Река Днепр


Для Украины и Беларуси река Днепр играет примерно такую же роль, как Волга для Европейской части России. В бассейне его проживает две трети населения Украины, Днепр — ее основная водная магистраль. Полесской Волгой называют Припять, правый, самый крупный приток Днепра в Белоруссии. Начинаясь небольшим говорливым ручейком из озерца в Аксенинском Мху возле села Аксенино Смоленской области, Днепр на 486-м километре от истока пересекает границу России и дальше на протяжении 595 км течет по территории Беларуси. Сток его здесь не зарегулирован. Ниже по течению, на территории Украины, река представляет собой цепь водохранилищ.

река Днепр

Бассейну Днепра, занимающему площадь в 504000 км2 и простирающемуся с севера на юг примерно на 1000 км, а с запада на восток на 600 км, принадлежит более 27 тыс. рек и ручьев. Среднегодовой сток его в естественных условиях составляет в устье 53,4 км3 воды. Длина Днепра до зарегулирования была равной 2285 км, но затем, за счет спрямления фарватера по водохранилищам, уменьшилась до 2201 км. Однако прежде судоходство по этой реке, до середины которой, по образному выражению Н. В. Гоголя, «редкая птица долетит», из-за порогов и отсутствия связи ее с центром России и с Балтикой развито было слабо. Со времен Петра I в местах древних волоков, на водоразделах бассейнов Днепра и Волги, Волхова, Западной Двины не раз проводились изыскания. Но как отчеты по изысканиям, так и все проекты русских и иностранных специалистов по созданию сквозного водного пути из Черного моря в Балтийское лишь пополняли архивы. Между тем устройство такого пути диктовалось не только хозяйственной необходимостью, но и военно-стратегическими соображениями. В 1886 году в министерстве путей сообщения при обсуждении вопроса о соединении Черного и Балтийского морей для проводки малых судов военного флота присутствовали представители морского ведомства.

Исходя из климатических и гидрографических особенностей, Днепр издавна было принято делить на три части. До создания Киевского водохранилища к Верхнему Днепру относился участок реки от истока до города Киева, но теперь целесообразнее нижнюю границу провести по плотине Киевского гидроузла, несколько выше по течению. Среднему Днепру тогда будет принадлежать участок реки от плотины Киевской ГЭС до плотины Днепрогэса (Запорожье), а Нижнему — от Запорожья до устья.

Верхний Днепр

Бассейн Верхнего Днепра, так же как и бассейн Верхней Волги, расположен в лесной зоне избыточного увлажнения. Но влажное дыхание Атлантики ощущается на его территории больше. Сильные морозы зимой там бывают редко, а лето стоит теплое и влажное. Среднегодовое количество осадков в бассейне Верхнего Днепра составляет 750—650 мм, уменьшаясь в общем направлении с северо-запада на юго-восток. Густота речной сети достигает 0,4 км/км2 — далеко по прямой не пройдешь, дорогу обязательно пересечет ручей или речка. В среднем с каждого квадратного километра в притоки Верхнего Днепра стекает в течение года слой воды высотой до 250 мм на севере и до 75 мм на юге. Здесь формируется около 60% от общего стока второй по величине после Волги реки Русской равнины. Наиболее крупный левый приток Верхнего Днепра — Сож, а правые — Припять, Березина и Друть.

Верхний Днепр

Первые километры от истока долина Днепра представляет собой ряд котловин, соединенных узкими и мелкими протоками. Отчетливо выраженной она становится только возле села Спаса. Прихотливо петляя, Днепр подмывает то правый, то левый берег. Сырые еловые леса сменяются полями, поля — веселыми березовыми рощами. В одном месте, стиснутый крутыми склонами, Днепр начинает беспокойно шуметь. Словно вняв его тревоге, долина размыкает объятья, и река, почуяв опять свободу, бросается из стороны в сторону. Излучины, описываемые Днепром, иногда так круты, что концы их оказываются всего в нескольких десятках метров друг от друга. В одно из весенних половодий там происходит прорыв, и русло спрямляется, породив «прость». В. В. Докучаев, описывая свою поездку в верховья Днепра, обращает внимание на большое количество встретившихся ему новых русел реки. Одна проста например, была им отмечена чуть выше города Дорогобужа, другая — чуть ниже.

Примерно от Дорогобужа Днепр, имевший до того общее направление течения на юго-запад, поворачивает на запад. То правый, то левый его берега попеременно становятся крутыми и высокими. В обрывах обнажается красная глина, внизу по урезу воды и в русле видны вымытые рекой скопления валунов. Вокруг много леса, хотя во время Великой Отечественной войны площадь его в бассейне Днепра значительно — почти на 50% сократилась.

Хорошо на реке в летний вечер. Над водой поднимается легкий туман. Он приглушает, гасит дневные шумы. Контуры берега и деревьев начинают понемногу размываться, теряя определенность. Только древние курганы продолжают четко вырисовываться в темнеющем небе. Некоторые из них датируются учеными VIII веком!

