Связи Западной Европы с Китаем


Наиболее ранние контакты между народами Европы и Китая относятся ко II—I вв. до н. э.

Первые сведения о странах, входивших в Римскую империю, либо граничивших с ней, доставил в ханьский Китай известный путешественник Чжан Цянь, по поручению императора У-ди совершивший в 138—126 гг. до н. э. разведывательно-посольскую поездку на Запад (основной ее целью были поиски союзников в борьбе с гуннами). Вернувшись в 126 г. в древнюю китайскую столицу Чанань после десятилетнего пребывания в плену у гуннов и посещения Ферганы и Бактрии, он представил ханьскому двору собранную им разностороннюю информацию о далеких странах, граничащих с Римской империей и входящих в нее, о торговле, ведущейся между ними, о выгодности участия Китая в этой торговле.

Связи Западной Европы с Китаем

В последующем в результате предпринятых У-ди завоевательных походов (в ходе которых, как повествуют китайские историки, его войска «удалялись порой на расстояние до двух тысяч ли (более 1 тыс. км.) от своих крепостей». Ханьской империи удалось установить контроль над торговыми путями, пролегавшими по «ганьсуекому коридору», в Среднюю Азию и приобщиться к торговле среднеазиатских государств с Римской империей.

Шелковый путь из Китая

Торговый путь из Китая через государства Средней Азии в Римскую империю, называемый в исторической литературе «шелковым путем», способствовал установлению более пли менее постоянных торговых связей между странами, по которым он проходил. Китайский историк Сыма Цянь отмечал, что ежегодно по нему из Ферганы на запад отправлялись по крайней мере 10 торговых караванов, достигавших Парфии и даже далекого Рима. Китайский шелк, лаковые изделия, украшения из драгоценных металлов и минералов пользовались большим спросом у римских аристократов.

По утверждению историков КНР, в 166 г. н. э. в Китай прибыли морем римские послы, доставившие подарки императора Марка Аврелия (по традиции объявленные китайцами «данью») — изделия из слоновой кости, рога носорога и панциря черепахи.

В то время Британия являлась провинцией Римского государства, бритты служили во вспомогательных войсках римлян и вместе с ними направлялись в различные (в том числе и восточные) части империи, в самой же Британии стояли римские гарнизоны. Все это дает основания предположить, что уже в те далекие времена в Британию проникали отдельные сведения о Китае.

Дальнейший ход исторического развития и в Европе, и в Азии на много веков задержал начавшийся процесс налаживания контактов между народами этих континентов. Начальный период Средневековья в Западной Европе был временем постепенного складывания новых народов и государств. Китай после крушения Ханьской империи распался на три враждующих царства: Вэй, Шу, У (период «Троецарствия» — 220—280 гг.). Длительная борьба между ними ослабила страну, которая в результате стала объектом завоеваний со стороны соседних кочевых народов, создавших на обширных территориях к западу и северу от «Великой китайской стены» могущественные державы. В течение 135 лет (с 304 по 439 г.) Северный и Северо-Западный Китай находились под властью сянбийцев, гуннов и других кочевников, создавших на оккупированной территории Китая «шестнадцать государств пяти северных племен», вследствие чего континентальные торговые связи Китая с западными странами были нарушены.

В подобных условиях даже в эпоху расцвета империи Тан (вторая половина VII в.), когда китайцам на некоторое время удалось восстановить контроль над обширными территориями Центральной Азии (Западным и Восточным тюркскими каганатами и частью Тибета), западные связи Китая ограничивались среднеазиатскими государствами. Континентальный путь в Европу Китаю преграждал Арабский халифат, установивший с середины VII в. контроль над Средней Азией. Крушение тайской династии (618—907 гг.) и очередной распад Китая — на «десять царств и пять династий» — привели к новому ослаблению страны, утрате ею начавших было восстанавливаться связей с Западом. Северные области Китая вновь оказались под властью кочевников — сначала киданей (917—1125 гг.), а затем чжурчжэньского государ­ства Цзинь (1114— 1234 гг.).

