Река Волга


В настоящее время Волгу принято делить на три части: Верхнюю — от истока до плотины Горьковской ГЭС, Среднюю — от плотины Горьковской ГЭС до плотины Куйбышевской ГЭС, и Нижнюю — от плотины Куйбышевской ГЭС до устья.

река Волга

Верхняя Волга

Бассейн Верхней Волги лежит в зоне лесов. Климат этой территории в основном определяют континентальные воздушные массы умеренных широт. Однако нередко в бассейн Верхней Волги приходят циклоны с Атлантики, которые зимой приносят оттепели и снегопады, а летом — похолодание и дожди. В пределах Валдайской возвышенности годовая сумма осадков достигает 800 мм, уменьшаясь вниз по течению Волги до 600 мм. Питание Верхней Волги в основном снеговое, на его долю приходится 55—65% общего стока за год; доля дождей составляет 10—15%, а грунтовых вод — 35%. Количество воды, которое притоки Верхней Волги собирают с каждого квадратного километра своих бассейнов, изменяется от 10—12 л/с (в верховьях) до 6—4 л/с (в бассейне Оки).

верхняя Волга

Речная сеть Верхней Волги густа и хорошо развита. С севера к ней несут воду Селижаровка, Тверда, Медведица, Молога, Шексна, Кострома, Немда и Унжа, это правые ее притоки. Из левых притоков наиболее значительны Вазуза и Шоша. В среднем густота речной сети Верхней Волги составляет 0,30—0,35 километра на каждый километр площади водосбора. В былые времена при взводном (против течения) судоходстве обилие ручьев и рек создавало дополнительные трудности. Вот как описываются условия проводки судов по Тверце в «Судоходном дорожнике» 1854 года: «…а в иных местах через впадающие в Тверцу небольшие речки, проточины и болотистые места мостов не сделано, и коноводы должны объезжать в сторону верст за пять или идти вплавь. А в других местах сами обыватели устраивают мостики и паромы, за переправу на которых через речки берут с коноводов произвольную плату».

Начало реки Волги

Начало реки Волги (исток)

Волга берет начало на северо-западе Тверской области неподалеку от ее границы с Новгородской. Дощатые мостки возле деревни Волго-Верховье ведут через травяное болотце к небольшому домику-беседке. Загляните через прорубленный в полу проем — на дне котлованчика, то поднимаясь, то опадая, пульсирует выбивающийся из земных недр ключ. Покачивается на болотце осока, кланяясь светлой струйке, словно знает, что суждено ей дать начало самой большой реке Европы. Не спеша пробирается ручеек камышами среди кустов, бежит сырым еловым лесом, бесстрашно ныряет в озера. В верхнем течении Волги один за другим располагаются несколько водоемов — озера Малый Верхит, Большой Верхит, Стерж, Вселуг, Пено и Волго. Тоненьким ручейком ныряет Волга в первое свое озеро — Малый Верхит, а из озера Пено вытекает уже настоящей речкой. За озером Пено в Волгу впадает первый правый ее приток речка Жукопа. Выписывая замысловатые повороты, течет Волга в крутых берегах к последним на своем пути озерам, носящим одно с нею имя, — Верхнему и Нижнему Волго. Следуя друг за другом, похожие на речной разлив, они вытянуты в длину на 7 км при ширине всего в 2 км. В конце I — начале II тысячелетия нашей эры по озерам Волго, Пено, Вселуг и Стерж проходил водный путь из городов бассейна Верхней Волги к Великому Новгороду и дальше на север, к Балтике.

Был с Волги и другой путь к Великому Новгороду. Не доплывая до Верхневолжских озер, надо было свернуть в речку Селижаровку и подняться по ней в озеро Селигер. Оттуда был волок на реку Полу. Кстати, местные жители вплоть до середины XIX века плавали на лодках из озера Селигер не только в Новгород, но и в Петербург.

Попасть в Новгород с Волги можно было и поднявшись по левому ее притоку реке Тверце. Из Тверды был волок на Мету. Эту третью дорогу, как вы уже знаете, и выбрал Петр I для строительства первого в России искусственного водного пути.

В 5 км ниже озера Волго почти полтораста лет тому назад, в 1843 году, был поставлен бейшлот (водоподпорная плотина). Весной, когда перед ним скапливаются вешние воды, подпор распространяется вверх по течению реки вплоть до озера Стерж и на месте Верхневолжских озер возникает единый большой водоем длиною без малого в 100 км. Верхневолжский бейшлот был построен для улучшения условий судоходства по Верхней Волге в межень. Благодаря попускам воды горизонт реки у Твери удавалось поднять на 27 см, возле устья реки Шоши — на 22, у города Калязина — на 16, а у Рыбинска — на 7 см. Вода, накопленная за весну в Верхневолжском водохранилище, расходовалась обычно в течение двух месяцев. При этом работа Верхневолжского бейшлота увязывалась с работой Вышневолоцкого гидроузла таким образом, чтобы попуски воды из контролируемых ими водохранилищ поступали в Волгу попеременно. Одновременно вода из Верхневолжского и Вышневолоцкого водохранилищ подавалась в Волгу редко — только в аварийных ситуациях. Тогда уровень воды в реке поднимался у Рыбинска на 13 см.

Пассажирское судоходство по Волге

И в наши дни пассажирское судоходство по Волге от Твери до Ржева, на протяжении более чем 180 км, осуществляется благодаря попускам воды из Верхневолжского бейшлота. Обычно в маловодные годы водных запасов за плотиной хватает до середины августа. Средний многолетний годовой расход воды через Верхневолжский бейшлот после его реконструкции в 1943—1947 годах составляет 29,7 м3/с, минимальный — 14,2, а максимальный — 54,1 м3/с. На гидрологический режим Волги попуски воды из Верхневолжского водохранилища оказывают теперь влияние лишь до устья реки Тьмы, впадающей в Волгу неподалеку от Твери, ниже по течению чувствуется подпор Иваньковского водохранилища.

Об участке Волги от Верхневолжского бейшлота до Твери обычно упоминают редко. Может быть, потому, что он лежит в стороне от основных водных путей, а может быть, и потому, что Волга здесь совсем не похожа на ту, которую мы знаем по полотнам Левитана, Репина и других русских художников. Здесь она узка, порожиста; поросшие лесом крутые берега, камни и сильное, норовящее сбить с ног на бродах течение делают ее похожей на реку предгорий. Между Селижаровкой и Итомлей, на протяжении 73 км, на Волге 12 порогов. Клокочет вода среди камней, сталкиваются, сшибаются друг с другом тугие струи, образуя буруны, водовороты и суводи. Самые большие пороги, Венские, находятся неподалеку от села Ельцы. Когда-то они были наиболее тяжелыми для проводки судов. Падение реки здесь на протяжении одного километра достигает 3 метров. На этом участке Волга представляет собой цепочку белых от пены, шумных водопадов.

Часть порогов в русле реки возникла из вымытых водой скоплений валунов, часть — образовалась в местах выхода на поверхность известняков. Порогу деревни Кошево, например, каменистый, порог Дягель и перекат Порожки гравийные, а пороги Мнрославль и Спас возникли на выходах гладкой известняковой плиты. В прежние времена при подъеме судов по Волге на каждую барку полагалось 9—12 лошадей с 2—3 коноводами, а при сплаве 8—16 гребцов на веслах и обязательно лоцман.

Словно ущельем, мчится волжская вода Старицкими воротами — глубокой, узкой долиной возле города Старица. Местами у подножия берегов, похожих на разрушенную временем каменную кладку, вырываются довольно мощные весной ключи.

Лишь после селения Броды, когда Волга выходит на Верхневолжскую низменность, долина ее расширяется до 200 м, а берега понижаются. Порогов на реке после того, как она покидает Валдайскую возвышенность, становится меньше, зато появляются мели. Наиболее труднопроходимыми считались Отмеченская мель возле устья реки Тьмы и выше по течению, по соседству с гравийным перекатом Береза, — Воеводинская мель. В настоящее время русло Волги от Твери вверх по течению углублено и расчищено от мелей примерно на 30 км. Выше по реке нужные для судоходства глубины поддерживаются весьма удачно полузапрудами, которые сооружены из поднятой со дна реки при чистке фарватера породы. Грунты здесь тяжелые, и русло Волги устойчиво.