От Дорогобужа до холмистого, изрезанного оврагами древнего Смоленска давно уже нет судоходства, да и ниже пассажирские катера не ходят. Местное население предпочитает путешествовать поездом и автобусом… Нет, это не только веяние времени. Не привилось как-то пароходное сообщение на Верхнем Днепре. Почти 100 лет тому назад, в начале XX века, пароходные компании несли там большие убытки — пассажиров было очень мало.

В настоящее время гарантированные для судоходства глубины поддерживаются на реке до Орши, Выше по течению суда ходят нерегулярно. Когда в 1976 году дорогобужскому заводу нужно было доставить оборудование, которое из-за габаритов можно было везти только по воде, долго не удавалось найти лоцмана. В конце концов проводка барж с грузом была доверена бакенщику, который плавал раньше от Орши до Дорогобужа и хорошо помнил этот участок реки.

Одним из серьезных препятствий для судоходства выше Орши по течению являются расположенные в 9 км от города Кобелякские пороги. Падение реки на них на протяжении 500 м превышает 0,8 м, а ширина русла в межень составляет немногим более 20 м! Днепр пересекает здесь гряду девонских доломитов, и долина его суживается до 500 м. Хотя Кобелякские пороги, не раз прежде чистившиеся, давно уже превратились в ряд быстрин, поднимать по ним баржи на буксире непросто. Тут мало знать реку, надо еще и чувствовать свой «хвост», чтобы вовремя дать форсировку или, наоборот, сбросить на катере скорость и дать барже дойти по инерции, ведь фарватер извилист и узок.

Крутые, поросшие сосной и дубом берега, глубокие овраги и серый песчаник обрывов, испещренный темными норами ласточек-береговушек, очень красивы. Местами в обнажениях встречаются выходы известняка. Невдалеке от города, чуть ниже по течению, разрабатывается известняковый карьер, а еще ниже — гравийный.

Возле Орши Днепр поворачивает на юг и сохраняет это направление на всем протяжении верхнего течения. Ширина его долины, не превышающая до Могилева 2—3 км, при выходе реки на Полесскую низменность достигает 10 км. Плетущий по ней паутину будущих стариц и затонов Днепр то подходит к высокому, местами обрывистому правому берегу, то отступает, отходит, словно для того, чтобы полюбоваться на лес, на цветущие акации, похожие издали на заснеженные ели, на белые, словно пятна оставшегося с зимы снега, выходы мела у деревни Стайки и возле пристани Меловая. Неожиданно посреди реки возникает огромная мель. По влажному, плотно укатанному Днепром песку ее бегают мальчишки. Они перебрались туда по мелководью из соседней деревни на правом берегу. Почти весь сток реки идет слева от мели. Выше по течению виден поросший травой зеленый холм. Обращенный к Днепру склон его словно собран в параллельные урезу воды складки — это река оставила зарубки уровней своих вод. Наверху, на холме, еще одна деревня. Днепр по сравнению с Волгой обжит гораздо больше.

Ветер доносит аромат цветущих трав. Ранней весной заливные луга по Днепру изумрудно-зеленые, в мае — золотые от цветущей калужницы, а в июле по желто-зеленому ковру вышивают пестрый узор летние луговые цветы, и он расцвечивается синими, белыми и алыми красками. С капитанского мостика видно, как в пойме, ширина которой изменяется от 200 до 800 метров, поблескивает среди разлива трав вода стариц, более дальние из них угадываются по темно-зеленой окантовке кустов. Русло Днепра до Березины все еще нешироко — 90—150 м, а местами в межень сжимается мелями почти до 30 метров. Интересно, что Днепр уже впадающей в него Березины. Поднимаясь по нему снизу, так и хочется свернуть по левой, более широкой водной дороге.

Река Днепр летом

Летом Днепр никогда не отличался большой водностью. В. XIX — начале XX века в межень, выше Припяти по течению, суда обычно приходилось паузить, а затем воротом или другими приспособлениями перетаскивать через перекаты. Для улучшения условий судоходства на участке от Орши до Речицы сооружались фашинные заборы и полузапруды, проводилась чистка камней (Опекун, Звонец, Чертолье). Известный русский гидротехник, инженер-путеец Н. С. Лелявский, много лет руководивший выправительными работами в нижнем течении Припяти и на Днепре в районе Киева, разработал стройную систему регулирования водного режима рек с помощью струенаправляющих сооружений. Чтобы увеличить глубины фарватера, второстепенные рукава Днепра перегораживали запрудами, спрямляли наиболее крутые излучины. В конце 80-х годов XIX века в бассейне Днепра работало около 30 корчеподъсмных машин, которые ежегодно поднимали со дна реки до 7 тыс. корчей.

