Охрана исторических памятников в Абхазии


В дореволюционной Абхазии, как и во всей Российской империи, охране и изучению памятников материальной культуры не уделялось почти никакого внимания. Царские чиновники на местах этим не интересовались, а о восстановлении и консервации памятников не могло даже идти речи. Раскопки древних объектов проводились по инициативе отдельных лиц почти без всякой научной методологии. Безнаказанно хозяйничали кладоискатели, варварски разрушая замечательные памятники прошлого: могильники, дворцы, замки, храмы, крепостные сооружения. Почитатели старины взывали о помощи, но почти безрезультатно. Журнал «Черноморский альманах» писал в начале XX в.: «То, что веками хранила земля, появляется ныне наружу и делается достоянием мародеров, грабящих древние могильники, развалины дворцов древних царей, форумов и вилл патрициев и дохей. Во всех городах побережья существуют тайные агенты, скупающие у мародеров древности и продающие их в заграничные музеи и частным лицам-любителям.

И никто словно не знает, что эти древности — драгоценность, что они должны принадлежать той стране, в которой найдены. До сего времени ни один город, ни одна общественная единица не устроили музея для собирания и хранения черноморских древностей.

Охрана исторических памятников в Абхазии

Вред, нанесенный памятникам архитектуры Абхазии

Большой вред памятникам архитектуры Абхазии нанесли церковники и, в частности, представители «Общества восстановления православного христианства на Кавказе». Без всякой научной консультации, произвольно они восстанавливали древние храмы, используя их в своих миссионерских целях. Работы вели неопытные мастера. Так, реставрация Пицундского храма в 1845 г. была поручена душевнобольному архитектору Нореву. Тот без зазрения совести решил переделать храм в духе итальянского церковного зодчества.

В 70-х годах XIX в. полновластными хозяевами памятников древности в Абхазии были Пицундский, Уоквский, Драндский, Ново-Афонский и Бедийский монастыри. Настоятели этих обителей по своему усмотрению восстанавливали исторические здания. В древних храмах снималась ценная стенная роспись, надписи, переделывались подшатровые купола.

В 70-х годах XIX в. полновластными хозяевами памятников древности в Абхазии были Пицундский, Уоквский, Драндский, Ново-Афонский и Бедийский монастыри. Настоятели этих обителей по своему усмотрению восстанавливали исторические здания. В древних храмах снималась ценная стенная роспись, надписи, переделывались подшатровые купола.

К.Д.Уачавариани писал по этому поводу: «Жаль, что при возобновлении таких древних и величественных монастырей, как Пицунда, Дранда и Уоква, уничтожались прекрасные фрески и замазывались они известью. Беда, что все такие памятники седой старины гибнут не во имя движения искусства вперед, а во имя лака, извести, штукатурки, во имя опрятности, щеголеватости и политурного украшения, чтобы не видеть грязные пятна и плесень на фресках. Вследствие этого не в меру усердные монахи чистят, закрашивают, золотят, перестраивают вековые наши древности.»

Новоафовские монахи не только занимались столь варварским «восстановлением», но и фальсифицировали древние памятники. Это они сложили у паперти Анакопийского храма камни с надписями, которые были найдены в других местах. В довершение всего они высекли на них фальшивые, более древние даты.

От этих вандалов не отставали и их собратья из Драндского монастыря. В записях археолога П.С. Уваровой мы находим следующие строки: «Собор в Драндах восстановлен самым варварским образом, производит самое ужасное впечатление. Все зачищено, выбелено, оштукатурено и вымазано так, что сердце сжимается. Не знаешь, чего желать и что лучше — чтобы древности Кавказа оставались втуне, неизвестные ни для кого, заросшие и закрытые для глаз путешественников, или чтобы являлись радетели, вроде драндских, афонских монахов, обративших драгоценные памятники старины не то в казенный госпиталь, не то в цирк с безобразнейшими штукатурными пилястрами и тягами. Не остановились они даже перед поломкой стен и сводов…»

В то же время отдельные церковные деятели занимались полезными исследованиями, правда, оставаясь на позициях христианской религии. Так, например, новоафонский архимандрит Леонид (Каверин) написал в 1885 г. работу «Абхазия и ее христианские древности», которая познакомила русского читателя с многочисленными христианскими памятниками Абхазии. Некоторые памятники, опубликованные в этой работе, к сожалению, уже погибли для науки. Это обстоятельство наряду с тем, что в книге был дан первый исторический очерк Абхазии, подчеркивает важность работы Каверина. В 1888 г. был опубликован «Краткий список находящихся в Абхазии развалин монастырей, храмов, укреплений и других памятников, насчитывавший до 45 архитектурных сооружений древности».