В XIX веке навигация на реках бассейна Верхней Волги длилась примерно 190 дней. Первые суда отправлялись в путь, когда на берегу и на островах, лежали еще глыбы льда, хотя ивы уже полоскали в быстрой воде свои пушистые сережки и вспыхивали по откосам канав желтые огоньки мать-и-мачехи. Последние караваны проходили по рекам в конце октября, когда опавшие листья и траву по утрам выбеливали первые морозцы, а с низкого неба временами начинал падать редкий снежок. Вставала Верхняя Волга в начале ноября, а весенний ледоход па ней в пределах Тверской губернии (Калининская область), по наблюдениям за 1837—1853 годы, начинался 10 апреля. После создания Московского моря как замерзание, так и вскрытие Волги передвинулись на более поздние сроки. А теперь весенний ледоход на ней будет начинаться, вероятно, еще позже. Ведь с 1977 года сток Вазузы, которая будила Волгу после зимнего сна, перебрасывается в систему Московских водохранилищ.

В «Судоходном дорожнике» 1854 года указано, что уровень весенних вод в реках Тверской губернии превышал меженный на 8,5 м, а в иные годы — на 13 м. Высокими были половодья на Верхней Волге в 1709, 1719, 1770, 1777, 1807, 1838, 1849, 1855, 1867, 1908, 1926 и 1947 годах. «На городовой части по берегу реки в каменных кварталах нижнее жилье, а также большая часть мещанских домов и ямская слобода, Затмацкая же и Затверецкая части почти все, кроме домов, стоящих на самых высоких местах, оною поняты были», — описывает наводнения в Твери в 1770 и 1777 годах «Географический месяцеслов» за 1780 год. В половодье 1838 года в Твери было затоплено свыше 760 домов, причем низко расположенные части города оказались под слоем воды в 3,2 метров! В наши дни весной вода в Волге у Твери обычно поднимается на 6—7 метров, но бывает и выше: в половодье 1947 года подъем ее достиг 11 м.

У города Зубцова самый высокий подъем воды в Волге из зарегистрированных с 1892 года наблюдался 23 апреля 1908 года — он превысил меженный уровень на 12 м, а у города Старицы, ниже по течению реки, — на 11 м. При этом наибольший уровень поднятия воды совпал с ее наибольшим расходом, достигшим у Старицы 4060 м3/с. Наименьший расход воды в Волге у этого города был отмечен 12—13 января 1940 года, он был равен всего лишь 11,2 м3/с. У Твери наименьший расход воды в Волге был отмечен в 1941 году, он составлял 14 м3/с, что в 15 раз меньше среднегодового значения. Очень низкие уровни воды в верховьях Волги наблюдались 23—24 августа 1939 года. Прежде в маловодные годы в межень Волгу у Твери можно было перейти вброд. Поверить в это, когда стоишь сегодня на набережной реки в Твери, трудно. После создания Иваньковского водохранилища ширина Волги там достигает 250 метров, и у пристани Речного вокзала швартуются большие трехпалубные теплоходы.

Расход воды в верхнем течении Волги, в зависимости от сезона и водности года, может изменяться в 365 раз! Вспомните расходы воды у города Старицы — 4060 м3/с и 11,2 м3/с. Впрочем, после того как путь Вазузе у города Зубцова преградила плотина, сезонные колебания расхода воды в Волге ниже по течению несколько сгладились. Ведь весной Вазуза несла в Волгу основную часть стока (около 80%). А когда под городом Ржевом на Волге появится водохранилище, сток реки будет зарегулирован практически полностью. Ржевский гидроузел защитит от весенних разливов расположенные ниже его по течению селения и сельскохозяйственные угодья, а в дальнейшем, возможно, будет использован и для пополнения волжской водой Днепра.

Без малого 100 лет разделяет строительство первого на Волге Верхневолжского водохранилища и второго, Иваньковского, которое часто называют Московским морем. В 1937 году у села Иванькова русло Волги было перегорожено плотиной, а пойма — дамбой. Общая протяженность преграды составила около 9 км. В результате разлива воды образовался обширный водоем площадью в 327 км2, с множеством островов, бухт и заливов самых затейливых очертаний. Не ищите на карте села Иванькова, на его месте теперь зеленый, чем-то неуловимо напоминающий южный — город Дубна.

От Иваньковского водохранилища начинается канал имени Москвы, соединяющий Волгу со столицей СССР. Шлюзу, открывающему ворота из Волги в Москву, присвоен номер один, а пристань, хоть она и небольшая, получила название Большой Волги.

Вверху Московское море похоже на полноводную реку, с сосновыми борами по берегам, островами, песчаными пляжами. Внизу лесов тоже немало, но побережье на большом протяжении болотисто. Местами на недвижную, словно в дремоту погруженную воду наползает с берега сплавина. Примерно половина акватории водохранилища мелководна — не более 2 м глубиной — и сильно зарастает. Около 40% площади водного зеркала Шошинского залива покрыто уже кувшинками, телорезом, вахтой, сабельниками и другими водными растениями.

Все притоки Волги, которые впадают в нее ниже реки Тьмы, находятся в подпоре от Московского моря. По Тверце, например, подпор распространяется на 31 км, а нижнее течение Шоши и вовсе превратилось в залив — Шошинский плес. Реки приносят Московскому морю 98,1% общего количества поступающей в него воды, а осадки — 1,9%. При этом на долю Волги приходится 57% поверхностного притока, на долю Шоши — 18%, а на долю Тверды — 25% (правда, туда входят и 8% стока, поступающего из Вышневолоцкого водохранилища, которое относится к бассейну Волхова).

Амплитуда колебаний уровня воды в Иваньковском водохранилище значительная — до 6 м. Гидрологический режим его определяется не только работой ГЭС, но и потребностями водоснабжения Москвы. Как правило, 25% общего объема попусков воды из Иваньковского водохранилища направляется в канал имени Москвы, а 75% — дальше, вниз по огромной водной лестнице, которая спускается от Твери до Волгограда.

Второй ступенькой этой лестницы является Угличское водохранилище. Оно протянулось от плотины Иваньковского водохранилища до плотины Угличской ГЭС. По площади Угличское водохранилище меньше Иваньковского, но глубже, и в результате полезный объем воды в них одинаков. Долина Волги здесь неширока — от 0,5 до 1,0 км, и берега ее ограничили разлив реки при строительстве плотины у Углича. Темные леса, песчаные отмели и неторопливое течение делают Угличское водохранилище довольно живописным. Оно воспринимается как река, особенно весной. В это время года на участке от шлюза до города Кимры скорость течения достигает иногда 7 км/час. Только когда проплываешь мимо превратившихся в заливы устьев Медведицы и Нерли и берега расступаются на ширину до 3 км и более, да еще когда видишь полузатопленную колокольню у Калязина, понимаешь, что это все-таки водохранилище. Город перебрался на более высокие места, а колокольню оставил на старом месте, и теперь она поднимается из воды, словно маяк. Какой же узкой была великая река возле Калязина, если и сейчас расстояние здесь между берегами не более 200 метров, а колокольня маячит почти посередине!

До зарегулирования Волги Иваньковским и Угличским водохранилищами в маловодные годы небольшие пароходики курсировали от Углича до Твери всего дней 10—12, да и то лишь в первую половину лета. Река на этом участке изобиловала мелями, валунными порогами и водоворотами. Чего только не предпринималось для улучшения условий судоходства! Берега Волги щетинились многочисленными дамбами, водостеснительными стенками и полузапрудами. Для устройства их шли в дело и старые, отслужившие свой срок барки, и натянутые на колья рогожные кули, но чаще всего использовались деревянные щиты и фашинные заборы. Навсегда скрылись в глубине водохранилища доставлявшие столько хлопот речникам Медведицкая мель возле устья реки Медведицы, Сухаринская возле села Сухарино и многие другие. И кажется, что Волга всегда была здесь широкой и полноводной.

