Обзор нефтяного законодательства Венесуэлы


Еще со времени колонизации в большинстве латиноамериканских стран придерживаются принципа, что все полезные ископаемые являются собственностью государства и что контроль над ними осуществляется через правительство.

В конце XV в. появился следующий испанский королевский декрет: «Все копи, где добывается золото, серебро, свинец и любой другой металл и не-металл, которые могут быть обнаружены в наших королевских владениях, принадлежат нам (королевской короне), поэтому никто не смеет разрабатывать упомянутые рудники без нашего специального разрешения».

Обзор нефтяного законодательства Венесуэлы

Законы Индии, провозглашенные в 1602 г., уполномочивали королевских губернаторов применять горные законы Испании во всех колониях. Горные указы Новой Испании 1783 г. объявили залежи нефти в испанских колониях Нового Света собственностью испанской короны. Декретом великого освободителя Симона Боливара, изданным в Кито (Эквадор) 24 октября 1829 г., они были санкционированы, подтверждены и введены в действие в Великой Колумбии (включавшей нынешние Венесуэлу, Колумбию, Панаму и Эквадор).

Одна из статей указов 1783 г., позднее утвержденных Боливаром, гласила: «А также я признаю, что указанным выше образом могут быть открыты, предоставлены, зарегистрированы и отобраны не только золотые и серебряные рудники, но и рудники, содержащие драгоценные камни, медь, свинец, олово, сурьму, цинк, висмут, каменную соль и прочие ископаемые, будь то минералы, битумы или соки земли, и что их приобретение, владение и разработка должны производиться в соответствии с предусмотренными правилами».

На протяжении всего периода существования республики государство также является собственником полезных ископаемых и осуществляет контроль за их разработкой.

Изыскания и эксплуатация

До 1900 г. правительство Венесуэлы не проявляло особой заинтересованности нефтью. Деятельность немногих нефтяных компаний ограничивалась разработкой крупных залежей асфальта на озерах Гуаноко и Ла-Бреа — в восточной Венесуэле, у Инсиарте — в северо-западном углу штата Сулия, а также добычей нефти, производившейся примитивным способом, у выхода нефти у Рио-Паухи в горном районе Трухильо в Андах.

В марте 1918 г. в Венесуэле вступило в силу первое нефтяное уложение, которое устанавливало, что разведка и разработка асфальта, нефти и других углеводородов могла производиться лишь путем получения концессий от федеральных властей. Намерением правительства было обратить особое внимание на добычу нефти, и с этой целью было решено осуществлять непосредственное руководство предоставлением концессий. В данном случае правительство утвердило порядок, отличный от тех, в соответствии с которыми приобретаются права на добычу золота, меди, железа, угля и других ископаемых, добываемых в Венесуэле в больших количествах.

Любое лицо в Венесуэле имеет право вести поисково-разведочные работы на нефть — как геологические, так и геофизические — на территории всей страны, за исключением земель, входящих в состав действующих нефтяных концессий. Это, конечно, не означает, что разведчик нефти, обнаружив благоприятный район, может обнести его вехами, сделать заявку на концессию и быть уверенным в том, что он ее получит. Правительство обладает исключительным правом предоставления концессий, и последние, как правило, предоставляются ответственным нефте­промышленным компаниям, располагающим средствами для быстрого исследования и разработки соответствующего района.

Принятый в 1920 г. нефтяной закон сыграл важную роль в истории добывающей промышленности Венесуэлы. Этот закон предоставляет землевладельцу право в течение одного года получить разрешение на поиски, а затем и концессию на разработку нефти на принадлежащей ему территории.

Нефтяной закон 1920 г. является первым и единственным законом, предоставляющим землевладельцам исключительное право на получение разрешения от федеральных властей на поиски, разведку и разработку нефти из недр принадлежащей им земли. Принятие этого закона преследовало цель расширения частных земель путем предоставления землевладельцу права получения нефтяной концессии с последующей продажей ее нефтяной компании, сохраняя при этом право на владение земельным участком. В последующем землевладелец имеет возможность получать известную часть доходов от добычи нефти и постоянную арендную плату от компании за передачу ей прав на пользование участком.

В 1920 и 1921 гг. сотни землевладельцев со всей территории республики подали заявления в землеустроительные учреждения о своем намерении получить концессии на разведку и эксплуатацию недр принадлежащих им земель. В соответствии с процедурой, установленной за­коном 1920 г. и законами последующих лет, были выданы концессии на
разведку и разработку нефти на площади свыше 7,5 млн. га. Большая часть этих концессий была продана нефтепромышленным компаниям, благодаря чему землевладельцы получили неисчислимые богатства.

Основные принципы нынешнего нефтяного законодательства Венесуэлы были заложены законом 1922 г. В 1925, 1928, 1936 и 1938 гг. были приняты новые законы, ни один из которых не внес существенных изменений в закон 1922 г., и основные положения этого закона сделали возможным развитие нефтяной промышленности в такой степени, что Венесуэла вышла на второе место в мировой добыче нефти. Факт выдачи нефтяных концессий в соответствии с различными законами (различные условия контроля добычи и исчисления налогов) порождал путаницу. Назрела необходимость упорядочения прав и обязательств всех нефтяных концессий.

В 1942 г. между правительством и нефтепромышленными компаниями было достигнуто соглашение, по которому все действующие нефтяные концессии должны были получить единый статус. В результате совместных усилий в 1943 г. венесуэльский конгресс принял нефтяной закон, в соответствии с которым нефтяные компании перерегистрировали свои концессии.