Формы брака на Пуэрто-Рико


Семья создавалась на основе брачного союза, формы которого могли быть различны. До начала XX в. на острове были в основном распространены две формы брака: церковный (римско-католический) и консенсуальный, т.е. без официального оформления. С началом американской оккупации, когда запреты на протестантство на Пуэрто-Рико отпали, стали заключаться и протестантские браки. Однако число их к середине XX в. было незначительно по сравнению с католическими и гражданскими (т.е. зарегистрированными в алькальдии, а не в церкви):

  • католические — 61,4%;
  • гражданские — 24,3%;
  • протестантские — 14,3%.

Консенсуальный союз

Консенсуальный союз — это типичная латиноамериканская форма брака. Его следует отличать от сексуальной связи даже постоянных партнеров, но живущих раздельно, не ведущих совместного хозяйства и не имеющих никаких прав и обязанностей по отношению друг к другу. Консенсуальный союз обычно создается парой, живущей одним домохозяйством, где мужчина и женщина добровольно налагают друг на друга сеть общих обязательств, несмотря на отсутствие легального брака. Когда консенсуальный союз разрушается (а это случается, конечно, чаще, чем среди зарегистрированных браков, где получить развод, даже если этот момент оговорен в контракте, очень сложно), и тот и другой партнеры, как правило, вновь вступают в брак такого же типа. Все же обычно первый брак стремятся регистрировать. Однако если девушка уже потеряла невинность до брака, то регистрация последнего не происходит: партнер приводит свою избранницу к себе в дом или переезжает к ней (особо строгих установок на этот счет нет), тем самым давая понять окружающим, что консенсуальный брак состоялся.

Формы брака на Пуэрто-Рико

Относительно стабильности консенсуальных браков существуют разные точки зрения. Так, по данным, полученным О. Льюисом в конце 50-х — начале 60-х годов, сохраняется на протяжении долгих лет лишь около 30% консенсуальных союзов. Американский антрополог А.Э. Сафа, проводившая в те же годы свое первое исследование среди жителей Пелотеро, считает, что, наоборот, распадается только одна треть первоначально заключенных союзов.

Согласно официальной статистике США, частота фактических браков начиная с XX в. в целом по острову уменьшилась. Если в 1898 г. процент таких браков среди мужчин составлял 16,3, а среди женщин — 15,2, то в 1950 г. в целом на Пуэрто-Рико фактических браков было 12,7%9. Однако при этом следует учитывать, что официальная статистика, регистрирующая брачный статус пуэрториканцев, часто отмечала значительно более низкий процент консенсуальных браков на острове, чем он был на самом деле. Это могло быть связано с большой сложностью выявления таких браков. Специальное исследование американского ученого Дж. Фитцпатрика показало, что консенсуальных браков на острове в 1950 г. было в 2 раза больше — 25%.

Устойчивость традиции заключения консенсуального брака на Пуэрто-Рико до настоящего времени, по-видимому, следует считать результатом сложного переплетения на протяжении веков социально-экономических и культурных факторов. Однозначные объяснения этой традиции очень сомнительны. Так, например, американские исследователи Е. Гарвер и Е. Финчер объясняли широкую практику консенсуальных браков среди бедняцких слоев населения острова невозможностью для них оплатить формальную процедуру бракосочетания. Но стоимость брачного свидетельства при заключении, например, гражданского брака на острове в 50-х годах была всего 50 центов, что составляло приблизительно 1/3 стоимости бутылки рома. Как справедливо заметил Дж. Стикос, если бы соционормативные установки однозначно предписывали официальный брак, эти деньги можно было бы найти.

Точно так же сомнителен и такой подход к этой проблеме, который однозначно вычленяет в качестве причины практики консенсуальных союзов культурные традиции африканских негров, в частности полигинию. Категорически отвергать подобную гипотезу нет оснований. Но, как известно, укоренение любого этнокультурного элемента, привнесенного извне, возможно лишь в том случае, если в принимающем обществе существуют благоприятные условия для выживания данного элемента культуры, а на Пуэрто-Рико в принципе как раз такие условия были.