Рыбинское водохранилище

За Угличским расположено Рыбинское водохранилище. Заполнение его водой началось весной 1941 года, но окончательные свои очертания Рыбинское море обрело лишь в 1947 году. По площади оно в 14 раз больше Московского моря. Центральная его часть, похожая на озеро, называется Главным плесом. Далеко на северо-запад тянутся от него по затопленным долинам рек Шекснинский и Модогский плесы, а на юг, к Угличской плотине, уходит Волжский плес. От Угличской плотины до Шекснинского гидроузла — 250 км. Наибольшая ширина Рыбинского водохранилища составляет 56 км, а наибольшая глубина — там, где в Шексну когда-то впадала река Ухра, — превышает 30 м. Доля осадков в годовом питании этого огромного водоема составляет около 10%. Между тем у русловых водохранилищ доля осадков в годовом балансе питания обычно не превышает 2%.

Когда-то, очень давно, около 17 тыс. лет тому назад, на месте Рыбинского моря было холодное ледниковое озеро. Постепенно за многие сотни лет реки спустили его, и возникла обширная Молого-Шекснинская низменность. Теперь над ней опять плещутся волны. Берега Рыбинского водохранилища преимущественно низкие, по его побережью тянутся сырые луга, леса, болота, кое-где встречаются россыпи вымытых водой валунов, да по мелководьям попадаются обнаженные размывом пни, похожие на спрутов. Лишь местами, по долинам затопленных рек, встретишь обрывы, примером которых могут служить поросшие соснами красные глинистые яры в Волжском плесе.

Судовой фарватер по Главному плесу идет вдали от берегов. Зыбится серебристой чешуей, сверкает под солнцем вода, отражая неяркое северное небо. Час проходит и другой, земли не видно. Даже чайки отстали, неслышно больше их картавых криков. Кажется, выключатся дизели — и оглохнешь от обступившей тебя тишины, а вокруг, насколько способен охватить глаз, по-прежнему переливается, искрится серебристое сияние воды и опрокинутого над ним неба. Правда, Рыбинское море редко бывает так пустынно — по нему ведь проходит судоходная трасса. Не часто оно бывает и таким безмятежно спокойным. Бури на Главном плесе разыгрываются иногда жестокие, высота крутых асимметричных волн, по одним источникам, достигает 2 м, по другим — даже 3 м! А то укутается вдруг водохранилище туманом, словно облаком накроется. С кормы лодки носа ее, бывает, не видно, и стоят тогда суда, ждут, пока не раз — виднеется и не разойдется туман.

С появлением Рыбинского моря климат в прилежащих к нему районах несколько изменился. Лето стало прохладнее, а количество осадков за вегетационный период увеличилось с 250 до 300 мм.

Более 60 рек несут воду в Рыбинское водохранилище. Доля поверхностного притока занимает в его питании 91,5%, а осадки 8,5%. Среднегодовая амплитуда изменений уровня воды в Рыбинском водохранилище достигает 3,5 — 4 м. Уровенный режим его отражает не только работу ГЭС, но и ветровые денивеляции (т. е. сгонно-нагонные колебания водной поверхности). При устойчивом направлении ветров перекос водной поверхности водохранилища достигает 1 м и более.

Ледовый режим Рыбинского моря тяжелый. Главный плес его очищается ото льда лишь через три недели после окончания ледохода на Волге. Для того чтобы не задерживать начало навигации, лед на водохранилище приходится взламывать ледоколами. Кстати, Верхняя Волга и до зарегулирования обычно вскрывалась не везде одновременно. На участке от Рыбинска до Горького ледяной покров на ней держался всегда на 10 дней дольше, чем выше и ниже по течению. А разливы воды начинались там на реке еще до прохода льда.

Три водные дороги расходились в XVIII—XIX веках от Рыбинска — по Шексне (Мариинская водная система), по Мологе (Тихвинская водная система) и вверх по Волге (Вышневолоцкая водная система). Город служил важной перевалочной базой, выше него по рекам волжского бассейна ходили лишь маломерные суда. В разгар, или, как говорили в старину, в развал, судоходства у Рыбинска, бывало, скапливалось столько судов, что по ним можно было, как по мосту, перебраться с одного берега Волги на другой. А ширина реки у бурлацкой столицы была немалая — почти 500 м. Рыбинск был самым большим портовым городом Верхней Волги, десятки тысяч бурлаков и грузчиков собирались там в навигацию. Только хлебных грузов через него проходило до 100 млн. пудов, а это и по современным масштабам немало. В 1840 году из Рыбинска по Шексне отправилось 1078 судов, по Мологе — 1491 судно, а вверх по Волге — 3298 судов. На пути из Рыбинска до Твери им предстояло преодолеть 31 версту мелей. Между тем в иные годы глубины над Копринскими мелями возле устья Мологи в межень не превышали 28—44 см. Нелегкой была для проводки судов и Телятинская мель у Корчевы, и многие другие. Буквально на брюхе переползали их барки. Трудно даже представить себе сейчас, что так было. Сегодня большегрузные суда типа «река — море» и трехпалубные пассажирские теплоходы проходят Рыбинск транзитом, спокойно скользя по водной глади рукотворных морей. Не грозят больше волжским городам наводнениями и высокие половодья, а ведь до зарегулирования Волги уровень воды в ней у Ярославля, бывало, поднимался на 10 метров над меженным, у Костромы — на 11 м!

Среди рукотворных морей Верхней Волги Рыбинское — самое большое. Площадь лежащего ниже его Горьковского водохранилища меньше в три раза, хотя длина его и немалая — 430 км. Заполнение водой Горьковского водохранилища началось, когда Рыбинскому морю было уже восемь лет. Спасаясь от поднимающейся воды, переселился на гору древний Пучеж, забрались повыше, укрепив предварительно свои берега, Плес, Юрьевец и другие города на Волге. К 20 апреля 1957 года уровень реки поднялся у плотины на 12 м. Скрылись в глубине вод острова и песчаные косы, широкие луговые поймы и воложки — второстепенные волжские рукава. Одновременно с Горьковским водохранилищем для пополнения его водных запасов на реке Костроме было создано Костромское, дочернее водохранилище. В результате Кострома впадает теперь в Волгу не у города Костромы, а на 14 км выше по течению — у села Саметь. В нижнем ее течении, до перегораживающей реку у поселка Куникова плотины, возник залив. Ипатьевский монастырь, стоявший на правом берегу Костромы, оказался на острове, правда, очень обширном. В подворье его из зоны затопления в Костромской низине перенесен целый ряд памятников древнего зодчества, в том числе прелестная деревянная церковь начала XVIII века. Хотя по площади Костромское водохранилище в 26 раз меньше Горьковского, оно вовсе не маленькое — Московское море больше его лишь в 2 раза.

Горьковское водохранилище

Горьковское водохранилище тянется по долине Волги, то суживаясь чуть ли не до 200 м, то на многие километры разливаясь вширь, от Рыбинска до старинного русского города Городца, в котором умер Александр Невский. Там, где Волга пересекает Угличско-Даниловскую и Галичско-Чухломскую возвышенности, ее глубокая и узкая долина ограничивает разлив, и водохранилище на участке от Рыбинска до Кинешмы походит на неторопливую полноводную реку с белыми отмелями песков, поросшими лесом высокими берегами, с которых открываются чудесные виды на луга и заречные дали. Но затем Волга выходит на Унженскую низменность, и долина ее расширяется. От города Юрьевна противоположный берег водохранилища лишь угадывается — до него 16 км. В низовьях Унжи и Немды образовались обширные заливы. Правда, в прежние времена весной там тоже возникали широкие, иногда до 30 км, разливы.

