Вульгаризация роли денежного фактора в неокейнсианских и посткейнсианских теориях денег

Формирование в 50—60-х годах нынешнего столетия неокейнсианских (ортодоксальных) теорий денег отражало общую трансформацию содержания кейнсианства, его приспособление к новым условиям экономического развития капиталистической экономики в условиях дальнейшего обострения общего кризиса капитализма и экономического соревнования двух мировых систем. Основой их развития стали теоретические положения, разработанные в книге английского буржуазного экономиста лауреата Нобелевской премии в области экономики Дж. Хикса «Критические очерки по теории денег», а также в работах известного американского экономиста, автора также отмеченного Нобелевской премией, многократно переиздаваемого на западе учебника «Economics» П. Самуэльсона. Неокейнсианский подход к роли денежного фактора в структуре капиталистической экономики обосновывается также в работах таких видных буржуазных ученых послевоенного периода, как Д. Патинкин «Деньги, процент и цены» (1956 г.), Г. Джонсон, опубликовавший в 1962, 1967, 1970 и 1974 гг. ставшие широко известными экономические обзоры по теории денег, Дж. Кауфман, Г. Эллис и др.

Основное влияние на формирование теоретических концепций денег ортодоксального кейнсианства оказало, с одной стороны, завершение процесса формирования системы государственно-монополистического капитализма с его разветвленным механизмом государственно-монополистического вмешательства и регулирования капиталистической экономики и с другой — развитие в 50-х — первой половине 60-х годов XX в. относительно высокой конъюнктуры капиталистического рынка, создавшей иллюзорную видимость стабилизации капиталистической экономики, преодоления на основе системы государственно-монополистического регулирования ее внутренних антагонизмов.

Развитие кейнсианской идеи об активной функции денег

активная функция денег

В соответствии с этим сформировался двойственный подход к теоретическим идеям Дж. М. Кейнса. С одной стороны, получили дальнейшее развитие кейнсианские идеи об активной функции денег в системе государственно-монополистического регулирования капиталистической экономики, с другой — внешняя видимость относительной стабилизации капиталистической экономики послужила толчком к пересмотру ряда важных методологических положений теории денег, в основе которых лежали идеи Дж. М. Кейнса о внутренней нестабильности капиталистической экономики. На этой основе в экономической теории начали возрождаться неоклассические идеи о «нейтральности» денежного фактора, их пассивной роли в экономической системе буржуазного общества.

Возрождение неоклассических идей в определении места и роли денег в капиталистической экономике предопределило их слияние с кейнсианством и развитие на этой основе так называемого классического, или ортодоксального, кейнсианства. Соединение в одной экономической теории двух противоположных начал, двух взаимоисключающих по своей методологической основе теоретических концепций общественного развития отразило процесс углубления кризиса буржуазной экономической науки в целом, в том числе буржуазных теорий денежных отношений.

В слиянии кейнсианских и неоклассических концепций денег, в котором приоритетное развитие получили идеи неоклассической школы, с особой рельефностью проявилась внутренняя противоречивость и непоследовательность, дуализм собственно кейнсианских теорий денег. Речь идет об использовании в методологии их обоснования элементов подлинно научной трудовой теории стоимости, затрагивающей глубинные основы капиталистической экономики, их содержательную сторону, и элементов субъективистской теории предельной полезности, создающей предпосылки восприятия только внешних, поверхностных форм движения экономических процессов, выявления лишь количественных аспектов их развития.

Отражая общий процесс вульгаризации буржуазной экономической мысли, углубление ее кризиса, эволюция теоретических взглядов по поводу специфики денег и их места в капиталистической экономике осуществлялась в направлении абсолютизации наиболее поверхностных элементов теории денег Дж. М. Кейнса. Начало этой тенденции было заложено опубликованной еще при жизни Дж. М, Кейнса и получившей широкий резонанс в буржуазной экономической литературе статьей Дж. Хикса «Предложение об упрощении теории денег» (1935 г.). Уже в самом названии этой статьи отражена идея, предопределившая специфику метода исследования денежных отношений, который впоследствии был использован ортодоксальным кейнсианством. Теория денег «менее абстрактна, нежели большинство других экономических теорий», — писал Дж. Хикс в уже упоминавшейся книге «Критические очерки по теории денег». Соответственно инструментарий ее исследования может ограничиваться лишь описательной стороной экономических процессов.

