает, и наоборот.

Выяснение методологической основы количественной теории денег Д. Юма имеет важное значение для раскрытия общей эволюции антимарксистских теорий денег, многие современные концепции которых, как уже указывалось, основываются на теоретических постулатах Д. Юма.

Условный характер стоимости денег

При выяснении методологических принципов построения количественной теории денег Д. Юма необходимо учитывать, что в своем анализе денежных отношений он исходил из реальных фактов функционирования полноценных металлических денег — золота и серебра, что уже само по себе логически предполагало объективную необходимость учета их товарности. И тем не менее, Д. Юм отошел от этой естественной предпосылки. В его концепции стоимость денег носит чисто условный характер. Деньги, по Д. Юму, входят в обращение без стоимости и приобретают последнюю лишь в процессе обмена, т. е. определяются на противоположных принципам товарности началах.

Понять основу данного противоречия, которое воспроизводится представителями современных металлических концепций денег, методологически разделяющих идеи количественной теории, можно, обратившись к системе философских взглядов Д. Юма. Он вошел в историю буржуазной науки как один из видных представителей субъективной школы идеалистической философии первой половины XVIII в. Следует учитывать, что его основной экономический труд — трактат «О деньгах», в котором излагается количественная теория денег, был опубликован в 1752 г., т. е. уже после выхода в свет основных философских трудов — «Трактат о человеческой природе» (1739—1740 гг.) и «Исследование о человеческом разуме» (1748 г.). В этих трудах получил всестороннее обоснование известный юмовский агностицизм, оказавший значительное влияние на развитие идеалистической буржуазной философии. Естественно, что идеи агностицизма предопределили и общую специфику методологического построения экономических исследований Д. Юма, в том числе его теории денег и процесса ценообразования.

Логическим стержнем системы философских взглядов Д. Юма, в конечном итоге определившим методологическую основу его теории денег, было отрицание объективной реальности, которая, как и в идеалистической философии Дж. Беркли, рассматривалась всего лишь как определенная совокупность, или своеобразный «пучок», «различных восприятий, следующих друг за другом». Соответственно этому вся система человеческих знаний в интерпретации Д. Юма представлялась как некая комбинация впечатлений человека, образующаяся на основе его субъективных представлений. Впечатления — суть окончательные элементы познания вещей; всякие идеи имеют истинное значение только тогда, подчеркивал Д. Юм, когда они соответствуют повседневным наблюдениям человека.

С отрицанием объективной реальности связано и отрицание Д. Юмом материалистического понимания причинности. Он исходил из того, что объективная причинность недоказуема. Это мотивировалось тем, что якобы элементы, которые в системе логических связей представляют следствие, внутренне не содержатся в том, что принимается за причину. Отсюда, по Д. Юму, всякая действительность может рассматриваться лишь как поток «впечатлений», причины которых неизвестны и непостижимы.

Характеристика юмовской количественной теории

Опираясь на данную систему философских взглядов, Д. Юм пытался обосновать характеристику функций денег. Он признавал только функцию средства обращения, т. е. тот элемент системы денежных отношений, который поддается живому созерцанию и не требует использования аналитического инструментария исследования. С другой стороны, вполне естественным было отрицание Д. Юмом материальности металлических денег — золота и серебра, которые рассматривались им как всего лишь «внешняя одежда денег». Комментируя это положение, К. Маркс писал, что Д. Юм «вводит золото и серебро в мир товаров как не-товары». Отсюда «по его мнению (по мнению Д. Юма. — А. Г.), товары входят в процесс обращения без цены, а золото и серебро — без стоимости». Следовательно, только «в процессе обращения они получают фиктивную величину стоимости как представители товаров».

юмовская количественная теория

Характеристика юмовской количественной теории, выявляющая ее общеметодологические истоки, содержится в труде Ф. Энгельса «Анти-Дюринг». Ф. Энгельс обращает внимание на органическую взаимосвязь агностицизма и отрицания функции меры стоимостей: «Юм смешивает увеличение количества благородных металлов с теми увеличениями его, которые сопровождаются их обесцениванием, революцией в их собственной стоимости, а следовательно — в мере стоимости товаров. Это смешение было у Юма неизбежно, так как он совершенно не понимал функции благородных металлов как меры стоимости. Он не мог понимать ее, — заключает Ф. Энгельс, — так как абсолютно ничего не знал о самой стоимости» (выделено нами. — А. Г.). Уже сам по себе этот факт, по словам Ф. Энгельса, убедительно свидетельствует, «насколько узок кругозор юмовских экономических работ». Данная характеристика сохраняет свое значение для анализа современных буржуазных трактовок количественной теории.