Влияние монгольской державы на связи Китая с Европой

Положение несколько изменилось в XII в. — с возникновением огромной монгольской державы, простиравшейся от берегов Тихого океана до границ Польши, Чехии, Венгрии и ставшей своеобразным мостом, соединявшим Восточную и Центральную Азию с Европой.

Определенную роль сыграла и конкретная обстановка. Неудачи «крестовых походов» в середине XIII в. во многом определялись возросшим могуществом египетского султаната, занявшего в то время ведущее положение в арабском мире. Египет стал на пу­ти продвижения и монгольских орд, потерпевших жестокое поражение от войск правивших в нем мамлюков. Эти обстоятельства обусловили заинтересованность вождей «крестоносцев» и монголов в создании антиегипетской коалиции.

Особую активность в попытках наладить союз с монголами проявляла римская католическая церковь. Первый ее представитель — посланец папы Иннокентия IV, монах францисканского ордена Дж. Плано Каршши — в 1246 г. побывал у великого хана Гуюка в столице монгольской державы Каракоруме (на р. Орхон). После поражения седьмого «крестового похода» французский король Людовик IX и церковь направили к монгольскому хану Мункэ (преемнику Гуюка) монаха Рубрука. Однако его попытки склонить монголов к союзу против Египта не увенчались успехом (Мункэ потребовал подчинения Франции монгольской державе).

Не меньшую активность проявляли и монгольские ильханы Хулагундского улуса (охватывавшего Иран, Ирак, Закавказье), не­посредственно сталкивавшиеся с Египтом. Во второй половине XIII в. Хулагуиды вели активные дипломатические переговоры с римскими папами (Климентом IV, Григорием X, Николаем III), с Генуей, королями Англии и Франции. Посланец шльхана Аргуна несторианский монах Раббан Саума (уйгур по происхождению) в 1287— 1288 гг. побывал в Риме, Генуе и во Франции. Правда, его дипломатическая миссия (по заключению антиегипетского союза) успеха не имела, но собранные им сведения явились важным источником для Востока о странах и народах Западной Европы.

С воцарением на китайском престоле монгольской династии Юань представители католической церкви получили доступ и в столицу Китая — Даду (современный Пекин), называемый монголами Ханбалык. В 1294 г. туда прибыл посланец папы Бонифа­ция VIII монах Дж. Монто Корвнно, благосклонно встреченный императором Хубплаем (Шуцзу). Монто Корвнно получил разрешение остаться в Даду и построить там церковь.

К тем же годам относится и пребывание в Китае знаменитого путешественника, венецианского купца Марко Поло. В его известной «Книге», изданной в 1298 г. и переведенной на ряд европейских языков, приводилось довольно подробное описание торговых путей, городов, быта и занятий китайского и ряда других народов. Эти сведения подтверждали реальность существования сказочных стран Востока и давали о них некоторое представление. Фантастическими описаниями несметных богатств Востока (золота и жемчуга там «великое обилие», «дворцы крыты чистым золотом» и т. п.) «Книга» Марко Поло, несомненно, породила значительный и длительный интерес к странам Востока, в частности к Китаю.

Однако последующий ход исторических событий вновь затормозил развитие отношений европейских стран с Китаем. С распадом монгольской державы и образованием в Средней Азии могущественного государства Тимура континентальные связи Китая с Западом практически прекратились. Дальнейшая судьба отношений Китая со странами Западной Европы, в том числе с Англией, была связана уже с открытием европейцами океанских путей.

Ко времени появления европейцев у берегов Китая империя Мин уже миновала период своего расцвета. Вынужденный вывод китайских войск из Вьетнама и образование мусульманских султанатов на Малаккском полуострове и на островах современной Индонезии свели на нет влияние, которое Китай приобрел в странах Южных морей в результате экспедиций Чжэн Х э 3. Внутри страны начиная с XVI в. четко наметились признаки политического и хозяйственного упадка. «Безудержное расточительство представителей господствующего класса… — пишут китайские историки, — бешеная погоня за землей, деньгами и богатством, ограбление народа… все это серьезно препятствовало развитию ремесла и земледелия». Особенно тяжелый удар ремесленному производству и купеческой торговле был нанесен введением государственной монополии на добычу полезных ископаемых, торговлю солью, чаем и т. п. Аналогичным было воздействие резкого роста налогов на ремесло п торговлю, а также запрет на заморскую торговлю.