Влияние плантационного рабства

Прежде всего плантационное рабство. Рабовладельцы, чтобы избежать какого-либо объединения рабов и тем самым предотвратить опасность их массовых выступлений, использовали, в частности, и такой метод, как поощрение бытовавших среди последних сожительства билокального типа, не делая никаких попыток заставить рабов вступать в брачный союз, тем более официально оформленный. Сам по себе этот факт уже свидетельствует в пользу того, что законный брак не воспринимался неграми рабами как нормативная установка, регулирующая взаимоотношения полов.

Кроме того, на острове с самого начала колониального периода вообще бытовало достаточно индифферентное отношение населения (и не только темнокожего) к скрепляющим узам брака, что было обусловлено рядом обстоятельств. Во-первых, основной контингент колонистов (особенно в начальный период колонизации острова) состоял не из высокородных грандов, заботившихся о сохранении своего имени и состояния путем заключения продуманных и выгодных браков, а из малоимущих граждан низших сословий, целью которых была нажива любыми средствами. В обстановке всеобщего стяжательства процветал принцип „вседозволенности”, перечеркивавший категории более высокой морали и нравственности. Во-вторых, практика незарегистрированных браков для испанцев не была столь уже новой. В самой средневековой Испании накануне конкисты существовала аналогичная форма брачного союза, называемого „баррагания”, при котором между холостым мужчиной и незамужней женщиной заключался договор, главным, но неформальным условием которого являлось постоянство партнеров на протяжении достаточно длительного отрезка времени. Договор не предусматривал какой-либо обрядности — обручения или свадьбы. По мнению известного испанского историка Альтамира-и-Кревеа, возникновение такого союза — следствие мусульманских влияний. Терпимое отношение испанского закона и морали к внебрачному сожительству только укрепляло последнее, содействуя превращению его в традиции. Баррагания встречалась среди всех социальных прослоек населения, в том числе дворянства, а также между дворянами и крестьянами. Католическая церковь официально выступала против баррагании, но такая форма брака бытовала даже среди духовенства. В Наварре Карл III хотя и отверг притязания сожительниц церковников на пользование привилегиями духовенства на правах законных супруг и приказал взимать причитающиеся с них обычные налоги, однако фактически барраганию признал. Конечно, такая форма взаимоотношений полов не являлась для испанцев нормой, но в условиях вседозволенности колониальной жизни вполне могла оказаться наиболее приемлемой, что и было закреплено в обычном праве.

Влияние католической церкви на Пуэрто-Рико

В-третьих, католическая церковь на острове вплоть до начала XX в. была настолько слаба экономически и зависима от испанской короны, что фактически не претендовала на роль праворегулирующего органа. Недостаток средств осложнял поездки священников в труднодоступные горные районы, сильно ограничивал возможности организации приходов в сельской местности. Жители изолированных поселков, до конца XX в. составлявшие большинство населения острова, видели католического священника в лучшем случае два-три раза в год. Заключение церковного брака в этих условиях оказывалось довольно проблематичным.

Таким образом, традиция консенсуальных союзов, столь характерная для пуэрториканцев, формировалась постепенно, в ходе исторического развития острова. Однако эволюция этой формы брака во времени и пространстве была подвержена определенной закономерности. Например, при более близком рассмотрении оказывается, что консенсуальные союзы все-таки чаще встречаются среди негров, причем независимо от их социального статуса и места проживания. Объяснить этот факт, как нам кажется, можно тем, что „эпицентр” складывания традиции приходился именно на негритянское население плантаций. Здесь сильнее, чем где-либо на острове, действовал механизм консервации способствующих факторов, описанных выше. А кроме того (и это в конечном счете приобретает решающее значение), в районах сахарных плантаций всегда была особенно велика социальная однородность населения, т.е. общественное мнение здесь никогда не осуждало такого рода союзы.