Ревизия методологических основ кейнсианства и, в частности, положений Дж. М. Кейнса о месте денежного феномена в экономической системе капитализма осуществлялась на основе использования главным образом вульгарных элементов его теории, отражающих непоследовательную трактовку проблемы экономического равновесия рыночной экономики.

Хотя обоснование теоретической концепции денег и их места в системе товарных отношений Дж. М. Кейнса базировалось на его основополагающей идее о внутренней нестабильности капиталистической экономики и стихийности экономических связей, однако в конечном итоге он рассматривал такую нестабильность лишь как частный случай общего экономического равновесия. Если «система централизованного контроля приведет к установлению общего объема производства настолько близко к полной занятости, насколько это вообще возможно, — писал он в заключительной части «Общей теории занятости, процента и денег», — то с этого момента классическая теория (имеется в виду теория общего равновесия. — А. Г.) вновь обретет силу». Следовательно, для этих условий сохраняет силу методологически основанный на теории равновесия и неоклассический подход к анализу места в экономике денежного фактора.

Сравнение взглядом Дж. Хикса и Дж. М. Кейнса

Таким образом, методологический подход Дж. Хикса к определению природы денег и их места в структуре экономических связей на основе неоклассического принципа равновесия и внутренней сбалансированности капиталистического хозяйства не являлся коренной противоположностью взглядам Дж. М. Кейнса. В целях апологетики буржуазного общества Дж. М. Кейнс, как уже отмечалось, не только не исключал, но и предполагал установление в конечном итоге экономического равновесия. Однако равновесие в системе теоретического анализа Дж. М. Кейнса — это результат не внутренней стабильности экономической структуры капиталистического общества, а осуществления целенаправленной государственной политики, мер государственно-монополистического воздействия на процесс воспроизводства. В этом состоит принципиальное различие между кейнсианским и неоклассическим подходом к проблеме равновесия. Соответственно, если кейнсианские трактовки денег в своей основе базировались на учете фактора неопределенности рыночной конъюнктуры и наличия временного лага в осуществлении хозяйственных операций, то в неокейнсианских моделях денег в качестве исходного и определяющего методологического принципа анализа был использован принцип всеобщего равновесия. В этом один из истоков понимания процесса углубления кризиса буржуазных теорий денег, их вульгаризации, возрастания их апологетической функции, который получил развитие в неокейнсианских теориях.

Это положение, позволяющее выявить исходные методологические основы эволюции кейнсианских теорий денег, не отрицается буржуазными исследователями развития экономической науки. Об этом, в частности, писал Б. Селигмен. Анализируя экономические взгляды Дж. Хикса, он обращал внимание на то, что они представляют собой «утонченный вариант современных концепций полезности и экономического равновесия», что «краеугольным камнем теории оставалось положение о субъективной природе полезности» и что в системе его теоретических взглядов «категории Маршалла лишь появились в новой одежде». На отмеченную эволюцию методологической основы неокейнсианских концепций денег указывают и авторы книги «Современная экономическая мысль». В частности, П. Дэвидсон подчеркивает, что «большинство идей, развиваемых представителями современного неоклассического кейнсианства, основаны на вальрасовых постулатах всеобщего равновесия (разработке указанных постулатов немало способствовал и сам профессор Хикс)».

Поскольку в неоклассических исследованиях в качестве методологической основы анализа был использован принцип всеобщего равновесия, предполагающий, как уже отмечалось, по сути бартерный тип экономики, исследование денежных факторов развития экономической структуры теряло то значение, которое ему придавал Дж. М. Кейнс. Деньги в неокейнсианских трактовках, как и в системе неоклассического анализа, вновь превращались в экзогенный фактор экономики, привносимый в экономическую структуру извне. По выражению Д. Патинкина, деньги падают на землю, как некая «небесная манна», всего лишь «накладываясь» на хозяйственную систему «после того как все реальные элементы обмена приводились в соответствие друг с другом». Вследствие такого подхода «образовалась, — как справедливо подчеркивает советский экономист И. М. Осадчая, — безденежная версия кейнсианской теории. По существу, теория, признавшая важность денег и их особые пути воздействия на экономические процессы, превратились в теорию, оставившую деньги за границами своего теоретического анализа».