К концу правления минской династии (первая половина XVII в.) наиболее тревожное положение сложилось на северо-восточных границах Китая, где на базе племенного союза возникло сильное маньчжурское государство.

Власть минских императоров была подорвана мощным народным восстанием под руководством Ли Цзычэна (1628—1644 гг.), войска которого заняли Пекин. В этих условиях значительная часть китайских феодалов предпочла перейти на сторону маньчжуров, которым с их помощью удалось разбить армию повстанцев и после многолетней борьбы покорить Китай. С 1644 г. в Пекине воцарилась маньчжурская династия Цин.

Контакты Китая и Европы с XVI по XVII века

Таким образом, китайско-европейские контакты в XVI — пер­вой половине XVII в. проходили в условиях нарастающего упадка Минской империи.

Раньше всех у берегов Китая появились португальцы. В 1516 г. их вооруженные каравеллы добрались до побережья Гуандуна. Местные власти позволили португальцам после выплаты пошлин заниматься торговлей.

Первые же шаги европейских мореплавателей и купцов на китайской земле были отмечены бесчинствами, насилием и разбоем, откровенным нежеланием считаться с местными торговыми законами. В 1522 г. португальцы совершили грабительское нападение на один из уездов Гуандуна; в 1531 г. минский флот нанес им серьезное поражение. После этого португальская торговля в Китае возобновилась лишь в 50-е годы XVI в. Пользуясь продажностью минских чиновников, португальцы обосновались в Аомы­не (Макао), с 1557 г. фактически превратив его в свою колонию.

Следом за португальцами у берегов Китая появились испан­ские конквистадоры, захватившие к тому времени Филиппины.

В конце XVI — начале XVII в. к португальцам и испанцам присоединились голландские колонизаторы. В 1622 г. они совершили нападение на порт Сямынь (Амой), в следующем году подвергли опустошительному налету архипелаг Пэнху, а в 1624 г. захватили часть Тайваня, где хозяйничали почти 40 лет.

Роль Англии в торговле с Китаем

Англия в эпоху Великих географических открытий, как известно, вступила на путь торговой и колониальной экспансии с некоторым опозданием, когда южный морской путь в страны Востока (вокруг Африки, через Индийский океан) был уже в руках конкурентов — португальцев, испанцев, голландцев.

Между тем в своем экономическом и социально-экономическом развитии (сравнительно широкое распространение мануфактурных форм производства) она начала опережать другие европейские страны.

Англия выдвигается на передовые позиции в европейской торговле, особенно шерстяными тканями (преимущественно сукнами), причем если до середины XV в. она экспортировала главным образом неотделанные ткани грубой выработки, которые затем во Фландрии и Италии облагораживались и реэкспортировались в далекие неевропейские страны, то к концу XV в. положение радикально изменилось. В Англии уже сложилось передовое мануфактурное производство высокосортных шерстяных тканей, и она становится главнейшим мировым экспортером этих изделий. Выход на далекие богатейшие рынки Востока, в том числе и Китая, становится одной из важнейших задач торгово-промышленных кругов Англии.

Поиск пути в Китай через Северный Ледовитый океан

Неудивительно поэтому, что в Англии получила распространение идея найти свободные от конкурентов пути в Китай — через Северный Ледовитый океан. Основанием для этого служила карта известного космографа Дж. Гостальдо, на которой истоком р. Обь было ошибочно обозначено мифическое Китай-озеро.

Инициатива в организации первой английской экспедиции в Китай через территорию России принадлежала, по единодушному мнению английских и русских историков, известному мореплавателю, открывшему для Европы Северную Америку, С. Кэботу.