Шло время, и прогрессивные русские и цветные ученые-краеведы стали поднимать голос протеста против бесчинств монахов.

В 70-х годах в Абхазии при Сухумской городской школе смотритель этой школы Я.Д. Пасхаловым был учрежден первый краеведческий музей. В этом музее особенно выделяется золотой крест, украшенный драгоценными камнями. Этот крест был найден в селе при закладке церкви».

Интерес в историческим памятникам Абхазии несколько возрос после 5-го Всероссийского археологического съезда, проходившего в Тифлисе в 1881 году. В своей докладной записке известный дореволюционный кавказовед Д.З. Бакрадзе упоминает около 30 памятников старины на территории Абхазии. Выявлением и нумерацией памятников старины занялись энтузиасты этого дела, краеведы В. Чернявский, А. Введенский, К. Мачавариани; их статьи стали появляться в газетах и журналах. Особенно интересны статьи В. Чернявского, сообщающего не только ценные данные о памятниках, но и результаты своих личных исследований на берегу и на дне Сухумской бухты, где он, в частности, выявил камень с надписью, сообщающей о посещении Себастополиса в 134 г. н.з. римским легатом Флавием Аррианом. Камень этот был, однако, утерян после смерти В. Чернявского.

Сообщения о памятниках старины публиковали в начале века и другие местные краеведы, в том числе А. Н. Дьячков- Тарасов, С. Адлейба, М. Тарнава, Н. Дханашиа, К. Дзидзария, собиравшие также этнографический материал, связанный с памятниками старины.

Первый музей и первое общество исследователей

Еще в 1913 г. возник вопрос об организации в Сухуми общества, которое должно было объединить и привлечь местную интеллигенцию к работе по собиранию материалов для изучения края. В июне 1915 г. эта мысль осуществилась — было создано «Общество любителей и исследователей природы и населения Сухумского округа».

Почти сразу после своего создания Общество взялось за организацию музея. В основу музея легли переданные в дар Обществу различные коллекции, собранные членами Общества и другими жителями Абхазии. Этот первый музейный фонд составил 610 экспонатов. Средства были скудные, и потому музей ютился в сыром и неудобном помещении.

В декабре 1916 г. все же удалось получить субсидию от Сухумского городского самоуправления в размере 500 рублей. На эти средства были сняты две комнаты, и 17 мая 1917 г. в них открылся музей, который обслуживали члены Общества, на добровольных началах дававшие объяснения посетителям.

С мая 1917 г. и до конца 1920 г. музей посетило 4500 человек.

Насколько важным было создание музея в Сухуми, видно из того, что писал в 1916 г. «Сухумский вестник»: «Кавказский музей поручил Обществу любителей и исследователей природы и населения Сухумского округа охрану древностей, могущих быть обнаруженными при раскопках строящейся Черноморской железной дороги. Эти древности — нашего края, и это наша прямая обязанность — их охранять, но, к сожалению, почему-то у нас на это важное дело обращают мало внимания. Давно бы следовало иметь Сухуму свой археологический музей. А каким он вышел бы богатым по числу и разнообразию своих редких коллекций. Столько драгоценных находок погибло у нас за отсутствием в крае музея… Как желательно для собирания и хранения этих предметов иметь в городе Сухуме музей!

Академик Н.Я. Марр в своих лекциях и беседах неоднократно также подчеркивал необходимость учреждения музея древностей при Обществе любителей и исследователей природы и населения Сухумского округа. О той неоценимой пользе, которую может принести подобный музей в деле исследования края, в особенности Абхазии, излишне было бы здесь распространяться».