На основе теоретических концепций неокейнсианства по поводу места и роли денег в экономической структуре капиталистического общества в буржуазной литературе получила распространение так называемая расширительная трактовка специфичности денег. Был пересмотрен один из- постулатов теории денег Дж. М. Кейнса о «нулевом принципе производства и замены денег». В противоположность этому принципу понятие «деньги» растворялись в понятии «финансовый актив». «Деньги — это то, что используется как деньги», — писал Дж. Хикс. Деньги, по его утверждению, представляют собой, лишь более совершенную форму ценных бумаг. Вследствие такого подхода деньги превращались из специфической категории товарного производства, выполняющей в товарном мире функцию всеобщего стоимостного эквивалента, в одну из разновидностей ликвидных активов, свойством которых обладают и другие экономические объекты.

Статистические показатели структуры денежной массы

Статистические показатели структуры денежной массы

На основе расширительной трактовки специфичности денег в буржуазной экономической литературе, в частности в статистике, сложился многоблочный подход к определению структуры денежной массы. Смысл такого подхода состоял в том, что помимо блоков (агрегатов), объединяющих реально обращающуюся сумму денежных знаков, в состав структуры денежной массы включаются также блоки, составными которых являются так называемые пассивные деньги, состоящие, в свою очередь, из элементов, лишь потенциально используемых в роли денежного актива.

Заметим также, что столь «аморфный» подход к определению специфичности денег являлся причиной того, что статистические показатели структуры денежной массы постоянно видоизменялись. Это порождало серьезные трудности в осуществлении соответствующими государственными органами денежно-кредитной политики.

В состав агрегата «Деньги-1» наряду с банкнотами и разменными монетами, эмиссию которых осуществляет казначейство, включены депозитные деньги, формирование которых связано с образованием кредитных ресурсов коммерческих банков. Провозглашенное федеральной системой формальное равенство рассматриваемых компонентов имеет глубокие политические корни. Оно отражает в своеобразной форме содержание механизма сращивания экономической силы буржуазного государства и банковского капитала. Показательной в связи с этим является динамика структуры агрегата «Деньги-1». В частности, в США в период с 1915 по 1984 гг. удельный вес депозитов в структуре денежной массы колебался в пределах 73—84 %.

Высокий удельный вес банковских депозитов в структуре агрегата «Деньги-1» свидетельствует о том, что банкнотное обращение превратилось фактически в дополнение к безналичному обороту.

Наряду с агрегатом М-1А («Деньги-B) статистика США включает в структуру денежной массы и другие компоненты— агрегаты М-1В, М-2, которые объединяются понятием «подобие» денег, или квази-деньги.

Агрегат М-1В включает в себя агрегат М-1А плюс срочные и сберегательные вклады в коммерческих банках; агрегат М-2 охватывает агрегат М-1В, депозиты взаимосберегательных банков и почтово-сберегательной системы плюс акции ссудно-сберегательных ассоциаций и другие кредитные обязательства. Агрегат состоит из агрегата М-2 и различных ликвидных активов различного рода банковских и финансовых учреждений.

Данные, характеризующие общую структуру денежной массы США с учетом всей совокупности денежных агрегатов, показывают, что, искусственно включив в понятие «деньги» всю совокупность ликвидных активов, буржуазная экономическая наука тем самым обеспечила себе логическую основу самоустранения от анализа собственно природы денег. Достаточно отметить, что в структуре агрегата B в 1985 г. наличные деньги составляли менее 5 %. Это уже само по себе предопределяет подчинение анализа их специфики исследованию более обширного с количественной точки зрения пласта денежной массы. Заметим, что в таком подходе заключена одна из гносеологических предпосылок формирования буржуазных концепций демонетаризации золота и потери на этой основе деньгами товарной основы.

Изложенное свидетельствует, что, возродив в качестве исходного принципа научного анализа теорию экономического равновесия, представители ортодоксального кейнсианства предприняли попытку создать логическую основу соединения неоклассической и кейнсианской теорий денег. Рассматривая развитие этого процесса, В. М. Усоскин отмечает: «В области теоретического анализа усилия многих представителей буржуазной политической экономии были направлены на «примирение» взглядов Кейнса с положениями традиционной (неоклассической) доктрины, на поиск доказательств их непротиворечивости и путей «синтеза». Как кейнсианство, так и неоклассическая теория, утверждали западные экономисты, выражают лишь «крайние случаи» более общей теории, причем каждый случай справедлив при наличии в хозяйственной системе особых условий». Однако желаемых результатов эти попытки не принесли.