Почти на всем протяжении правый берег Горьковского водохранилища высокий и крутой, а левый — низкий, луговой. Только в пределах Ярославско-Костромской низины с теплохода по обе стороны хорошо просматриваются окрестные зеленые холмы, деревни и перелески, скрытые в других местах за высоким берегом. Загораживая обзор, красная стена берегового обрыва тянется иногда на многие километры. Верх ее, словно это и вправду стена, абсолютно ровен, будто кто ножом срезал все до единого взгорочки и бугорочки. По краю обрыва, как на параде, выстроились деревья, кое-где просто зеленеет трава. Кажется, что и дальше от берега, до самого горизонта, поверхность земли ровная и плоская, как стол. Местами — возле Юрьевца, Чкаловска — обрывистые берега водохранилища открыты волновому прибою. В штормы с силой один за другим обрушиваются на них мутные валы. Словно таран, бьет волна в берег и, откатываясь назад, уносит с собой куски горной породы. В прибрежной зоне мутность воды в непогоду достигает 10 000 мг/л. В Хуанхэ, которую называют самой мутной рекой в мире, в 1 литре воды содержится 6000 мг взвешенных осадков. Обычно же мутность воды в реках волжского бассейна не превышает 100 мг/л даже в паводок. Еще в конце XIX века ученые заметили, что отмели на Волге возникают не только из речных наносов. Образованию их способствует и ветер. Он не только разводит волны, разрушающие берега, но и просто сносит с них в реку песок. Ураковский перекат, например, всегда сильно мелел после штормов. По подсчетам инженера-путейца В. А. Нефедьева, на Шалугинский перекат буря принесла однажды около 400 тыс. кубометров песка. И в этом нет ничего удивительного: ведь берега Волги и рек ее бассейна оголялись от леса начиная с XVI века, его рубили судостроители, лесопромышленники и просто мирные хлебопашцы. В 1785 году экспедиция капитан-лейтенанта русского флота Иосифа Биллинга, направляясь в Сибирь, проезжала по Казанской губернии среди густых дубовых лесов, а возвращаясь через 30 лет той же дорогой обратно, не нашла не только отдельных деревьев, но даже и кустов — все было голо…

В 1829 году для содействия в проводке судов через перекаты на Волге был создан специальный Гардкотный полубатальон с 18 гребными судами. У города Костромы фарватер был настолько узким, что встречные суда расходились с трудом, а в маловодные годы их не раз приходилось стаскивать с мелей «народом». Летом и у Костромы, и у Ярославля Волгу можно было перейти вброд. Для того чтобы провести суда через Харчевинский перекат, находившийся в 21 км выше Костромы по течению, в межень приходилось устраивать временную плотину из рогожных кулей, натянутых на колья. Серьезной помехой для судоходства были и Варваринекая мель между двумя островами примерно в 6 км ниже Юрьевца по течению, и Костинский перекат — в 28 км ниже ее, и Ширмокшанская мель под Пучежом, и Переломкская мель…

Годовая амплитуда колебаний уровня воды в Горьковском водохранилище не превышает обычно 2—3 м. В верхней части гидрологический его режим зависит от режима работы Рыбинской ГЭС, в нижней — от Горьковской ГЭС, а в центральной части на водный режим, заданный гидроэлектростанциями, накладывается еще и влияние притоков. В районе устья реки Елнать, например, на глубине 4 м прямые течения составляют 64%, а обратные — 36%. В период весеннего половодья из Рыбинского моря воды обычно поступает мало, поэтому наполнение Горьковского водохранилища определяется в основном поступлением ее из притоков, общая площадь которых составляет 79 000 км2. За два весенних месяца, апрель и май, у Ярославля проходит 16% общегодового стока, а до зарегулирования Волги в тот же период здесь проносилось 50% годового стока. Зато среднемесячный сток за зимний период увеличился примерно в три раза. По данным М. С. Пахомова, после зарегулирования Верхней Волги сток ее увеличился в межень в многоводные годы на 20—30%, а в маловодные — на 90%.

Средняя Волга

От плотины Горьковской ГЭС до Горького немногим более полусотни километров. В XVI веке этот город, называвшийся тогда Нижним Новгородом, являлся «самым восточным пределом Руси». Многие годы служил он водными воротами Москвы, прикрывая путь по Оке вверх по течению. После слияния с Окой количество воды в Волге резко увеличивается, а долина сильно расширяется. С высокого берега от Нижегородского кремля на заречные дали открывается такой вид, что дух захватывает. Словно на макете, лежат перед вами луга, деревни, старицы, рощи, а за ними в легкой туманной дымке — опять луга, опять деревни, и старицы, и рощи… не окинуть сразу все взглядом, не охватить…

Средняя Волга

«Немного можно указать таких местностей, — писал В. В. Докучаев, — которые разделялись водной лентой в 300—500 сажен шириной и так резко отличались между собой.» У Горького, где проходит Касимовская гряда, правый берег Волги поднимается на 80—90 м, в районе Ульяновска высота его достигает 200 м, а в районе Сенгилея — 300 м. Совсем крохотными, словно оловянными игрушками, изготовленными лесковским левшой, кажутся с реки стоящие на откосе люди и скачущие лошади. Местами желто-бурые обрывы, расцвеченные белыми горизонтальными полосами, абсолютно отвесны, местами по крутым склонам вьются тропки и видны оползни. Через многочисленные прорезывающие берег распадки и овраги, как в распахнутые ворота, открываются с воды дали правобережья. Мягкая линия убегающих к горизонту холмов похожа на застывшие волны. А по левому, низкому берегу — отмели белых песков, заливные луга и ширь, ширь неоглядная…

После слияния с Окой Волга продолжает течь в широтном направлении примерно до Казани, а затем поворачивает вдоль восточного склона Приволжской возвышенности на юг, и климат начинает заметно изменяться. Лето становится все жарче и суше, а весна и осень делаются все короче. Годовое количество осадков на Средней Волге, уменьшаясь в направлении с северо-запада на юго-восток, обычно составляет 700—500 мм. При этом разница в осадках между противоположными берегами Волги достигает 100 мм: на правом, нагорном, их выпадает больше, чем за рекой.

Речная сеть Средней Волги хорошо развита, среди ее правых притоков достаточно было бы назвать одну Оку, среди левых — только Каму, и уже было бы предостаточно; а ведь в нее несут свои воды еще Сура, Свияга, Керженец, Ветлуга, Большая Кокшага и Большой Черемшан. В отличие от притоков Верхней Волги, большинство которых берет начало из водораздельных болот, реки Средней Волги начинаются из ключей на дне оврагов и балок.

Средняя Волга зарегулирована еще не полностью. Участок от Городца до Чебоксар на ней пока остался речным, но скоро туда придут воды Чебоксарского водохранилища. Заполнение его началось летом 1980 года. А пока что суда типа «река — море» проходят Кочергинские огрудки, Городецкий и другие перекаты между Горьким и Городцом при попусках воды из Горьковского водохранилища, которые предусматриваются для этих целей в определенное время. Гидрологический режим здесь сложный. Весной, в половодье, когда из Горьковского водохранилища поступает мало воды, подпор от Оки распространяется вверх по течению Волги вплоть до Городца. Но спадает половодье, и уровень воды в Волге, обуславливавшийся подпором со стороны Оки, тоже падает. Плотина Чебоксарского водохранилища поднимет горизонт Волги у города Горького на 5 м. Этого будет вполне достаточно не только для того, чтобы все мешающие судоходству перекаты, но и многочисленные острова скрылись в глубине вод. Подпор от Чебоксарского водохранилища распространится на десятки километров вверх по Большой Кокшаге, по Суре, Ветлуге, Керженцу и Оке, образуя заливы. Сейчас место слияния Оки с Волгой в городе Горьком видно хорошо. У Оки вода желтовато-бурая, похожая по цвету на кофе с молоком, а у Волги — с серым, стальным отливом. Плывущие по воде вдоль границы раздела двух рек щепки и мелкий мусор строго держатся этой границы, еще больше подчеркивая ее. Если подняться на смотровую площадку к кремлю, то в бинокль можно различить идущие перпендикулярно друг к другу небольшие серо-синие и бурые волны.

Разлившись на площади в 2270 км2, Чебоксарское водохранилище не только улучшит судоходные условия на Средней Волге, но и украсит целый ряд городов и сел Средней Волги. В Чебоксарах, например, на месте расчленяющих город двух глубоких оврагов возникнут синие заливы и отдаленная пыльная городская окраина превратится в зеленую зону.