В 1919 г. в Сухуми частные лица создали «Сухумское общество любителей природы»; согласно уставу, оно должно было заниматься изучением не только флоры и фауны, но также истории, этнографии и памятников старины. Но этим планам не суждено было сбыться. В ту пору в Абхазии хозяйничали меньшевики, и власти мало интересовались сохранением исторических памятников, развитием абхазской национальной культуры. Общество распалось, а в конце 1920 г. музей, не получавший никакой финансовой помощи, прекратил существование. Его экспонаты, среди которых были и весьма ценные, навсегда погибли для науки.

Охрана памятников после Великой Октябрьской социалистической революции

Сразу после победы Великой Октябрьской социалистической революции партия и Советское правительство уделяют большое внимание вопросу охраны памятников культуры. В тяжелых условиях гражданской войны и борьбы с иностранной интервенцией 5 октября 1918 г. В.И. Ленин подписал декрет, указывающий на необходимость «хранения, изучения и возможно полного ознакомления широких масс населения с сокровищами искусств старины.

Когда в Грузии была установлена Советская власть, правительство Абхазии исходя из ленинских указаний приняло ряд мер для сохранения исторических ценностей края. В августе 1922 г. в Сухуми было создано Абхазское научное общество (АБНО), которое сделало немало для выявления и популяризации исторических памятников края. Члены Общества — В.И. Страхев, А.Л. Лукин, Д.И. Гулиа, С.Я. Чанба, С.П. Басария, Р.И. Какуба и другие — активно участвовали в экспедициях по обследованию и выявлению памятников культуры и опубликовали много ценных статей на эту тему в трудах АБНО. Известный революционер Партин Тарнава стал первым краеведом, начавшим сбор историко-революционных материалов, которые он сдавал в музей и архив.

В сентябре 1924 г. по инициативе АБНО в Сухуми состоялся I съезд деятелей по краеведению Черноморского побережья и Западного Кавказа, в котором приняли участие не только местные научные краеведческие силы, но и видные ученые Кавказа и страны. Съезд, который проходил под председательством акад. Н.Я. Марра, заслушал большое число докладов и сообщений, посвященных различным вопросам краеведения, в том числе истории, этнографии, археологии и охране памятников старины. Съезд принял резолюцию по докладу проф. Г.Г. Григора «Об охране памятников старины и искусства на Черноморском побережье Кавказа», в которой, в частности, была отмечена необходимость сохранности и изучения памятников старины, а также охранных раскопок на памятниках, находящихся под угрозой разрушения, необходимость популяризации сведений о памятниках и предложений по их охране, необходимость составления каталогов, а такие вовлечения в дело охраны памятников различных организаций». На съезде была такие отмечена необходимость упорядочения координации работ по охране памятников старины в Абхазии и Кубано-Черноморской области, изучения Моквского, Лыхненского, Пицундского, Сентийского, Хумаринского и Зеленчукского храмов, а такие необходимость составления археологической карты Абхазии и научного путеводителя по Абхазии.

К сожалению, это ценное решение съезда не было вьполнено. Только теперь, за последние десять лет, силами органов Охраны памятников культуры Абхазии многие памятники старины получили освещение в научно-популярных изданиях, путеводителях и справочниках. Съезд 1924 г. имел большое значение для установления тесных контактов местных краеведческих сил с населением и закончил своя работу осмотром ряда выдавшихся архитектурных памятников Абхазии, включая памятники села Лыхны, где состоялось заключительное заседание.

1 января 1925 г., согласно постановлению ЦИК Абхазии при Народном комиссариате просвещения республики, была образована комиссия по охране памятников старины, искусства и природы. Председателем комиссии стал видный деятель культуры и просвещения. А.М. Чочуа.

Энтузиасты-краеведы назначались районными уполномоченными комиссии. Так, например, уполномоченным по Гудаутскому и Гагрскону районам был краевед-археолог А.Л. Лукин, который с 1905 г. жил в Гудауте и занимался изучением памятников Бзыбской Абхазии.

Комиссия постановила, что все находящиеся в Абхазии памятники, имеющие историко-художественное и научно-познавательное значение, будут обязательно учтены.