Предложение С. Кэбота, вступившего в указанных целях в контакт с лондонской торговой компанией «Мерчант Адвспчурсс», нашло положительный отклик при дворе. Вскоре с привлечением других торговых фирм была создана «Мистери Компани энд Феллоушип оф Мёрчант Адвенчурес фо Дпсковерп оф Анноун Лэндз» во главе е С. Кэботом. В 1553 г. ею была послана в «Ледовитое море» экспедиция в составе трех кораблей. После трехмесячного плавания два из них достигли южного берега Новой Земли. Дальнейшая судьба этих кораблей оказалась трагичной. В поисках входа в Белое море они погибли, предположительно у острова Нокусво. Третий корабль, под командованием Р. Чапслера, попав в сильный шторм 30 нюня, отбился от них и вынужден был около недели ожидать у условленного места — у острова Вардэгуса. Потеряв
надежду встретиться с остальной частью экспедиции, Р. Чанслер на своем судне, на котором кроме командира и его ближайших помощников С. Борро, Дж. Боклснда и Р. Джонсона находилось 8 еще 46 человек, в том числе два купца (Дж. Бортов и Л. Эдуарде), вошел в Белое море и пристал к берегу в устье Северной Двины.

Торговые контакты с Россией

Вынужденно оказавшись в России, Р. Чанслер решил скрыть истинные цели экспедиции, не без основания опасаясь, что русское правительство отрицательно отнесется к попыткам Англии «осваивать» Зауралье — территории, непосредственно прилегающие к восточной границе Российского государства. Принятый в Москве (вместе с двумя сопровождавшими его купцами) царем Иваном IV, он от имени английского короля Эдуарда VI высказал пожелание об установлении англо-русской торговли.

Царь Иван IV благожелательно отнесся к этому предложению. Р. Чанслеру была вручена грамота английскому королю, в которой декларировалось согласие допустить в Россию английских купцов для свободной торговли. Р. Чанслер узнал в Москве, что после занятия русскими войсками Казани весь волжский путь до Каспия перешел в руки России. Данная новость еще больше утвердила стремление англичан использовать территорию России для транзита своих товаров в Китай и Персию.

В апреле 1555 г. под руководством Р. Чанслера в Россию была направлена английская миссия, в задачу которой входило учреждение постоянных торговых агентств.

Для достижения второй, не менее важной для англичан цели — открытия новых земель и изыскания путей в Китай — в сбегав миссии были включены опытные путешественники Р. Джонсон и братья С. и В. Борро, побывавшие в северных морях еще с первой экспедицией. В течение 1555 г. Р. Джонсон и С. Борро побывали на островах Вайгач и Новая Земля. Свое описание материкового побережья в этом районе они основывали на расспросах местных жителей — рыбаков и охотников на моржей. Р. Джонсон упоминал, в частности, некоего пермяка Федора Товтыпина, который якобы ездил в Китай по Оби и рассказывал о народе, называемом «пешехоны», о «желтых и черных калмыках». Самим же путешественникам побывать
в устье реки Оби не удалось. В дальнейшем изыскания северного пути англичанами более не проводились.

Свое внимание они сосредоточили на волжском нуги. Осуществление соответствующей экспедиции было поручено опытному дипломату А. Джснкинсону, ранее представлявшему Англию в Турции. В его задачу входило добраться по Волге и Каспийскому морю до Бухары, откуда, как было известно англичанам, ходили торговые караваны в Китай.

Получив разрешение московского правительства на проезд по русским землям, А. Дженкинсов и сопровождавший его Р. Джон­сон в 1558 г. благополучно добрались до Бухары. Однако там они узнали, что дороги, ведущие в Китай, контролируются монголо-ойратскими ханами, враждующими с китайцами. Иными словами, посланцы Лондона убедились, что, используя волжско-каспийский путь, невозможно установить надежные торговые связи с Китаем. После неудачи Л. Дженкинсона Англия прекращает дальнейшие поиски путей в Китай через русскую территорию.