А Днепр продолжал жить своей жизнью — подрывал крутые берега, намывал мели, вил кольца излучин. В 1952 году только на участке от Лоева до Припяти было проведено 115 взрывных работ, а со дна реки землечерпанием поднято более 450 тыс. м3 грунта. Кстати, углубление и чистка фарватера вовсе не простое дело. Река ведь не канал, у нее, как у живого существа, свой, часто весьма нелегкий для речников, характер. Если их действия не будут согласованы с развивающимися русловыми процессами, неизвестно еще, на чьей стороне окажется победа. Не так давно речники Белоруссии попробовали было перекрыть правый рукав Днепра на участке выше Речицы по течению, чтобы левый проток, где был судовой ход, не заносило песком. Но река продолжала упорствовать, и фарватер пришлось перенести. Возле пристани Прибор недавно была спрямлена крутая излучина, но пока часть стока реки все еще идет старым руслом. На стыке течений из него и из прости, перекрывая старый ход, скапливаются пена и мелкий мусор. Теперь Днепр, стараясь спрямить еще одну излучину, подмывает берег в 6 км выше по течению. Петляя по дну долины, местами он описывает такие крутые излучины, что судам приходится делать двойной разворот по 90°. Между тем катера редко ведут одну баржу, обычно на буксире за ними тянется две-три. Поэтому на крутых поворотах и в узкостях капитаны должны учитывать не только свою скорость, но и направление и скорость течения реки. Зазеваешься — посадишь баржу на мель. Тогда придется расчаливаться и, приткнув где-нибудь к берегу благополучно миновавшие опасное место баржи, сдергивать севшую на песок, рыская из стороны в сторону, как лошадь, не могущая сдвинуть с места тяжелый воз. Натужливо будет реветь мотор, взбивать пену винт за кормой. Наконец освободившаяся баржа закачается на воде…

Открытый простор заливных лугов, красно-желтые кручи у Жлобина, белые откосы у Белого Берега и у Ляховой горы, где грузят на баржи белый кварцевый песок, серая стена обрыва, украшенная поверху белой и ярко-желтой полосами у древнего Любеча, где по преданию родился Добрыня Никитич, — все остается позади. Ниже по течению начинаются низкие берега и разливы; последняя пристань, где Днепр похож еще на реку, — Нижние Жары. Дальше пойдут водохранилища. Первое из них, Киевское море, вытянулось по долине Днепра на 110 км, образовав в нижнем течении правых притоков Припяти и Тетерева обширные заливы. По Припяти создаваемый Киевским водохранилищем подпор распространяется до города Чернобыля, по Тетереву — до Ратки, а вверх по Днепру — до Комарина. Там, где Припять вливала свои более темные воды в Днепр, стоит теперь полосатый разграничительный буй, без этого буя бывшего устья Припяти, пожалуй, и не найти. Правда, весной, в половодье, в нижнем течении ее всегда были широкие, на десятки километров разливы. Бывало, и весенние ярмарки там устраивались на воде, на плаву.

Киевское водохранилище

Берега Киевского водохранилища повсюду низкие, за исключением небольшого по протяженности участка по правому берегу реки, примыкающего к плотине. Поэтому сельскохозяйственные земли на водоразделе Днепра и Десны пришлось оградить от подтопления земляной дамбой протяженностью в 70 км. Пойменные земли по долине Ирпени тоже защищены дамбами. Наибольшая ширина Киевского водохранилища достигает 12 км, наибольшая глубина — 14,5 м, однако мелководья занимают 40% его акватории. Множество островов, бесчисленные заливы и мысы, скрадывая пространство, делают западную часть водохранилища очень поэтичной весной. Некоторые островки располагаются так близко друг от друга, что растущие на них плакучие ивы, склоняясь кронами друг к другу, образуют над водой зеленые сводчатые коридоры. Качаются на волнах чайки, бродят по мелководью, высматривая добычу, длинноногие цапли. Кажется, само время, запутавшись в протоках среди островов, замедлило здесь свой бег.

Но не всегда спокойно Киевское море. Северные ветры вздымают иногда на нем волны до 2 м. Пригибаются от порывов его кусты и деревья на островах, никнут к мутной воде камыши.

Из-за ограниченной емкости Киевское море пропускает высокие половодья транзитом. Весной, в апреле — мае, у него речной режим, но наступает на реках Верхнего Днепра летняя межень, и оно превращается в озеро. В течение года уровень воды в нем, с учетом весеннего половодья, изменяется в пределах до 5 м. На таком фоне сгонно-нагонные колебания уровня воды, достигающие в приплотинной части 35 см, а в устье Припяти 45 см, кажутся ничтожными, однако не считаться с ними нельзя, ведь водохранилище мелководно.