Методологическая основа ошибок в теории Д. Рикардо

Если методологические корни научной несостоятельности теории денег Д. Юма основываются на его субъективно-идеалистическом методе исследования экономических процессов, то теоретические ошибки Д. Рикардо, его трактовки процесса формирования стоимости денег на основе количественной теории имели иную методологическую основу. В противоположность Д. Юму, который, по уже приводившемуся выражению Ф. Энгельса, «абсолютно ничего не знал о… стоимости», Д. Рикардо является одним из основателей трудовой теории стоимости. Стоимость находится в центре всей системы его теоретического анализа анатомии буржуазного общества. Соответственно этому Д. Рикардо не отрицал и внутреннюю стоимость денежного товара. «Я вполне признаю, — писал он, — что золотые деньги подвергаются (в своей стоимости) большинству изменений, которым подвергаются и другие предметы… Стоимость золота и серебра, точно так же как и стоимость всех других товаров, пропорциональна количеству труда, необходимого для их получения и доставки на рынок».

И тем не менее, теория денег Д. Рикардо является идеалистической. Она полностью воспроизводит основные постулаты количественной теории и прежде всего положение о том, что уровень товарных цен определяется количеством денег. Тот факт, писал Д. Рикардо, «…что товары повышаются или падают в цене пропорционально увеличению или уменьшению количества денег, я считаю фактом, не подлежащим спору». Он считал, что «стоимость… денег должна зависеть исключительно от их количества».

Согласно взглядам Д. Рикардо, стоимость денежного товара-золота определяется овеществленным рабочим временем лишь при идеальных условиях, когда количество находящихся в обращении денег полностью соответствует меновой стоимости обращающихся товаров. В тех же случаях, когда указанное количественное соотношение золота и товарной массы нарушается, действие закона стоимости применительно к денежному товару прекращается. В этих случаях, по его мнению, вступают в силу законы количественной теории, которые регулируют стоимость денежного товара, равным образом, как и стоимость бумажных денег. По поводу этих взглядов Д. Рикардо К. Маркс писал, что его теория денег «ведет свое происхождение не от него, а от Юма и Монтескье».

Причины столь разительной теоретической непоследовательности становятся понятными, если учесть, что, согласно взглядам Д. Рикардо, деньги — это всего лишь технический инструмент, а следовательно, только средство обмена потребительных стоимостей товаров. Вследствие этого Д. Рикардо механически смешивал законы металлического и бумажного обращения денег. Гносеологически такой подход можно объяснить тем, что предметом теоретического анализа Д. Рикардо, как, впрочем, и других буржуазных экономистов первой половины XIX в., были не металлические деньги — золото и серебро, а неразменные бумажные знаки стоимости, являвшиеся прообразом современных капиталистических бумажных денег. На эту важную сторону рикардианской теории денег неоднократно указывал К. Маркс. В «Теориях прибавочной стоимости» он писал, что «Рикардо в своей теории денег, которая воспроизвела теорию Юма, имел перед своим взором главным образом лишь события за период с 1797 по 1809 г.». Отсюда, как и Д. Юм, Д. Рикардо абстрагировался от всех функций денег, за исключением функции средства обращения.

Рассматривая деньги лишь как технический инструмент обмена, Д. Рикардо не осознал прежде всего экономической роли функции сокровища. Вследствие этого он не смог постичь специфику действия механизма реализации закона, регулирующего количество денег в обращении. В его представлении все золото, обращающееся в стране, в равной степени, как и бумажные деньги, непосредственно противостоит товарной массе и служит орудием обмена.

Это в конечном итоге превращало денежный товар-золото всего лишь в простой посредник обмена или условный знак стоимости. «Если золото есть деньги, — писал К. Маркс, — только потому, что оно находится в обороте как средство обращения, если оно вынуждено оставаться всегда в обращении, как выпущенные государством бумажные деньги с принудительным курсом (а их и имеет в виду Рикардо), то количество обращающихся денег в первом случае (в случае, если масса обращающегося в стране золота остается неизменной, а меновая стоимость товарной массы увеличится.— А. Г.) будет чрезмерным по отношению к меновой стоимости металла; во втором случае (в случае относительного увеличения товарной массы по отношению к массе денежного товара.— А. Г.) оно было бы ниже ее нормального уровня. Поэтому, — продолжает К. Маркс, — хотя золото обладает собственной стоимостью, оно в первом случае станет знаком металла более низкой меновой стоимости, чем его собственная, а во втором случае — знаком металла с более высокой стоимостью». Из данного положения К. Маркса видно, как ложная предпосылка Д. Рикардо о том, что золото как деньги функционирует якобы всего лишь как средство обращения, привела его к отрицанию исходного положения о собственной субстанции стоимости денег, к выводу о том, что обращающееся золото есть всего лишь знак стоимости.