Активность англичан в России тем не менее привела к развитию в известной мере англо-китайского товарообмена, правда в опосредованной форме — через руки русских купцов. В русско-китайской торговле, наладившейся с конца XVII в., западноевропейские, в том числе английские, товары играли весьма существенную роль. Так, по данным таможенной статистики, к началу XIX в. среди товаров, продававшихся русскими купцами в Кяхте, в стоимостном плане явно преобладали иностранные товары, значительную долю которых составляли английские шерстяные ткани.

В свою очередь, и китайские товары, прежде всего чай, шелковые ткани, кустарно-художественные изделия, закупаемые русскими купцами, перепродавались в Англию. С некоторыми колебаниями и перерывами подобный опосредованный англо-китайский товарообмен продолжался вплоть до «открытия» Англией китайских портов для прямой торговли (после того как ей удалось наладить морские коммуникации на Дальний Восток).

Торговый договор между Англией и Португалией

Большую роль в этом плане сыграл заключенный в 1570 г. англо-португальский договор, предоставивший англичанам право заниматься торговлей во всех европейских портах Португалии и устанавливать прямые торговые связи с Востоком в португальской зоне. Началась длительная англо-испанская борьба за господство на мировых морских путях. Переломным моментом в ней стало поражение испанской «непобедимой армады» в 1588 г., после которого инициатива окончательно перешла в руки англичан.

К этому времени они уже располагали определенной информацией о Юго-Восточной Азии и в какой-то мере о Китае. Первую попытку достичь Востока южным морским путем английские мореплаватели совершили в 1582 г. Много новых сведений принесло кругосветное путешествие корабля «Кавендиш Джернн». В отчете его капитана, в частности, отмечалось: «Я доплыл до Филлипинских островов, расположенных вблизи от берегов Китая, о котором я собрал короб информации, ранее неизвестной. Величественность и богатство этой страны таковы, что я не в состоянии о них даже рассказать».

В 1591 г. группа лондонских купцов создала торгово-судоходное общество по торговле с Востоком, получившее от королевы Елизаветы разрешение и гарантии для осуществления морокой экспедиции в страны Востока. В том же году под командой капитана Раймонда была направлена экспедиция, успешно достигшая берегов Индии.

Первая попытка англичан достичь берегов Китая была предпринята в 1596 г. С этой целью была снаряжена экспедиция в составе трех судов. Руководили ею лондонские купцы Р. Аллен и Т. Брумфилд. Королева Елизавета вручила нм письмо, адресованное императору Китая, в котором просила предоставить все почтенным и преданным» подданным полную и неограниченную свободу посещения Китая и торговли с подданными Китайской империи. Королева, в свою очередь, обещала «не только выполнить все официальности, как это пожелает посланник Вашего Величества, но ради умножения взаимных симпатий и связи между правительствами даровать также всем и каждому из подданных китайского императора полную свободу посещать, жить и торговать, в любой части английских владений и возвращаться обратно, когда они сочтут нужным».

Экспедиция была освобождена от уплаты пошлины при торговле с Китаем, что лишний раз свидетельствует о заинтересованности английского правительства в этом предприятии.

Выполнить свою миссию Р. Аллен и Т. Брумфилд не смогли: все члены экспедиции погибли в пути в схватках с португальцами и испанцами.

Ост-Индийская компания

Огромную роль в развитии английской экспансии на Восток сыграла Ост-Индийская компания, созданная в 1600 г. Являясь, в принципе, частным предприятием, она получила от правительства монопольное право на торговлю со всеми странами от мыса Доброй Надежды до Магелланова пролива, т. е. в районе Индийского и Тихого океанов. Огромные прибыли (за первые 20 лет они составляли в среднем около 90% годовых) позволили компании неуклонно расширять масштабы своих операций. В 1617 г. она уже располагала 12 факториями, в том числе одной в Японии, на острове Хпрадо (основана в 1612—1613 гг.). Руководители этой фактории имели задание установить торговые отношения с Китаем. С данной целью им было вручено послание короля Англии Якова I в адрес китайского императора, которое они пытались переправить в Китай, используя китайских купцов. Однако никто из последних, несмотря на щедрую плату, не взялся выполнить подобное поручение.