Навигация на Верхнем Днепре

Навигация на Верхнем Днепре начинается обычно в апреле, а заканчивается к ноябрю. Первый снег на северо-востоке бассейна Верхнего Днепра выпадает в середине ноября. Некоторое время после этого, примерно около месяца, вода рек темнеет еще в ставших белыми берегах, но шум ее на перекатах становится все глуше и глуше, словно реки начинают засыпать на ходу. Почти на четыре месяца сковывают морозы Верхний Днепр и его притоки. Весна будит их от зимнего сна в конце марта — начале апреля. К этому времени запасы воды в снеге в северной части бассейна достигают 70—90 мм, местами даже 100 мм, но к югу от Могилева они довольно быстро уменьшаются и в районе Киева составляют уже лишь около 40 мм. Ледоход на Днепре длится обычно дней восемь, а большая вода держится около двух месяцев. В половодье по нему проносится около 60% от годового стока, при этом вода поднимается местами на 7 м и более. Однако бывают случаи, когда уровень воды в реке превышает меженный лишь на 1,5 м. Уже в июне, если не выпадают дожди, судоходство на Верхнем Днепре выше Лоева становится затруднительным. По сравнению с притоками Днепра в нем самом уровень воды падает катастрофически быстро. В 1975 году в Могилеве, например, уже к 15 мая уровень воды в реке опустился ниже обычного меженного почти на полметра. Совсем недавно, в 1979 году, низкий уровень воды держался на Верхнем Днепре почти полгода — 174 дня. Однако так бывает не часто. Обычно летняя межень на реках бассейна Верхнего Днепра прерывается 1—3, а в дождливые годы и 4—5 подъемами воды, которые бывают довольно значительными. Так, в июне 1962 года из-за дождей уровень воды в Днепре у Могилева превысил меженный примерно на 5 м. Осенью вода в реке поднимается над меженным уровнем обычно до 3 м.

Интересно отметить, что за период наблюдений с 1818 по 1919 год средних по водности лет в бассейне Днепра было 52%, многоводных — 14%, маловодных — 34%. В последующие 62 года низкая летняя межень наблюдалась 40 раз, из которых последние 11 лет — в каждую навигацию. Особенно низко стояла вода в реке летом 1920 года, уровень ее у Могилева опускался ниже нуля графика гидрологического поста на 30 см. Многолетняя среднегодовая амплитуда колебаний воды в Днепре у этого поста составляет 5,8 м, а наибольшая из среднегодовых — 7,28 метров!

Ни одна из рек Русской равнины не насчитывает столь длительного периода наблюдений за водным режимом, как Днепр. Сведения о высоких половодьях на нем фиксировались в русских летописях начиная с X века. Водомерный пост на скале Каменноватого острова (Московский), напротив Лоцманской Каменки, у начала порогов появился в XVI веке, если не раньше. А регулярные наблюдения над водным режимом Днепра насчитывают почти полтораста лет — они ведутся с 1839 года.

Питание Днепра в основном снеговое, талые воды занимают в его стоке 50%, дождевые — 23%, а подземные — 27%. Кстати, долю подземных вод в питании Днепра у Киева определил впервые в 1913 году один из основоположников гидрологической науки в России Е.В. Оппоков. Зная, что величина слоя стока реки в засушливые годы в летнюю межень уменьшается возле Киева до 12 мм, он принял ее за норму подземного питания, посчитав, что все осадки испаряются. В зимний период Е.В. Оппоков посчитал слой стока Днепра равным 15 мм, в четыре весенних месяца — равным 18 мм. В результате подземное питание реки за год у Киева получилось равным 45 мм. Это составило около 33% от общегодового стока реки, что достаточно близко к данным нашего времени.

В прежние годы во время высоких весенних половодий Днепр не раз выходил из берегов у Киева. В какой-то мере Киевское водохранилище защитило город от наводнений. Весной 1970 года, когда уровень воды в реках Верхнего Днепра оказался близок к историческому максимуму, подъем воды у столицы Украины удалось понизить благодаря водохранилищу почти на полметра — на 40 см.

Средний Днепр

Средний Днепр

Бассейн Среднего Днепра расположен в лесостепной зоне и частично, южнее города Кременчуга, — в степной. Среднегодовое количество осадков на его территории составляет 650—500 мм. Зимой там часто бывают оттепели, и ледяной покров Днепра обычно непрочен. 4 марта 1738 года, во время русско-турецкой войны, для переправы на правый берег Днепра русских войск лед на реке разрубали, боясь, что он все равно не выдержит тяжести орудий. Переправа шла по воде.

Летом, в бездождный период, в степях на юго-востоке бассейна Среднего Днепра возникают иногда суховеи, влажность воздуха при этом падает до 30%. Единственный крупный приток Среднего Днепра — Десна. Суммарный среднегодовой сток всех остальных рек, впадающих в него ниже по течению, не составляет и половины ее стока, равного 11,4 м3 в год. По водности Десна занимает второе после Припяти место среди рек бассейна Днепра. В средние века ее даже называли «второй половиной Днепра».

Огибая Приднепровскую возвышенность, до Днепропетровска Днепр течет в юго-восточном направлении, а оттуда круто поворачивает на юг, и долина его, составляющая до этого в ширину 10—40 км, сужается до 2—3 км. С ревом неслась там прежде вода по порогам, которые тянулись чуть ли не на 100 км.