Несмотря на большое количество воды, которое приносит Ока, и ниже ее по течению плавание по Волге не становилось ощутимо легче и безопаснее. В «Судоходном дорожнике» на участке между Окой и Камой указано 11 верст мелей. Наиболее каверзными из перекатов считались там Собщенский и Телятинский, который называли иногда Телячьим Бродом. В маловодные годы в межень судам нередко приходилось паузиться перед этими перекатами — перегружать товары в небольшие, более мелкосидящие в воде паузки. О том, насколько сложным был волжский фарватер, можно получить некоторое представление, читая записки секретаря шлезвиг-голынтинского посольства Адама Олеария. Корабль, на котором он плыл, преодолевал Телячий Брод девять часов, а ведь на нем наверняка был лоцман.

Голландский парусный мастер Ян Стрейс тоже сетует в своих записках, что по Волге трудно передвигаться из-за многих мелей. Снимаясь с них, судно его потеряло несколько якорей. Особенно мучительным для Стрейса оказался мелководный участок Волги в районе впадения в нее реки Кокшаги, где ему пришлось прорываться якобы через 11 верст мелей.

Волга, как и всякая река, несет не только воду, но и наносы. При небольшой скорости течения наносы обычно откладываются на дне рек в виде поперечных гряд. На больших реках высота их может достигать 10 м, а длина — нескольких километров. Если, спускаясь по какой-либо речке, на лодке промерять глубины, то можно обнаружить чередование ям и поднятий. Удивительно не само по себе наличие гряд в руслах рек, а перемещение их вниз по течению. Советский гидролог И. В. Попов в своей книге «Загадки речного русла» рассказывает о том, как сползавшая по течению Волги песчаная гряда накрыла трубу рассеивающего выпуска сточных вод Волжского автомобильного завода. Толща песчаных наносов оказалась равной 4 м, а проложенный в том же районе по дну Волги трубопровод завис на высоте нескольких метров.

До зарегулирования Волги песок по ее руслу перемещался за год на расстояние от 2 до 16 км, непрестанно внося изменения в лоции. Некоторые мели исчезали, а легко преодолеваемые перекаты вдруг словно вырастали, когда их накрывала песчаная гряда. Реки — очень подвижные системы. Они быстро откликаются на малейшие изменения в их бассейне осадков, температуры, характера растительности не только изменениями уровней воды и скоростей течений, но и количеством наносов, модификацией профиля русла. Наиболее интенсивно русловые процессы развиваются обычно весной, когда водный поток приобретает наибольшую скорость и силу. В половодье в руслах рек намываются новые мели, заносятся песком старые протоки, размываются новые, при этом русла их сдвигаются иногда по дну долин со скоростью до 10 м за сутки.

Основной поток Волги возле Самары в середине XIX века за пять лет полностью переместился с одной стороны песчаной мели, лежавшей посреди реки, на ее другую сторону. Васильсурск был построен на реке Суре, но Волга, подмывая правый берег, все время теснила впадающую в нее реку, пока не заняла наконец ее устье. Так очутился Васильсурск на Волге. Юрьевец строился на берегу Волги, но к середине XIX века река отошла от него на значительное расстояние. В 10 км от Волги оказались к началу XX века развалины древней столицы волжских болгар, в 5 км — Казань, тоже стоявшая некогда на берегу Волги.

Примеров перемещения русла Волги можно найти множество. В 1587 году она так сильно подмыла берег у стен Печерского монастыря возле Нижнего Новгорода, что произошел оползень и была разрушена церковь. Не раз подступала река и к Макарьевскому монастырю, стоявшему возле устья реки Керженец. В весеннее половодье 1839 года русло Волги так близко придвинулось к его стенам, что монахи принялись срочно укреплять берег. Через 10 лет Волга снова пошла в наступление, вырыв у юго-восточной башни монастырской стены омут глубиной в 30 м. Это был ее последний натиск на святую обитель, после чего река начала от монастыря отходить.

Редко когда весенний ледоход на Средней Волге не приносил бед. Огромные ледяные глыбы обдирали и крушили берега, лезли в затоны, ломая зимующие там суда. В 1879 году река разрушила и размыла берег у Симбирской пристани в Нижнем Новгороде. Не в силах противостоять ее напору, многие волжские притоки весной на протяжении 10—20 км текли, бывало, вспять. В многоводные годы буйство Волги не знало границ. Огромные валы швыряли большие суда, как щепки, ежеминутно грозя разбить их о скалы высокого берега. Ныряя в мутных волнах, неслись по вздыбившейся реке вывороченные с корнем деревья, дома, заборы, бочки, доски. Сильные наводнения на Средней Волге были в 1709, 1829, 1856, 1888 и 1926 годах. В апреле 1829 года Волга у Нижнего Новгорода была еще подо льдом, когда вода стала быстро прибывать и поднялась на 12 м!

Колебания водности Средней Волги до ее зарегулирования были очень большими. 9 мая 1926 года расход Волги у Нижнего Новгорода, например, достиг 38 000 м3/с, а в марте 1940 года он в том же створе составлял всего 432 м3/с (среднегодовой расход воды за период с 1911 по 1950 год равнялся здесь 7647 м3/с). Особенно мощными, величественными в своей безудержной стихийной силе бывали половодья в районе Камского устья, там, где теперь плещутся волны самого большого из волжских водохранилищ — Куйбышевского. В Куйбышевском водохранилище все огромно — и площадь водного зеркала, равная 6500 км2 и состоящая из восьми плесов, и глубина, достигающая в приплотинной части 45 м. В самых узких местах ширина его равна 3—5 км, а напротив Камского устья достигает 38 км! Трехпалубные пассажирские теплоходы кажутся на просторах Куйбышевского моря совсем маленькими.

Левый берег водохранилища почти на всем протяжении луговой, низкий, а правый — высок, обрывист и местами настолько сильно изрезан оврагами, что издали кажется составленным из отдельных кусков горной породы. С воды их можно принять за выстроившиеся вдоль реки громадные угрюмые дома без окон. Ниже по течению прямоугольная форма «домов» сменяется шатровой, и вдоль уреза воды возникают огромные темные юрты… Постепенно правый берег, мягко очерченный оползнями, становится ниже.

Но вот у залива, на месте бывшего устья реки Усы, показывается Караульная гора — большой холм, с которого видно чуть ли не на сотню километров окрест. Когда-то там несли караульную службу казаки. Завидев татар или ногайцев, они разжигали на вершине горы костер. Дальше, еще ниже по течению, стоят Молодецкий курган и рядом, как бы опираясь на него, небольшой круглый холм — Девья гора, за ними синеют еще холмы. Лес, скалы… Отсюда начинаются Жигули. Обходя их с востока, Волга описывает крутую 150-километровую петлю, которую по расположенному в вершине ее городу Самаре (Куйбышев) называют Самарской Лукой. Между концами ее расстояние всего 25 км. До зарегулирования Волги по Самарской Луке проходил круговой водный маршрут, примечательность которого состояла в том, что все время можно было плыть по течению. Из Куйбышева лодки спускались вниз по Волге до южного конца Самарской Луки, откуда был двухкилометровый волок в приток Волги реку Усу. Быстро неслись лодки по Усе вниз по течению. Над водой склонялись деревья, шумела вода на перекатах, неожиданно распахивался синий простор северного конца Самарской Луки. И опять вниз по Волге — уже в Куйбышев. Протяженность жигулевской «кругосветки» составляла 170 км.