Консенсуальные браки среди белого населения горной сельской местности встречались значительно реже. Для сравнения скажем, что, например, в муниципалитете Салинас, где негритянское население в 1950 г. было сконцентрировано в наибольшей степени (46,1%), даже официальная статистика того времени зарегистрировала и наибольший процент консенсуальных браков — 27,9. По неофициальным же данным, собранным С. Минцем в те же годы, незарегистрированные браки здесь составляли почти 70%. А в муниципалитетах Ринкон, Камуй, Кебрадильяс, Хатильо, где категории „небелых” составляли соответственно 4,8; 5,8; 6,2; 7,0%, доля официально отмеченных консенсуальных союзов была наименьшей на острове — 4,7; 5,5; 4,8; 6,7%.

По наблюдениям кубинского антрополога Карлоса Ортиса, в селении Эсперанса (западная часть острова, „кофейный” регион), где подавляющее большинство населения — белые, незарегистрированные брачные союзы были редкостью. Из 133 обследованных Ортисом супружеских пар 115 состояли в церковно-католическом браке, 10 — в гражданском и только 8 пар — в незарегистрированном брачном союзе. Категорического осуждения кон-сенсуальных браков со стороны общественного мнения в Эсперансе не было. Однако, как пишет Ортис, люди, заключавшие такой брак, независимо от своего социального статуса стыдились этого.

Среди городского населения острова консенсуальные браки значительно более распространены. Так, в центральных восточных муниципалитетах Пуэрто-Рико, где быстро росло число американских промышленных предприятий, незарегистрированные брачные союзы только по официальным данным 50-х годов составляли в среднем 16—18%, а, например, в Сан-Хуане — около 20%.

К сожалению, мы не имеем возможности оперировать официальной статистикой на этот счет в настоящее время. Однако есть основания полагать, что доля консенсуальных союзов среди пуэрториканцев не уменьшается. Например, по данным Э. Сафы на 1970 г., из 94 опрошенных ею женщин 25,5 состояли в консенсуальном браке.

Типы семьи на Пуэрто-Рико

Для пуэрториканцев характерны обе формы семейной организации — как простая семья (нуклеариая), так и сложная (расширенная). Среди зажиточного населения села и города широко распространена сложная семья с „вертикальной” структурой родства. Это связано в первую очередь с тем, что, несмотря на строгое следование принципу наследования от отца старшему сыну, богатое семейство стремится обеспечить безбедное существование и младшим, для чего есть возможности.

Иное дело — семья сложной формы у бедняков. Здесь четко прослеживается наличие „горизонтальной” структуры родства. Главное условие образования такого типа семьи — наличие кормильца, вокруг которого группируются родственники самой различной степени родства. Это могут быть сестры или даже кузины жены, брат мужа и т.п. Семейные организации могут существовать подолгу, иногда годами и даже десятилетиями, что особенно характерно для городов. Большой процент незанятого трудоспособного населения здесь приводит к тому, что для человека или даже брачной пары с ребенком единственной поддержкой оказывается помощь родственников.

Нуклеарная семья как норма

Однако, несмотря на все формы родственных группировок под крышей одного домохозяйства, нормой всегда считалась нуклеарная семья. И при первой же возможности молодое поколение отделялось от старшего. Для крестьянских семей кофейного района в идеале желательно было, чтобы новое домохозяйство сына располагалось недалеко от дома родителей жены. Таким образом, старались достичь двух целей: окончательного отделения сына от родителей и избежания конфликтов жены и свекрови. В действительности, однако, получалось несколько иначе. Молодожены поселялись в доме родителей жены и жили там до тех пор, пока не появлялась возможность купить свой дом. А этот вопрос обычно решался той семьей, которая реально оказывалась способной выделить средства на покупку участка земли и дома. Если более состоятельной оказывалась семья мужа, то все дальнейшее формирование родственных связей шло по этой линии, и наоборот.