В 1925 г. проф. А.С.Башкиров был приглашен Абхазским научным обществом и Комиссией по охране памятников в Абхазию. Он обследовал древности Сухуми и его окрестностей, Пицунды, Псырцхи (Новый Афон) и села Лыхны. Его статья «Археологические изыскания летом 1925 года» обратила внимание общественности республики на ценные стенные росписи Пицундского и Лыхненского храмов. А.С.Башкиров категорически потребовал охраны выдающихся памятников архитектуры. Позднее А.С. Башкиров приезжал неоднократно в Абхазию и изучал здесь памятники архитектуры, оказывая живейшее содействие охране и популяризации абхазских древностей.

В 1931 г. на базе Абхазского научного общества в Сухуми был открыт Научно-исследовательский институт краеведения — АБНИИК (ныне Абхазский институт языка, литературы и истории АН Грузинской ССР им. Д.И. Гулиа). Он стал систематически направлять на места полевые экспедиции, в которых участвовали историк А.В.Фадеев, археолог М. П. Иващенко, сотрудники Абхазского краеведческого музея И.Е. Адзинба и Л.Н. Соловьев. В Абхазии побывали проф. Б.А. Куфтин, археологи А.А. Иессен, С.М. Замятнин. Им удалось обнаружить ценнейшие памятники различных периодов истории края.

В 1935 г. экспедиция Академии истории материальной культуры (ныне Институт археологии АН СССР) с помощью местных археологов Т. Н. Соловьев а, М. П. Иващенко, А.Л. Лукина под руководством академика И.И. Мещанинова изучала дольмены села Верхпяя Эшера.

Пятью годами позже Л.Н. Соловьев у слияния рек Кодор и Дхампал нашел два интереснейших памятника — гроты Хупынипшахва и Кеп-Богаз, в которых были обнаружены стоянки мезолитического периода. Этим было положено начало систематического изучения пещерных стоянок Абхазии и Северо-Западного Кавказа. В том хе году, неподалеку от Гудауты, у реки Кистрик, А.Л. Лукин обнаружил стоянку эпохи неолита, где он собрал около 25 тысяч археологических находок; киетрикское поселение — самый значительный неолитический памятник Кавказа.

Очень многое по выявлению и охране памятников древней культуры Абхазии сделал местный краевед Иосиф Адзинба, бывший сначала директором Абхазского краеведческого музея. Впоследствии Адзинба возглавил отдел по охране памятников старины при Комитете по делам искусства при Совнаркоме Абхазской АССР. Председателем Комитета до 1948 г. был заслуженный деятель искусств Грузинской ССР, ныне известный абхазский советский писатель Г.Д. Гулиа, который уделял большое внимание охране и популяризации памятников старины в Абхазии. Семь лет И.Е. Адзинба исследовал архитектурные сооружения республики и систематизировал исторические материалы. Путешествуя по Абхазии, он посещал малодоступные пункты, разыскивал все новые и новые памятники, в том числе и такие, как средневековые храмы Чегем и Пскал в селе Дхгерда, храм Андроу в селе Арасадзых, крепость Реч-Абаа в селе Чхортоли. Иосифу Адзинбе впервые довелось пройти значительную часть знаменитой Абхазской стены, научным изучением которой в это же время занялся археолог Л.Н. Соловьев. Эта стена простирается более чем на 160 км в глубь страны. В 1935 г. Адзинба обнаружил ценные надписи на Беслетском мосту, написанные древнегрузинским письмом асомтаврули. Эти надписи помогли уточнить время сооружения моста. И.Е. Адзинба посвятил немало времени изучению приморской зоны Абхазии. Преждевременная смерть в 1942 г. прервала его работу.

Охрана памятников Абхазии после войны

После войны, в 1948 г., наше правительство приняло Постановление об охране памятников культуры. Согласно этому Постановлению, все «памятники культуры, имеющие научное, историческое или художественное значение, являются неприкосновенными. Это отныне народное достояние, состоящее под охраной государства».

После этого постановления положение с охраной памятников культуры улучшилось; стали отпускаться средства на консервацию и реставрацию архитектурных памятников.

В 1952 г. вышло первое издание списков памятников культуры, взятых на учет по Грузинской ССР. Абхазская АССР была представлена в этом списке 19 архитектурными памятниками.

