Общественное производство в Мьянме


Возможности выделения средств для финансирования экономического и социального развития определяются масштабами и структурой общественного производства, уровнем развития страны. При этом итоги предшествующего периода образуют основу для последующего роста. Размеры общественного производства обычно отображаются в статистике через показатели «валовой отечественный продукт» — ВОП (или «валовой внутренний продукт» — ВВП), «валовой национальный продукт» — ВНП и «национальный доход». ВОП — конечная продукция, произведенная на территории страны в течение года. ВНП — конечная продукция, произведенная гражданами данной страны на территории страны и за рубежом; при его подсчете из ВОП исключают сумму доходов иностранных инвесторов в данной стране и одновременно приплюсовывают к ВОП сумму доходов, получаемых гражданами данной страны за рубежом. Национальный доход — вновь созданная в течение года стоимость, которая определяется путем вычета из ВОП средств, израсходованных на возмещение износа основного капитала. Однако в зависимости от характера цен, по которым определяются эти показатели, в вычет включаются также и другие компоненты. Так, если оба показателя — валовой отечественный продукт и национальный доход — исчислены в текущих ценах производства (или, иначе, по текущей стоимости факторов производства, что иногда в литературе называют факторной стоимостью или факторной ценой), то национальный доход отличается от ВОП на величину амортизации основных фондов и сальдо текущих расчетов с заграницей. Если же ВОП исчислен в текущих рыночных ценах, а национальный доход — по текущей факторной стоимости, то национальный доход отличается от ВОП на суммарную величину амортизации, сальдо текущих расчетов с заграницей и косвенных налогов за вычетом субсидий.

Общественное производство в Мьянме

В данной статье мы оперируем двумя показателями — национальный доход и ВОП. До 1964-1965 г. ВОП и ВНП разнились, поскольку отток доходов, как правило, превышал их приток; после указанного года в связи с национализацией собственности иностранного частного капитала они фактически уравнялись.

Статистика Мьянмы

Статистика Мьянмы подсчитывает национальный доход по текущей факторной стоимости (сведения публиковались до 1971 г.). ВОП исчисляется и в текущих, и в постоянных рыночных ценах, причем до конца 1964 г. он исчислялся в постоянных ценах 1947-1948 г., в 1964/65—1970/71 гг. — в постоянных ценах 1964-1965 г. с ретроспекцией до 1961-1962 г., с 1970-1971 г. — в постоянных ценах 1969-1970 г. с той же ретроспекцией. В 1964 г. был сделан пересчет ВОП и его отраслевой структуры за 1946/47—1963/64 гг. в постоянных ценах 1961-1962 г. Однако статистические ряды до и после 1962 г. не сопоставимы по ряду причин.

Национальное производство в Мьянме характеризовалось чрезвычайно низким уровнем, отражая неразвитость производительных сил и отсталую экономическую структуру. По абсолютной величине национального дохода Мьянма значительно уступала многим развивающимся азиатским государствам (например, Филиппинам, Таиланду, Турции).

Так, в пересчете на американские доллары (по официальному курсу) национальный доход в текущих ценах равнялся в Мьянме в 1950 г. 0,7 млрд., в 1961 г. — 1,3 млрд., в 1970 г. — 2,0 млрд., тогда как на Филиппинах в 1960 г. — 4,2 млрд., в 1970 г. — 8,3 млрд., в Таиланде в 1960 г. — 2,5 млрд., в 1970 г. — 6,0 млрд., в Турции в 1962 г. — 5,3 млрд., в 1971 г. — 9,8 млрд. Хозяйственная отсталость страны находила свое концентрированное выражение в среднедушевом размере национального дохода, который в Мьянме в 1960 г. был равен 57 долл., в 1968 г. — 67 долл., составляя соответственно 2,3 и 1,7% уровня подушевого национального дохода США, 4,7 и 3,9% — Англии и 14,2 и 5,5% Японии. По данному показателю Мьянма занимала среди всех развивающихся стран одно из самых последних мест, находясь в группе наименее развитых стран, таких, как Лаос, Непал, Афганистан (по оценкам на 1970 г. подушевой национальный доход составлял в Лаосе 71 долл., в Непале — 75 долл., в Афганистане — 83 долл.)