Хотя выше порогов ширина Днепра даже в межень была 500—1800 м, из-за множества островов и неустойчивости русла этот участок реки не был удобен для судоходства. Днепр часто делился здесь на рукава, иногда даже на три-четыре сразу, причем протяженность некоторых из них достигала нескольких десятков километров. Отходивший от Днепра выше Черкасс по течению рукав, называвшийся Днеприщем, тянулся, например, почти на 50 км. Из крупных протоков можно назвать еще хотя бы Речище, Ревучего, Деда. Сток по рукавам Днепра беспрестанно перемещался, река то заносила их песком, то размывала вновь, обрушивая берега. Первые гидротехнические работы на Днепре, предпринятые около 800 лет тому назад, были связаны с укреплением размываемого берегового откоса. В конце XII века правый, сильно подмывавшийся Днепром берег у Выдубецкого монастыря под Киевом был упрочен каменной кладкой, вдоль которой была добавочно возведена еще набережная стена. Но совладать тогда с рекой не удалось — она обрушила не только набережную, но и часть монастырской церкви. Как вел себя Днепр следующие шесть столетий, неизвестно, но в начале XIX века он протекал у стен Выдубецкого монастыря. К 1846 году река намыла вдруг напротив монастыря остров, а затем стала заносить правый проток песком. Завершив работу, она оказалась более чем в 600 метров от монастыря.

Выше Киева по течению и в самом городе Днепр протекал в XIX веке двумя рукавами, образуя Туруханов остров. В начале прошлого столетия основной сток реки проходил по левому рукаву — Черторою. Во всяком случае, в описании страшного пожара, случившегося в Киеве в 1811 году, упоминается, что, спасаясь от огня, люди бежали с пожитками из города через песчаные мели на Туруханов остров. К середине XIX века попасть на остров было уже непросто — основной сток Днепра переместился в правый рукав. И вдруг Черторой стал опять набирать силу, создалась угроза подмыва быков Николаевского моста через Днепр. Чтобы предотвратить развитие руслового процесса в опасном направлении, все рукава Днепра на участке от моста до Десны, кроме главного, были перегорожены. Н. И. Максимович в своей книге «Днепр и его бассейн», вышедшей в 1901 году, пишет, что и левый рукав Десны, впадавший в Черторой, был загорожен подводной запрудой для направления ее стока в главное русло Днепра.

Смещению русла Днепра по долине во многом способствуют многочисленные овраги, прорезающие его высокий правый берег. Летом 1905 года, например, после сильного ливня вынесенный из оврага у села Переторги грунт перекрыл русло впадающего в Днепр рукава Десны такой мощной плотиной, что по ней можно было ходить.

В настоящее время Средний Днепр представляет собой каскад из четырех водохранилищ — Каневского, Кременчугского, Днепродзержинского и Днепровского, которое называют часто озером имени В. И. Ленина.

Каневское водохранилище

Каневское водохранилище появилось на Среднем Днепре последним по времени. По длине оно превосходит лежащее выше Киевское море почти в полтора раза, но по площади в 1,4 раза меньше. Правый берег долины Днепра, поросший пышной зеленью садов и парков, здесь высок и холмист. В верхней части, примерно до устья Стугны, воды Каневского водохранилища то подступают к нему вплотную, то отступают, но от села Трахтемирова текут вдоль подножия Каневских гор уже до самого гидроузла. Живописные места вокруг напоминают предгорье. Глубокие и узкие овраги и балки, поросшие по склонам хмелем и еще какими-то вьющимися растениями, похожи на русла высохших горных рек. По дну некоторых из них при известном навыке и надежных тормозах можно проехать на машине. Холмы достигают в высоту 150 м и более. Один из них называется Тарасовой горой. По преданию, великий кобзарь часто любовался с вершины его синим Днепром. Наверное, напевные стихи его слагались там сами собой, из дыхания могучей реки, шелеста ветра и сияния неба.

Когда после плутания по лабиринтам балок открывается наконец простор водохранилища, невольно останавливаешься. Широкая стальная лента воды, изогнувшись, словно сабля, блестит, нежась под лучами солнца. Туманится в легкой дымке противоположный низкий берег. Раньше там были леса, и несла через них свои воды граничная река Киевской Руси — Трубеж. Здесь многое напоминает о прошлом. Утонувшие в зелени села сохранили названия стоявших некогда на их месте городов — Триполье, Витачев, Стайк (Стайки). А Ржищев, а Канев, основанный Ярославом Мудрым! Сколько отгремело войн, сколько крови пролилось в защиту Отечества за прошумевшие над Днепром века…

Каневское водохранилище обладает очень небольшим полезным объемом воды и поэтому предназначено лишь для суточного и недельного регулирования стока. Высокие половодья оно пропускает транзитом в лежащее за ним Кременчугское водохранилище, которое является самым большим на Днепре.