Плотина и водохранилище Волжской ГЭС

Плотина Волжской ГЭС имени Ленина подняла уровень воды в Волге на 26 м, и воды Куйбышевского водохранилища широко разлились по пойме реки, затопив многочисленные старицы, озерки, воложки, острова и мели. Около 300 сел и городов изменили свое местоположение с появлением Куйбышевского водохранилища. На острове оказался, например, город Свияжск, который раньше стоял на притоке Волги реке Свияге. А располагавшийся в низине на левом берегу Волги Ставрополь очутился на дне водохранилища. Пришлось две с половиной тысячи его домов перенести на новое место. Возле Ульяновска уровень воды в Волге поднялся на 22 м, вся левобережная часть города была бы залита, но путь воде преградили дамбы. Более 10 млн. м3 грунта пришлось переместить, чтобы оградить Казань от разливов водохранилища; построено было девять дамб, две плотины, несколько насосных станций и целая сеть дренажных каналов. Но воды Куйбышевского водохранилища все-таки довольно далеко проникли на луговой берег. Стоявший там памятник русским воинам, павшим при штурме Казани в XVI веке, оказался теперь на острове.

В нижнем течении впадающих в Куйбышевское водохранилище рек в результате подпора возникли глубокие и обширные, на десятки километров тянущиеся заливы. Отстоявшие прежде далеко от Волги города и села очутились теперь на ее берегах. Так, крупным волжским портом стал, например, стоявший на Большом Черемшане Димитровград.

В Куйбышевское море несут воду 100 рек. По левому берегу в него впадают Кама, Большой Черемшан, Сок, Большой Кинель, по правому — Свияга, Уса. Поверхностный приток занимает в питании водохранилища 98,7%, а на долю выпадающих на его зеркало осадков приходится всего 1,3%.

Куйбышевское море — самое бурное из всех волжских водохранилищ. В осенние штормы сила ветра на нем нередко достигает 9—11 баллов, а высота волн превышает 3 м. Получив предупреждение о надвигающейся буре, суда спешат укрыться в портах-убежищах, оборудованных в устьях рек и затопленных оврагах, спрятаться, пока гонимые ветром клочья темных туч и летящие над пенистыми валами водяная пыль и брызги не слились в один бешено крутящийся и завывающий хаос.

Но это — осенью. Летом бури бывают редко. Летом весь долгий день нежится под солнцем зеленоватая водная гладь, тает в дымке далекий берег. Вечером раскаленный красный шар медленно опускается на западе в нагретую воду, гаснет закат, и на темнеющем небе высвечиваются первые звезды. А ночью с капитанского мостика открывается море огней. Часть их горит спокойным, ровным светом, перемигиваются, словно переговариваются морзянкой, проблесковые бакены и створы. Темнота скрадывает расстояния, и трудно разобраться, какие огни дальше, какие ближе и где они — на берегу или в воде, движутся или нет. Вероятно, те, что повыше,— береговые, а может быть, это звезды? Запрокидываешь голову, и небо кажется продолжением темной реки…

Водный режим Куйбышевского моря зависит от режима работы ГЭС. Влияние его отчетливо ощущается даже в 100 км от плотины. Однако устойчивые по направлению ветры могут вызвать заметные сгоны воды у одного берега и нагоны у противоположного. В районе Тольятти, например, при ветре северного направления вода поднимается почти на 1 м. Обычные годовые колебания уровня воды в Куйбышевском водохранилище составляют 6—7 м. Весной, когда ГЭС спускает воду, на мелководье лед ложится на дно водохранилища на площади в сотни квадратных километров.

Ледовый режим Куйбышевского водохранилища сложный. К концу зимы толщина льда у берегов над малыми глубинами нередко достигает 1 м, а в Открытой части — 70 см. Словно на севере, где-нибудь в Ладожском озере, торосы здесь бывают высотой в 3 м! Когда Волга вверху уже свободна ото льда и днем солнце припекает уже совсем по-летнему, в Куйбышевском водохранилище дорогу судам прокладывают ледоколы. Глазам не верится, когда в конце апреля попадаешь вдруг после свободной воды и тепла в ледяные поля. Куда ни глянешь, повсюду серое ледяное крошево, среди которого местами светлеют пятна совсем еще по-зимнему белых льдин. Над водохранилищем стоит туман, медленно движется теплоход, вздыхает и шуршит раздвигаемое им ледяное крошево, покачиваясь на волнах, стеклянно позванивают льдинки.

Нижняя Волга

Из Куйбышевского водохранилища в Нижнюю Волгу поступает 241 км3 воды в год. Однако Каспийскому морю Волга приносит лишь около 240 км3 воды. Нет, не только потому, что вода ее отбирается на орошение и другие потребности народного хозяйства. Вспомните рисунок гидрографической сети бассейна Волги. Пышная крона волжского «дерева» оканчивается примерно у Самарской Луки, как раз там, где начинается Нижняя Волга. Последний крупный приток Волги — Еруслан, ниже его на «стволе» реки «ветвей» больше нет, а ведь Нижняя Волга протекает через зону степей и полупустынь. Климат там континентальный, засушливый, среднегодовое количество осадков уменьшается к югу с 500 до 200 мм.

Несмотря на то огромное количество воды, которое несет Нижняя Волга, на ней тоже было немало мелей и перекатов, целая сеть их тянулась от Сызрани до самой Астрахани. И надо было хорошо знать реку, чтобы провести там судно. Большая вода спадала на Нижней Волге обычно к августу и так быстро, что суда, неудачно выбравшие на ночь место для стоянки, к утру нередко оказывались на мели.

Для обеспечения требуемых навигацией глубин фарватер на реке приходилось систематически расчищать от песчаных наносов. В конце 80-х годов XIX века для этого использовались железные грабли инженера Быкова. Они представляли собой огромную «борону», которая подвешивалась на определенной глубине между двумя лодками, медленно буксируемыми пароходом. Затем грабли заменили землечерпательные машины. Как только спадала большая вода, они начинали выбирать песок с фарватера и работали до ледостава. Межень на Нижней Волге всегда бывала устойчивой. Но река снова и снова несла наносы, она жила по своим законам.

Остановить или направить по другому пути русловые процессы непросто даже у небольших рек. Песчаное неустойчивое русло Волги всегда доставляло речникам немало хлопот. В начале XX века возле Каменного Яра от Волги отделилась тоненькая воложка, и между ней и руслом Волги возник остров Саралевский. Прошло несколько десятков лет, и основной сток реки стал интенсивно перемещаться на сторону воложки, а старый судовой ход заноситься песком. В XIX веке наносы Волги блокировали подход судов к Сызрани, являвшейся важной торговой пристанью. В межень пароходам приходилось останавливаться, не доходя 4 км до города, у острова. В еще более незавидном положении оказывался в малую воду Хвалынск, от которого в конце XIX века каждую навигацию отправлялось до 5,2 млн. пудов различных грузов,— пароходы вставали на якорь, не доходя до него 7 км.

Хотя после зарегулирования Волги русловые процессы замедлились, и теперь нельзя не считаться с ними. Возле Балакова, например у Девушкиного острова, река все время несет песок на фарватер, и теплоходы в обход косы, выходя в Саратовское водохранилище, вынуждены поворачивать направо почти на 90°. В районе Волжской ГЭС имени Ленина из-за сильной размываемости русла не существует устойчивой связи между расходами воды и ее уровнями. Первые же попуски воды после окончания строительства гидроузла привели к образованию в нижнем бьефе ямы глубиной в 14 м и размыву берега на протяжении 6 км. Поэтому основными положениями правил использования водных ресурсов предусмотрены ограничения суточного регулирования водного режима. Расход воды, подаваемой в нижний бьеф водохранилища, — так называемый базовый попуск — в течение суток не должен быть меньше 2000 м3/с. А амплитуда суточных колебаний уровня, воды в нижнем бьефе не должна превышать 2,5 м у плотины и 2 м у выхода из нижнего шлюзового канала в течение всего периода навигации; при этом уровень воды в створе выхода в реку не должен падать более чем на 30 см при среднесуточных попусках воды в 4000 м3/с, а при меньших — более чем на 1 м.