Темпы роста экономики и общественного производства

Темпы роста общественного производства в Мьянме были весьма неравномерны, особенно в 60-е годы. Его быстрое развитие в начале 50-х годов явилось, бесспорно, результатом больших усилий по восстановлению народного хозяйства в условиях крайне низкого исходного уровня: ведь вплоть до начала 50-х годов экономика практически находилась в состоянии застоя. Однако последующие годы показа¬ли, что страна не может поддерживать подобный рост, и в 70-е годы Мьянма располагалась в группе государств с очень низкими темпами развития.

Уже в конце 60-х годов в мьянманской прессе не раз высказывалась тревога по этому поводу. «Экономика буквально топчется на месте», — писала газета «Гардиан». «Во многих областях экономики, — сообщалось в официозе «Уоркинг пиплз дейли», — провалы следуют один за другим. После национализации крупная промышленность мертва или мертва наполовину. Мелкие предприятия умирают от недостатка или полного отсутствия сырья. За последние два года в области экономики мы двигались не вперед, а назад».

Поскольку население возрастало в среднем на 2,2% в год, темпы прироста среднедушевого валового продукта были чрезвычайно низкими, а о 1974-1975 г. наблюдалось даже сокращение среднедушевого дохода на 0,33% по сравнению с предшествующим годом.

Совершенно очевидно, что мизерный объем национального дохода образовывал крайне узкую материальную базу для финансирования. Положение усугублялось и тем, что значительная часть населения, особенно проживающего в районах национальных окраин (а на их долю приходится более половины территории и почти четверть населения страны), не была вовлечена в товарную экономику и продолжала вести натуральное или полунатуральное хозяйство, имеющее в большинстве своем потребительский характер и осуществляющее воспроизводство на натуральной или натурально-обменной основе. Это сужало масштабы общественного производства и возможности мобилизации средств для целей накопления.

Не только размеры, но и натурально-вещественный состав национального дохода ставил жесткие рамки расширению фонда накопления. Статистическая служба Мьянмы не давала отраслевой разбивки национального дохода, публикуя лишь данные об отраслевой структуре ВОП. Из этих данных видно, что более чем за четверть века в отраслевой структуре общественного производства сколько-нибудь значительных сдвигов не произошло: соотношение относительных размеров двух основных отраслей — сельского хозяйства и промышленности — осталось практически неизменным, в экономике сохранилось преобладание малопроизводительных секторов (сельского хозяйства, торговли).

Сельское хозяйство в Мьянме

За 1947/48—1961/62 гг. удельный вес сельского хозяйства в ВОП понизился, а промышленности (с 1951/52 г.) — возрос. Однако, не отрицая вовсе этого изменения, мы сомневаемся, что оно было столь значительным. По-видимому, истинное соотношение двух основных сфер общественного производства было искажено из-за занижения стоимости продукции сельского хозяйства: во-первых, по ряду причин (в числе их вообще плохой статистический учет и особенно в районах, где активно действовали вооруженные повстанческие отряды) не учитывалась полностью вся аграрная продукция; во-вторых, подсчет стоимости большей части продукции сельского хозяйства проводился по текущим рыночным ценам в период сбора урожая, которые в 1951/52 — 1955/56 гг. были исключительно низкими; в-третьих, стоимость основной сельскохозяйственной продукции — риса — оценивалась по государственным, явно заниженным закупочным ценам. Доля сельского хозяйства и промышленности в производстве валового продукта, выраженная данными на 1964/65 и последующие годы, представляется более реальной, ибо, как уже отмечалось, к тому времени были расширены территориальные границы статистического наблюдения и улучшена система статистического учета сельскохозяйственного производства, хотя фактор занижения доли сельского хозяйства по вышеуказанным причинам сохранился. Поэтому вернее всего оперировать данными от 1964/65 г.

Соотношение между стоимостью продукции сельского хозяйства и промышленности в 1964/65 г. составляло 2,4:1, а в 1975/76 г. — 2,3:1. Незначительное изменение в пользу промышленности произошло в результате некоторого опережения ею по темпам роста в 1964/65—1975/76 гг. сельского хозяйства (при базе 1964/65 г. индекс роста первой в 1975/76 г. был равен 133, а второго — 125). В целом же современные отрасли хозяйства — промышленность, строительство, транспорт и связь — развивались очень медленно (в 1964/65 — 1975/76 гг. среднегодовые темпы прироста промышленности равнялись 2,65%, строительства — 2,7, транспорта и связи — 1,4%, а доля всех трех отраслей в ВОП за 1975/76 г. равнялась 21,9%, т.е. осталась на уровне 1964/65 г.) и не способствовали быстрой перестройке отсталой экономической структуры.