Кременчугское водохранилище

Протянувшись по долине реки на 185 км, Кременчугское водохранилище разлилось на площади в 2250 км2. Зеленые горы-холмы по его правому берегу по мере продвижения на юг несколько снижаются. Противоположный низкий берег угадывается лишь узкой полоской земли. С запада Днепру несут воду Рось и Тясмпн, а с востока — Супой и Сула, тоже бывшие граничные реки Руси, заслоны против воинственных кочевников. В нижнем течении Сулы сейчас обширный залив водохранилища, подпор по ней распространяется на 70 км до села Горошино. Возле Сулы ширина водохранилища достигает 30 км. Плывешь — и берегов не видно, как в море. На таких просторах есть где разбежаться ветрам, набрать силу до штормового. В бурю высота волн на Кременчугском водохранилище достигает 3—3,5 м. Под натиском ветра многотонные массы воды, обрушиваясь на берега, заставляют отступать их все дальше и дальше. Вымытый течениями грунт отгораживает от главного плеса заливы и бухты, откладывается в виде мелей. Территория мелководий составляет около 14% общей площади водохранилища, а на акватории с глубинами от 2 до 5 м приходится 38%. Между тем амплитуда колебаний уровня воды в Кременчугском водохранилище при глубокой сработке его водных запасов достигает 5 м. Выходит, площадь рукотворного моря может сокращаться вдвое!

Весной, в апреле — мае, водохранилище ежегодно запасает в своей чаше талые снеговые воды, которые приносят Днепр и его притоки. Высокий уровень воды держится в нем стабильно обычно все лето. Течение в это время ощущается лишь в верхней части плеса, до скал у Черкасс. Замедленный водообмен способствует размножению синезеленых водорослей. С осени расход воды через Кременчугский гидроузел начинает возрастать и зимой достигает максимума. Регулирование стока из водохранилища связано с графиком работы не только своей ГЭС, но и трех стоящих ниже по течению Днепра, а также с другими требованиями народного хозяйства.

Днепродзержинское водохранилище

За Кременчугом начинаются владения Днепродзержинского водохранилища. То сужаясь до 2 км и принимая вид реки, то разливаясь вширь на 8 км и более, словно озеро, протянулось оно по долине Днепра на 115 км. За счет образовавшихся в нижних течениях притоков Днепра заливов возникли широкие плесы. Среди наиболее крупных рек, впадающих в водохранилище, можно назвать Псел, Ворсклу, Орель и Самару.

Днепродзержинское водохранилище лежит в зоне степей. Берега его более суровы, чем берега вышележащих водохранилищ, по ним часто встречаются выходы серого, а иногда и светло-розового гранита Украинского кристаллического массива. Здесь своя красота — красота камня. На участке между Кременчугом и устьем Орели, например, очень хороши испещренные жилками красного крупнозернистого гранита скалы. Камни и скальные выступы, так называемые «заборы», есть и в самом русле Днепра. Между Кременчугом и Днепропетровском насчитывается 12 «заборов». Суживая фарватер, «заборы» до зарегулирования реки сильно осложняли судоходство на этом участке Днепра в межень. Ныне они надежно спрятаны в глубинах водохранилища. Амплитуда колебаний уровня воды в нем не превышает обычно 0,5 м, так что «запас» всегда более чем достаточный.

Немногим больше, на 0,5—1,0 м, изменяется уровень воды в течение года и в лежащем за ним ниже по течению Днепра озере имени В. И. Ленина. Поднятая плотиной Днепрогэса вода скрыла в его глубинах страшные Днепровские пороги. Словно в каньоне, мчалась здесь река среди отвесных берегов, с ревом взлетали ее воды на загораживающие дорогу камни и скалы, низвергаясь потом с них вниз пенистыми потоками. «Некоторые, — писал Г. Боплан, — лежат под водою, другие вровень с нею, а иные над поверхностью от 8 до 10 футов громадами величиною с дом и так близко друг подле друга, что составляют род плотины, которая запружает реку.» Неприступными крепостями высились среди бурных вод и камней скалистые острова, увитые диким виноградом. По данным Н. И. Максимовича, на протяжении 66 км падение реки составляло 33,5 м. Русло Днепра на участке от Днепропетровска до Запорожья суживалось до 380—960 метров, тогда как выше по течению на плесах ширина его превышала 2000 метров.

В зависимости от водности года, а возможно, и вследствие субъективного восприятия людей, описывавших пороги, в одних источниках упоминается 7 порогов (трактат византийского императора Константина Багрянородного), в других — 13 (Г. Боплан «Описание Украины», а также «Книга Большому Чертежу»), а в более поздних по времени — 9. Однако повсюду самым грозным и буйным порогом выступает Ненасытец. Вода в нем клокотала и пенилась, словно в котле, порождая боковые и встречные течения и водовороты. Недаром один из его перекатов назывался Волчьим горлом. Более чем на 800 метров тянулись скалы Ненасытецкого порога. Русы, приблизясь к нему, пишет Константин Багрянородный, выставляли по берегу охрану от кочевников и, разгрузив суда, несли их, а также поклажу на руках «6000 шагов». Через все другие пороги русы проводили суда, идя рядом с ними по скалистому дну и ощупывая дорогу босыми ногами. При этом «одни толкают шестами нос лодки, другие середину, а третьи корму».