Нижняя Волга начинается за плотиной Волжской ГЭС имени Ленина Саратовским водохранилищем, которое простирается по долине Волги до Балакова. Почти на 100 км тянутся вдоль него Жигули. «Берега там красивы так, как только можно представить», — писал Ян Стрейс. Действительно, зеленые, набегающие друг на друга холмы, среди которых то здесь, то там возвышаются горы, поросшие по вершинам пихтой, очень живописны. Доверчиво прижались к подножию их утопающие весной в белой кипени черемух поселки. Осенью же берега здесь расцвечиваются золотом и багрянцем, и все вокруг полнится отблеском бушующего в Жигулях холодного пожара. Глубокие, похожие на ущелья лощины змеями уползают в недра гор. За выступами поросших лесом скал затаивалась когда-то, поджидая плывущих снизу купцов с товарами, удалая волжская вольница. Темнеют в обрывистых берегах входы в пещеры, где раньше гнездились во множестве соколы и красные утки. В некоторые из них можно попасть, лишь спустившись сверху по отвесной скале на веревке.

Огромная Бахилова гора с тремя вершинами узкого гребня, четко выделяющимися на фоне неба, похожа на окаменевшее доисторическое чудовище. За ней ниже по течению расположен поселок Ширяево, в котором И. Репин писал «Бурлаков на Волге». Жаль, что там ведется сейчас разработка известняка открытым способом. Мертво буреет вскрытое ярусами чрево чудесной горы, только вершина ее еще цела и щетинится лесом. Не удалось сохранить свою голову в наш индустриальный век и знаменитому Цареву кургану. Он срыт почти до половины и ничем уже не выделяется среди окружающих его холмов. За Царевым курганом по левому берегу водохранилища начинаются Сокольи горы, а по правому высится Серная гора — там при Петре I добывали серу. Стиснутая с обеих сторон утесами, долина Волги суживается — впереди знаменитые Жигулевские ворота. В прежние времена скорость течения здесь достигала 2,5 м/с, но теперь поверхность воды всегда спокойна.

За Жигулевскими воротами долина Волги снова расширяется. И опять — острова, затоны, белые отмели. До зарегулирования реки фарватер шел почти все время у правого берега, и с парохода Жигули казались еще величественнее и красивее. Тает в сизой дымке оставшаяся за кормой горная страна. Ниже по течению начинаются Шелехметовские горы. На крутых берегах по-всюду видны осыпи; кое-где то в виде округлых колонн, то остроугольных пилястр сквозь них проступает материнская горная порода. И кажется издали, что за осыпями прячется древняя крепостная стена.

Осыпи и оползни на берегах Волги встречаются часто. По крутым склонам ее долины залегают мощные песчано-глинистые толщи, прослоенные водоносными горизонтами, а песчаное русло реки неустойчиво. Около 100 лет тому назад неподалеку от города Сызрани сползло в Волгу целое село Малая Федоровка. Адам Олеарий в своих записках рассказывает о произошедшем незадолго до его плавания случае, когда стоявшее на якоре под высоким берегом Нижней Волги судно было раздавлено рухнувшей в реку огромной глыбой. Из-за оползней пришлось перенести на другое место город Черный Яр. Несколько раз обваливались в воду его постройки вместе с частью берега. Пробовала Волга подкопаться и под станицу Лебяжинскую, расположенную неподалеку от Астрахани. Только после зарегулирования водохранилищами река стала спокойнее.

Из всех водохранилищ на Волге Саратовское больше всего похоже на мощную медлительную реку, хотя ширина его достигает в отдельных местах 10—17 км. Но ведь и Волга до зарегулирования со всеми ее воложками, островами и затонами тоже была не узенькой! Сходство здесь, впрочем, не только внешнее. Процесс водообмена протекает в Саратовском водохранилище гораздо быстрее, чем в других волжских водохранилищах; оно среди них единственное водохранилище с недельным, а не сезонным регулированием стока. Полезный объем воды его составляет от полного только около 14%, между тем как у всех других волжских водохранилищ он превышает 50%. В Рыбинском море полезный объем воды, например, равен примерно 66% от общего ее количества, в Угличском — 67%. Когда Куйбышевское водохранилище ведет сброс воды, Саратовское пропускает ее через свои владения транзитом. Осадки на водную поверхность занимают в питании Саратовского водохранилища всего 0,3%, а поверхностный приток — 99,7%. В него несут воду реки Сок, Самара, Большой и Малый Иргиз.

Благодаря сравнительно быстрому водообмену ледовый режим Саратовского водохранилища значительно легче ледового режима расположенного за плотиной Волжской ГЭС имени Ленина Куйбышевского моря. Замерзает Саратовское водохранилище обычно в 20-х числах ноября, а вскрывается ото льда в середине апреля. Навигационный период на Нижней Волге на 24 дня больше, чем на Средней, — он равен 224 дням.

Быстро скользят вверх мокрые стены шлюза, опуская теплоход до уровня последнего, самого глубокого и длинного волжского водохранилища — Волгоградского. Протяженность его равна 546 км, средняя глубина превышает 10 м, но по площади Волгоградское водохранилище занимает лишь третье место. От Вольска до Саратова по правому его берегу тянутся сумрачные Змеевы горы. Ранней весной и поздней осенью их белые меловые вершины и серые, местами кажущиеся почти черными склоны напоминают тонкий рисунок древней гравюры. Летом берега Волги припудривает легкая каштановая пыль степей. Безоблачно выцветшее от зноя небо, а вечерами ветер приносит к реке запахи спелых хлебов и сухих трав. Возле Саратова через Волгу выстроен самый длинный в Европе мост. Однако река здесь так широка и мощна, что мост теряется на ее просторах и не производит впечатления большого.

За поселком Золотое правый берег Волги обрывается к воде розовато-желтой известняковой стеной. Понизу ее украшают темные лиловатые осыпи, а сверху прикрывает такой тонкий слой почвы, что, кажется, его можно скатать, как ковер, вместе с домами и деревьями. Розовато-желтая стена сменяется зеленоватой, зеленоватая — серой с отделкой из желтой и лиловой полос. Камышинскими Ушами называют выходы серых кварцитовых песчаников под Камышином. Из глубины тысячелетий донесли они до нас похожие на узоры на замерзшем стекле отпечатки растений третичного периода.

Камышин известен не только находящимися в его окрестностях красотами природы. В этом городе впервые в России Д. Перри в августе 1700 года был измерен расход воды в Волге. Полученная величина оказалась равной 6360 м3/с. На ее основании годовой сток великой русской реки в Каспийское море был определен Д. Перри в 235 км3.

Прежде водность Волги на участке, занятом ныне Волгоградским водохранилищем, колебалась в зависимости от года и от сезона весьма сильно. По наблюдениям более чем за 80 лет, с 1879 по 1962 год, среднегодовой расход воды у Волгограда равнялся 8380 м3/с. При этом в богатый осадками 1926 год он составлял 12400 м3/с, наибольший же среднесуточный расход воды весной этого года достигал 51 900 м3/с. А в сухой 1921 год среднегодовой расход воды у Волгограда составлял лишь 5180 м3/с. О высоких половодьях, случавшихся на Нижней Волге прежде, свидетельствует хотя бы тот факт, что заложенный поначалу на острове город Царицын после нескольких наводнений в XVI веке был перенесен на коренной берег на высокое место. В периоды летней и зимней межени расход воды в Нижней Волге, бывало, снижался до 1000 м3/с. В конце 20-х годов нашего столетия лето на Волге стояло очень жаркое, и река обмелела так, что сползающие по ее руслу возле Саратова пески образовали «холмы» высотою до 5 м, среди которых блестели озера с теплой водой. Судоходство у правого берега реки поддерживалось только безостановочными землечерпательными работами. После зарегулирования Нижней Волги сток ее, по данным М. С. Пахомова, в межень в многоводные годы увеличился на 15—29%, а в маловодные на 60—70%. В настоящее время среднегодовой расход реки у Волгограда составляет около 7650 м3/с. Ниже по течению, не получая дополнительного питания от притоков, Волга теряет около 6% стока. Последний приток великой реки — Еруслан впадает в Волгоградское водохранилище выше города Камышина. Кстати, Еруслан проходит по нулевой горизонтали, и расположенная к югу от него местность лежит ниже уровня Балтийского моря, от которого принято отсчитывать высоты земной поверхности.