Сельское хозяйство, будучи основой экономики страны, в значительной степени определяло масштабы и характер процесса воспроизводства, темпы роста, валютно-финансовое положение и вообще весь ход общественно-экономического развития. Достаточно сказать, на-пример, что более 60% продукции обрабатывающей промышленности изготовлялось из сырья, поставляемого деревней, более половины грузооборота железнодорожного транспорта приходилось на продукцию сельского хозяйства, около 80% экспорта в начале 60-х годов к около 60% в конце 60-х — начале 70-х годов состояло из сельскохозяйственных товаров. По некоторым подсчетам, в 60-х годах до 75% производства национального дохода Мьянмы прямо или косвенно было связано с сельским хозяйством.

Низкие темпы развития сельскохозяйственного производства гасили воздействие более динамичной промышленности на темпы прироста ВОП. К тому же во второй половине 60-х — начале 70-х годов наблюдалось сокращение выпуска промышленной продукции (с 11,1 млрд. джа в 1970/71 г. до 10,5 млрд, в 1973/74 г.) и объема строительных работ (с 218 млн. джа в 1968/69 г. до 187 млн. в 1973/74 г.)

Замедление развития современных отраслей хозяйства было связано с трудностями, сопутствовавшими ломке прежней социально-экономической структуры. При том подчиненном положении, которое занимали данные отрасли в структуре экономики, снижение темпов их роста в целом вело к консервации ее отсталости, застойности, препятствовало созданию условий для столь необходимого ускорения прогрессивных процессов в стране.

Мьянманские руководители пытались путем реформы аграрных отношений, расширения государственного кредита и мероприятий по улучшению материально-технической базы земледелия содействовать развитию сельскохозяйственного производства, надеясь на основе его подъема решить стоявшие перед страной неотложные экономические задачи. Однако их усилия не принесли ожидаемых результатов.

В частности, по расчетам, сделанным мьянманскими экономистами в середине 60-х годов, среднегодовые темпы роста сельскохозяйственного производства должны быть не ниже 6%, чтобы обеспечивать население продовольствием, промышленность — сырьем, страну — иностранной валютой, получаемой от экспорта сельскохозяйственной продукции. Но, как следует из приведенных выше данных, такие темпы не были выдержаны. С конца 60-х годов сельское хозяйство было уже не в состоянии удовлетворять увеличивавшиеся общенациональные потребности.

Производство риса

Особенно сложно обстояло дело с рисом. Рисопроизводство — главная отрасль мьянманской экономики: в рисовом хозяйстве в 50-е годы производилось более 20% валового отечественного продукта; под рисом находилось 60% посевных площадей; его вывоз на мировой рынок давал 75—80% экспортной выручки. Рисовое хозяйство служило одним из важных источников финансовых ресурсов, ибо за счет разницы между внутренними закупочными ценами на рис и ценами на внешнем рынке государство имело возможность мобилизовать значительные средства и направлять их на финансирование экономического развития. Поэтому неудивительно, что, когда со второй половины 60-х годов обнаружился острый дефицит товарного риса, это сразу же отразилось на всем хозяйственном организме. Началась цепная реакция, которую было трудно остановить.

Нехватка товарного риса объяснялась рядом причин. Во-первых, в результате аграрной реформы, запрещения ростовщичества, расширения государственного кредита и других социальных и экономических мероприятий правительства крестьянин вздохнул свободнее, у него появилась возможность оставлять больше риса для личных нужд и меньше нести на рынок. Во-вторых, крестьянину стало невыгодно продавать рис государству по тем ценам, которые оно предлагало, так как выручка не могла покрыть всех затрат, связанных с повышением цен на потребительские товары. «Существует гигантская разница между той ценой, по которой крестьянин продает свой продукт, и той, по которой он приобретает необходимые для потребления товары», — писал в одной из своих статей, посвященных анализу экономического положения в Мьянме, известный мьянманский общественный деятель У Тейп Пе Лаьин. «Занятие земледелием стало теперь бесприбыльной деятельностью. Крестьянство в значительной степени деморализовано…» В-третьих, заниженные закупочные цены ослабили у производителей стимулы к расширенному воспроизводству и увеличению товарной продукции; рисопроизводство в 60-х — начале 70-х годов находилось практически в состоянии стагнации: сбор необрушенного риса составлял в среднем 7,8 — 8 млн. т, кроме 1966/67 г., когда из-за неблагоприятных погодных условий он вообще упал до 6,6 млн. тонн. В-четвертых, сельское население постоянно росло, что при сохранении урожая риса на одном и том же уровне неизбежно вызывало сокращение выхода товарного риса. В-пятых, вспыхнувшая в начале 70-х годов инфляция, рост цен и обесценение денег привели даже к натурализации рисовых хозяйств и развитию продуктообмена в некоторых районах страны.