Работы по развитию судоходства на Днепре

Работы по улучшению судоходных условий в порогах Днепра начались сразу же после присоединения южной части Приднепровья к России в конце XVIII века. Это было время преобразования водных путей русского государства и расцвета гидротехнического строительства на его реках. В межень, бывало, в порогах Днепра работало от 100 до 300 человек. В наиболее трудных местах разборке камней предшествовали «порохострельные работы». В 1787 году Екатерина II предприняла путешествие по Днепру, спустившись вместе с сопровождавшей ее свитой по реке от Киева до Днепропетровска. Через пороги суда проводили самые опытные из лоцманов — Полторацкий и Непокрытенко.

Лоцманская служба на Днепре существовала с XVII века, а возможно, была и много ранее. Во всяком случае, связь между уровнями воды в Днепре у селения Лоцманская Каменка с глубиной воды на порогах, вероятно, была подмечена очень давно. Не случайно прямо на скале Каменноватого острова, находящегося напротив Лоцманской Каменки, в конце XVIII века была высечена водомерная рейка. История сохранила для нас составленное в 1656 году наставление по проводке судов через пороги, в котором допустимая осадка судов увязывалась с уровнями воды в реке. Лоцманы были полными хозяевами на реке. Ведь они определяли предел, до которого могло быть загружено судно, и имели право заставить его разгрузить. Спуск по порогам без лоцмана был запрещен. Для управления судном на стремнинах применялся особый длинный руль — стерно. Он изготавливался из цельного мачтового дерева длиною примерно в 20 метров и имел на конце 8-метровую лопасть — перо.

Спуск по порогам произвел на Екатерину II столь сильное впечатление, что она поручила инженеру Франсуа де-Волану составить проект улучшения судоходства на Днепре. В 1796 году была предпринята первая попытка проложить в порогах каналы. Наиболее крупные работы проводились в середине XIX века. К 1854 году открытые каналы на самых трудных для проводки судов участках пути были углублены, расширены и ограждены дамбами из накидных камней, а в Ненасытецком пороге даже был построен шлюз. Шло время, разрушаемые весенними половодьями гидротехнические сооружения ремонтировались и местами обновлялись, а проекты коренной реконструкции водного пути по Днепру пылились на полках архивов министерства путей сообщения. Денег на их реализацию у царского правительства не было. В результате с середины XIX века лоцманы наряду с Новым судовым ходом опять стали пользоваться Старым, Казацким, образованным естественным расположением скал и камней. Дело в том, что хотя суда и следовали каналами по Новому ходу, узкий вход в них, находясь под углом к основному потоку, был опасен. Сильное течение могло занести судно и стукнуть о камни дамбы. А скорость воды при входе в канал у Лоханского, например, порога превышала 5 м/с.

Когда пороги оставались позади и, казалось, можно было свободно вздохнуть, течение реки внезапно опять усиливалось, мощный поток подхватывал судно, и навстречу стремительно неслись скалы левого берега. «Школой» называли этот участок Днепра. Русло реки сужалось тут до 180 метров, и грозные камни на повороте проносились совсем рядом с бортом судна. «Не тот лоцман, что пороги прошел, а тот лоцман, что школу миновал», — говорили старики.

Прорвавшись через заступившие дорогу выходы Украинского кристаллического щита, сложенного докембрийскими гранитами и гнейсами, Днепр разливался на два рукава, образуя скалистый, поросший лесом остров Хортицу. В тени его деревьев отдыхали после переправы через бурные пороги дружины русичей. Потом остров обжили запорожские казаки, в середине XVI века там была Сечь, а на Малой Хортице (остров Байда), отделенной от Хортицы протоком, в период русско-турецкой войны 1736—1739 годов была учреждена судовая верфь. На ней ремонтировались суда, предназначавшиеся для штурма турецких крепостей Кинбуриа и Очакова. В 70-х годах XVIII века на берегу Днепра напротив Хортицы стояла русская пограничная крепость Александровская, входившая в Днепровскую укрепленную линию. На впадавшей в Днепр реке Конке были еще крепости — Кирилловская, Никитинская… Темными, глухими ночами чутко вслушивались несшие там службу солдаты в шум ветра, плеск воды. Теперь здесь прячутся среди зелени многочисленные здравницы.