Гидрологический режим Волгоградского водохранилища определяется работой ГЭС и хозяйственными попусками воды. Обычно колебания уровня воды в нем составляют около 2 м. Волгоградская ГЭС создала такой водный и термический режимы, что ледостав на Волге распространяется теперь не с севера на юг, а наоборот — от Астрахани к Волгограду. Кромка льда обычно подходит к Волгограду в последних числах декабря, но ниже плотины ГЭС все равно остается полынья, длина которой в мягкие зимы достигает 60 км и более. Зима для речников Волгограда — неспокойное время. Из-за колебаний уровня воды лед беспрестанно ломается, и к дебаркадеру набивается столько льдин, что его приходится переводить с места на место. Известен случай, когда дебаркадер переезжал 12 раз за зиму.

Возле плотины Волгоградской ГЭС от Волги отходит ее левый рукав Ахтуба. Отсюда до устья еще более 600 км, но природа здесь уже другая. У Волгограда кончается Приволжская возвышенность; дальше к югу идет зона полупустынь, через которую широкой лентой пролегла к Каспийскому морю Волго-Ахтубинская пойма.

Ахтуба у Волгограда выглядит самой обыкновенной, не внушающей особого уважения воложкой, а ведь она сопровождает Волгу, поддерживая с ней время от времени через протоки связь, на протяжении 450 км. Во время половодий в Волго-Ахтубинской пойме насчитывается 279 водотоков. Если бы можно было сложить их все вместе и затем вытянуть в одну линию, протяженность ее составила бы 4800 км. Ширина Волго-Ахтубинской поймы колеблется от 15 до 45 км. Зеленым оазисом тянется она среди выжженных солнцем пустынных земель, где местами поблескивают лишь пятна белых, аквамариновых и золотисто-красных соленых озер. Вокруг нет ни рек, ни ручьев, только редкие колодцы, в названиях которых сквозит тоска о пресной воде — «Горькое питье», «Три барана».

Берега Волги после Волгограда постепенно понижаются, деревья исчезают. Оживляя унылый пейзаж, в обрывах над водой темнеют лишь отверстия гнезд ласточек-береговушек. Потом исчезают и они — берега становятся совсем низкими. Вьется среди поросших кустами песчаных островов широкая лента реки. Не поймешь — коренной берег, острова ли… И людей не видно. Пустынна Нижняя Волга, даже теперь пустынна. А каково же было раньше?!

Первые военные поселения появились здесь в XVI веке, А. Дженкинсон, английский путешественник и посол, насчитал их шесть. Первый караул из 50 стрельцов стоял в 7 верстах ниже Переволоки, а шестой, последний, — в 30 верстах выше Астрахани. Неуютно, должно быть, чувствовали себя стрельцы на великой русской реке, единственной дороге, которая связывала их с далекой Русью.

Весной и осенью в Волго-Ахтубинской пойме часты густые белые туманы. Иногда они растекаются на значительном расстоянии, а иногда бывают удивительно локальны, так что издали их можно принять за небольшое, спустившееся с небес и запутавшееся в прибрежных камышах облако. В туман плавать нельзя. И в хорошую-то видимость тут надо быть очень внимательным. Это ведь не водохранилище — река. Фарватер Нижней Волги неширок и очень извилист. Кажется, судно слева по борту от вас идет по соседней протоке, но проходит некоторое время — и оно оказывается прямо перед вами по курсу. Яркое солнце припекает попеременно то правый борт судна, то левый. А вечером на реке зажигаются красные и желтые огни бакенов и створов. Насмешливо перемигиваясь, они обступают теплоход со всех сторон, и непосвященный в тайны судовождения окончательно теряет всякую ориентировку в окружающем пространстве. С берега волнами льется густой аромат распускающихся листьев, трав и каких-то цветов. А потом, когда берег будет темнеть уже одной общей массой, взойдет луна, и по воде побежит, заструится лунная дорожка. Сияя огнями, проплывет встречный теплоход, обдаст на мгновение шумом веселых голосов, музыкой, смехом — и снова вас обступит темнота широкой и тихой реки. Ровно и спокойно будут гудеть дизеля, как живой, чуть подрагивать корпус судна, уверенно прокладывающего путь по рассыпанным вокруг огням судовой обстановки. Кстати, освещение бакенов и створов было введено лишь в конце прошлого столетия, до этого ночами по рекам не плавали.

До зарегулирования Волга разливалась весной в сторону от русла, бывало, на 25—30 км. В иные годы уровень воды в реке поднимался у Волгограда на 8—8,5 м, а у Астрахани — на 5,5 м, затапливая низко лежащие земли. Теперь весенних паводков ниже Волгограда нс бывает. От прошлого остались лишь изменения уровня воды в реке при сгонах и нагонах ее со стороны Каспийского моря. Ветер южных направлений, называемый по-местному моряной, поднимает воду у Астрахани иногда на 2 м над ординаром и более, вызывая в Волге обратное течение. «Приливы», вызванные моряной, докатываются до города Енотаевска. Ветры северных на-правлений могут вызвать понижение горизонта реки у Астрахани на 80 см, при этом пресная волжская струя прослеживается в море на расстоянии 55 км.

Астрахань расположена на 11 островах. Куда ни пойдешь там, всюду протоки, каналы — Кутум, Болда, Кизань, Казачий ерик, Первомайский канал. Любопытно отметить, что Первомайский канал, идущий от Волги к центру города, был прорыт еще в начале XVIII века по указу Петра I. Вероятно, раньше, когда во всех протоках и ериках Астрахани стояли суда и лодки, город походил на Венецию.

От Астраханского кремля до причала в наше время надо идти минут десять — пятнадцать. В XVIII веке Волга протекала под его стенами. Последние столетия основной поток реки все время перемещался в западном направлении. В XVI веке А. Дженкинсон спускался в Каспийское море по глубокому и полноводному рукаву Волги Болде, Адам Олеарий в XVII веке воспользоваться этим путем уже не мог, он шел западнее — по рукаву Иванчугу. В XVIII — начале XIX века дорогой к морю служила сама Волга, но затем русло ее стало заноситься песком и сильно дробиться на рукава. Пришлось судовой ход перенести еще западнее — в Бахтемир. С тех пор Волгу, где был старый судовой ход, стали называть Старой Волгой.

Дельта Волги

В Астрахани пахнет морем, хотя до него отсюда еще 200 км, а до дельты — 50 км. Началом дельты принято считать то место, где от Волги отделяется крупный проток Бахтемир. Отсюда начинается особенно интенсивное деление Волги и ее протоков на множественные рукава. В начале нашего тысячелетия Волга впадала в Каспийское море 70 рукавами, во всяком случае, столько их указано в «Повести временных лет». В 40-х годах XX века у Волги насчитывалось около 800 рукавов, при этом общая длина всех водотоков волжской дельты составляла примерно 70 тыс. км, что почти в 20 раз больше длины самой реки. В настоящее время число волжских рукавов опять сокращается, а дельтовая область сдвигается к югу. С 1930 по 1951 год уровень Каспийского моря понизился на 2,05 м и продолжает падать, правда, теперь уже не столь интенсивно.

Волжская дельта представляет собой сложное переплетение бесчисленных рукавов и протоков на площади в 19 тыс. км2. Здесь множество стариц, разливов, или по-местному ильменей, островов, островков и непролазных зеленых джунглей по мелководьям. По берегам некоторых протоков тянутся галерейные насаждения ивы, другие окаймляет плотная стена тростников — плывешь зеленым коридором иногда более часа, не видя ничего, кроме неба над головой. По одним протокам можно плавать на веслах, по другим — только с шестом, в некоторые и с шестом лучше не соваться, так густо заросли они различными водяными растениями. Белыми бабочками застыли на воде цветы водяного каштана. Четырехрогие, похожие на якорь плоды его достигают в диаметре 50 см. Астраханцы называют это растение чилимом. Но не чилим главное богатство дельты, а заросли лотоса, или водяной розы, как называли его когда-то. В общей сложности они занимают около 2 тыс. га. Более 60 лет тому назад, в 1919 году, В. И. Ленин подписал декрет о создании в дельте Волги Астраханского государственного заповедника для охраны ее уникальных природных богатств.