Среди населения сахарных плантаций семейно-родственные отношения складывались почти исключительно по материнской линии, что, думается, напрямую связано с большим процентом консенсуальных браков там, точнее, с их нестабильностью. Дети женщины от всех предшествующих настоящему брачных союзов, как правило, оставались у ее матери, что и приводило к однозначному вычислению именно этой линии родства.

Матрифокальная семья на Пуэрто-Рико

В связи с этим хотелось бы поподробнее остановиться на матрифокальной семье. Чаще всего она встречается среди негритянского населения сахарных районов южного побережья. По официальным данным, в 1950 г. здесь более 20% всех домохозяйств были матрифокальны, а в целом по острову — 16,8%. В свое время М. Херсковиц объяснял существование матрифокальных семей среди негритянского населения карибских обществ сохранением традиций западноафриканских негров. Иную позицию занимали Е.Ф. Фрэзиер и Ф. Хенрикес, которые делали ударение на невозможности создания семьи среди негров в условиях рабства. Еще одна точка зрения принадлежит Р. Смиту. Согласно ей, матрифокальность ассоциируется не с особыми историческими или культурными условиями, а с самим положением негров на наиболее низкой иерархической ступени классового общества. Это положение ограничивало их вертикальную мобильность. Мужчина не имел возможности зарабатывать столько, чтобы содержать семью. В этой связи он не мог сохранить свое престижное положение в системе родственных связей, как, например, в примитивных обществах, где даже матрилинейная структура родства находилась под контролем мужчин. В современных обществах, где сильна патриархальная традиция (Индия, Китай), весь уклад жизни построен так, чтобы сохранить за мужчиной его природные привилегии (в структуре родственных связей, в системе религиозных отношений и т.д.) и таким образом дать ему возможность занимать доминирующую позицию в семье. Однако в большинстве современных обществ одерживает победу билатеральный принцип сосуществования полов, оставляющий за мужчиной главным образом функцию материального обеспечения семьи. И когда эта функция блокируется социальными условиями, возникает ситуация неопределенности, которая в одних культурах со временем разрешается взрывом феминизма, в других же находит более компромиссный выход, примером коего может быть и существование матрифокальной семьи. Такой тип семьи фактически устраняет соперничество полов, перераспределив их роли и закрепив этот акт культурной традицией.

Как нам кажется, в течение длительного времени все указанные выше причины появления традиции существования матрифокальной семьи в той или иной степени могли иметь место. Но решающее значение в стабильности такого типа семьи на Пуэрто-Рико могла сыграть именно последняя.

Влияние массовой эмиграции населения в США

Большую роль здесь, добавим, имела и начавшаяся в послевоенные годы массовая эмиграция населения острова в США. На первых порах большую часть мигрирующих составляли мужчины, уезжавшие в поисках работы и либо в течение долгих лет не возвращавшиеся, либо вообще осевшие на материке, женившись там повторно.

Пуэрто-риканская женщина с маленькими детьми и без мужа, жившая в городе, имела очень низкий и крайне неустойчивый доход. Одну его часть составляло пособие Отдела социального обеспечения. Например, в 1970 г. женщина с пятью детьми получала в среднем 85 долларов в месяц. Какая-то часть средств поступала от бывшего мужа женщины, причем не имело значения, в какого рода брачном союзе они состояли. Помогали и родственники. По данным Э. Сафы, из 20 матрифокальных семей в Пелотеро 9 вели домохозяйство совместно с тетками, незамужними кузинами и даже с ближайшими соседями. Так что, если женщина находила себе какую-то работу и должна была на время отлучиться, за детей она не беспокоилась. Как пишет Сафа, „дети здесь хорошо известны всем и каждому и соседи играют очень важную роль в их воспитании. Вечерами дети собираются в доме соседей смотреть телевизор, там их и покормят, и утешат, если плачут”. По мнению Сафы, повседневность такого общения постепенно вытесняла даже родственные связи, но об этом ниже.

Комментарии и вопросы
Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован.


*


*

code