Пороги делили Днепр на две практически не связанные друг с другом части. Та, что лежала выше порогов по течению, была связана водными путями с реками бассейна Балтики, нижнее течение Днепра принадлежало Черному морю. Воссоединить их и обеспечить сквозное движение по реке выпала честь Днепрогэсу. Поднятая плотиной вода затопила пороги, звучавший тысячи лет над Днепром шум и рев бесновавшегося среди камней потока теперь умолк. На 130 км разлилось вдоль долины реки озеро имени В. И. Ленина. Максимальная его глубина достигает 53 метров, а средняя 8 метров. Спокойно скользят по водной глади белые теплоходы, толкают сразу по нескольку барж работяги-катера, и кажется уже, что так было всегда.

Нижний Днепр

За плотиной Днепрогэса начинается Нижний Днепр. По мере продвижения на юго-запад, по направлению течения реки, климат становится все более мягким и теплым. Среднегодовое количество осадков в бассейне Нижнего Днепра составляет 450—500 мм. Но частые оттепели зимой не способствуют сохранению снежного покрова. В результате к началу весеннего снеготаяния запасы воды в снеге обычно ничтожны — около 10 мм.

Каховское водохранилище

После порогов Днепр выходит на Причерноморскую низменность, долина его расширяется до 20—30 км, и река снова делится на рукава, образуя многочисленные острова. Вверху Нижний Днепр зарегулирован разлившимся почти на 250 км — от Новой Каховки до Запорожья — Каховским водохранилищем. По площади этот водоем лишь немногим уступает самому большому из каскада Днепровских водохранилищ — Кременчугскому, а по объему воды превосходит в 1,4 раза. Так что морем его называют не случайно. В непогоду, когда вокруг вздымаются мутные валы, невольно вспоминаешь, что ширина водохранилища достигает 20—28 км.

Берега Каховского моря невысоки, но местами, на северо-западе, обрывисты. За городом Никополем среди разветвленной сети многочисленных рукавов и протоков Днепра раньше были обширные плавни, ныне их поглотило море. Тянутся по побережью сады, бахчи, виноградники. От Каховского водохранилища отходит Северо-Крымский канал, каналы Днепр — Донбасс, Днепр — Кривой Рог, магистральный канал Каховской оросительной системы. Удивительно ли, что сток Днепра за последние годы снизился. Водный режим Нижнего Днепра всецело определяется потребностями народного хозяйства. По сезонам года сток его теперь почти выравнен: на весну приходится 38% общего стока реки за год, на зимний сезон — 30%, а на летне-осенний — 32%. Изменилось распределение расхода воды в Днепре и по месяцам. До сооружения водохранилищ максимальный сток в Нижнем Днепре наблюдался в мае и составлял 28% общегодового. Ныне он переместился на март и равен 12% общегодового стока, а в мае по реке теперь проходит всего 9% общего стока воды за год.

Северо-Крымский канал

За Каховкой по левобережью Днепра почти на 130 км, до Кинбурнской косы, тянутся Нижнеднепровские, или Алешкинские, пески, по-местному кучугуры. Они легки и подвижны, словно пески пустыни, и так же курятся на ветру. Многие сотни лет тому назад, во времена расцвета Киевской Руси, на месте кучугуров был лес. О поросшей лесом земле за Борисфеном упоминал в своей «Истории» Геродот — он называет ее Гилеей. Вплоть до XII—XIII века по Нижнему Днепру росли сосны, дубы и даже березы с подлеском из лещины. Что произошло потом, как и почему исчезла Гнлея, неизвестно, несомненно, одно — это дело рук человека.

Лишь местами сохранились по Нижнему Днепру остатки его былого богатства — плавни, переходящие у Херсона в дельту. Путаницу рукавов и протоков между низкими, поросшими камышом и тростником островами представляет собой днепровская дельта. Нет в этом водном лабиринте ничего постоянного: одни рукава заносятся песком, другие, наоборот, становятся мощнее и шире, сдвигаются мели, рождаются и исчезают острова. Уедешь отсюда, потом вернешься через несколько лет и не можешь узнать знакомые некогда места, запутаешься, как новичок, в плавнях рядом с домом.

Впадение Днепра в Черное море

Как и тысячу лет назад, Днепр впадает в Черное море тремя рукавами, или гирлами, — Белогрудовским (Бакало), Збурьевским (Конка) и Касперовским (Рвач). В конце XVIII века для улучшения условий судоходства в Белогрудовском гирле был прорыт канал шириною в 40, а глубиной почти в 5 м, но река заполоскала его, занесла песком, и дорогу к морю пришлось перенести в Збурьевское гирло, где глубина была около 2,7 м. Неудачей окончилась в конце XIX века и попытка перенести фарватер в гирло Рвач, хотя судовой ход там был углублен до 6 метров и даже более. Основной сток реки очень быстро переместился в Конку.

До зарегулирования стока судоходство по Нижнему Днепру продолжалось около 285 дней. Возле Херсона река замерзала в первой декаде декабря, а освобождалась ото льда в конце февраля. Теперь время замерзания Нижнего Днепра и освобождения его ото льда сдвинулось на более поздние сроки.