Влияние поступлений иностранной валюты в Мьянму

Уменьшение поступлений иностранной валюты отрицательно сказалось на экономическом и валютно-финансовом положении, осложнив проблему финансирования импорта и хозяйственного строительства в целом. Сокращение импорта, в том числе товаров, предназначенных для производственных целей, вызвало недогрузку предприятий, работающих на привозном сырье, закрытие некоторых из них (многие предприятия, построенные частным капиталом в 1950—1961 гг., ориентировались только на импортное сырье) и как результат — неустойчивость внутреннего производства, перебои в снабжении потребительскими товарами, рост цен, развитие черного рынка и инфляции, уменьшение налоговых поступлений и в связи с этим увеличение дефицита государственного бюджета, обесценение денежной единицы на внутреннем и внешнем рынках.

В стране образовался параллельный сектор экономики, функционирование которого зависело от торговли товарами в обход официальных каналов. Он охватывал значительную часть населения и привлекал большой объем товаров как местного производства, так и поступавших в страну из-за границы легальным и контрабандным путем. Цены черного рынка на товары, торговля которыми контролировалась государством и которые реализовались через государственную систему распределения, во много раз превосходили государственные.

Цены в Мьянме

Например, в Рангуне в ноябре 1974 г. цена на сахар в кооперативных магазинах, где продажа осуществлялась по государственному прейскуранту, равнялась 2,65 джа за вис (I вис = 1,6 кг), на рынке — 15 джа, цена на соль — соответственно 0,58 и 2 джа, на рыбную пасту — 3,47 и 7,92 джа за вис, на рис — 1,58 и 2,67 джа за пьи (I пьи = 2,1 кг), на сгущенное молоко — 2,35 и 7 джа за банку, на мужскую юбку — 11,3 и 26,7 джа за штуку, на женскую лонджи — 9,8 и 21,5 джа, на стиральное мыло — 2,35 и 6,85 джа за кусок, на керосин — 2,6 и 5,5 джа за галлон.

Такая разница в ценах и нехватка товаров широкого потребления усиливали отток товаров из государственной торговой сети на черный рынок. По некоторым данным, в первой половине 70-х годов более половины объема товаров ускользало из официальных каналов в спекулятивную торговлю. Группа экспертов Международного банка реконструкции и развития (МБРР), посетившая Мьянму летом 1976 г., определила сумму, присвоенную спекулятивным капиталом за счет разницы между установленными ценами на продукцию государственных предприятий и спекулятивными ценами на нее на черном рынке, примерно в 3 млрд. джа.

Контрабандная торговля и её объемы

В стране достигла больших размеров контрабандная торговля. По неофициальным оценкам, ее объем приравнивался в 60-е годы к объему государственных внешнеторговых операций. Контрабандная торговля также постоянно питала черный рынок и способствовала разрастанию параллельного сектора экономики. В этот сектор оказались втянутыми, например, многие крестьяне, в частности в восточных пограничных областях, и прежде всего в Шанской области, которые занимались выращиванием культур, нелегально сбывавшихся за границей (в первую очередь опиума).

В этих условиях правительство было вынуждено внести некоторые коррективы в свою экономическую политику, прежде всего в области цен. В мае 1973 г. оно отменило государственную монополию на закупки риса и разрешило свободную торговлю этим товаром.

Были сделаны некоторые шаги для стабилизации розничных цен на потребительские товары. Созданный в 1974 г. Комитет контроля над ценами разработал программу мероприятий по стабилизации цен. В соответствии с нею в июне 1975 г. был установлен максимум оптовых и розничных цен на 14 основных видов продовольственных товаров, в апреле 1976 г. принят новый закон о налогообложении, который имел целью выравнять государственные и рыночные цены, в 1974/75 — 1975/76 гг. значительно расширен импорт товаров широкого потребления, чтобы противодействовать повышению цен.

Все эти мероприятия в какой-то мере сняли напряженность в экономике страны и содействовали росту общественного производства. Повышение закупочных цен подняло заинтересованность крестьян в расширении производства и продажи государству товарной продукции.