В то же время в конце 40-х — начале 50-х годов в Абхазии имел место ряд грубых нарушений Постановления 1948 г. об охране памятников культуры. Так, долгое время не было специального штатного работника по охране памятников истории и археологии. Патриот древности Л.Н. Соловьев подвергся несправедливым преследованиям и вынужден был на много лет покинуть Абхазию, оторваться от любимого дела. В этот же период погибли некоторые историко-археологические памятники и музейные ценности, в том числе ряд этнографических памятников.

Определенный сдвиг наметился в 1954 г., когда Совет Министров Абхазской АССР вынес постановление о том, что наиболее выдающиеся архитектурные памятники республики в приморской зоне должны быть благоустроены для более удобного осмотра туристами. В атом же постановлении говорилось о необходимости охраны мест, связанных с жизнью видных деятелей края.

Эта работа была возложена на вновь созданный Комитет по охране памятников культуры Абхазии. Вокруг него объединились не только научные силы Абхазского института языка, литературы и истории им. Д.И. Гулиа, и сотрудники Абхазского государственного краеведческого музея, но и многие любители старины. В активе Комитета состояли учитель Ноэ Гочуа из Пицунды, художник-краевед Владимир Орелкин и многие другие.

Вот уже скоро 15 лет ведется изучение надземных памятников архитектуры. В Сухуми М.М. Трапш провел археологическое исследование замка Баграта, Сухумской крепости и Римской башни II в. н. э. Выявленный материал пополнил фонды Государственного краеведческого музея Абхазии. Обширные полевые исследования шли и на мысе Пицунде, там, где когда-то располагался «Великий Питиус». Грузинские археологи А.М. Апакидзе (руководитель стационарной экспедиции), О.Д. Лордкипанидзе, Т.К. Микеладзе, Р.М. Рамишвили, И.Н. Цицишвили обнаружили древние архитектурные сооружения. Это были развалины храмов, крепости, дворцов. Экспедиция в Пицунде собрала значительный материал для музеев Пицунды и Тбилиси.

В 1957-1958 гг. проводились первые раскопки и расчистки памятников Иверской горы Отделом охраны памятников культуры Министерства культуры Абхазской АССР и Абхазским институтом языка, литературы и истории АН Грузинской ССР. Выявленные экспедицией материалы помогли создать экспозицию Ново-Aфонского музея, ставшего филиалом Государственного музея Абхазии. Тогда же была исследована в окрестностях Гагры крупная крепость и изучен Езыбский храм, обновленный совместно со специалистами научно-реставрационной мастерской. На наиболее важных объектах проводились укрепительные работы.

Чтобы популяризировать ценнейшие памятники, участники экспедиций выступали на страницах газет и по радио. Было прочитано немало лекций и проведен ряд бесед об охране и значении исторических памятников.

В 1958 г. по инициативе деятелей культуры и науки Грузинской ССР в республике было создано Грузинское общество охраны памятников культуры, а вслед за этим в Абхазии был создан Совет общества.

Во главе Президиума Абхазского совета общества стоял видный общественный деятель Абхазии, заместитель председателя Совета Министра А.Т. Отырба. В Президиум вошли кандидаты исторических наук М.Ш. Хварцкия, Г.Т. Черкезия, М.М. Трапш, заслуженный деятель искусств ГрузССР С.Н. Цинцабадзе, искусствовед А.К.Нация и др. В Совет вошли научные сотрудники, учителя, архитекторы, искусствоведы, краеведы, рабочие, колхозники и школьники. Были созданы и районные Советы общества, большинство которых проводили значительную работу.

В 1959 г. был опубликован полный список памятников культуры Грузинской ССР, взятых государством под охрану, составленный Т. Барнавели под редакцией В. Цинцадзе и К. Сохадзе. В этот список вошло 79 памятников культуры Абхазии.

В результате продолжавшихся исследований данные о памятниках культуры Абхазии существенно пополнились, и в 1961 г. Министерством культуры Абхазской АССР и Абхазским советом Грузинского общества охраны памятников культуры был выпущен «Аннотированный список памятников культуры Абхазской АССР”, составленный автором настоящей работы под редакцией Г. Алшибая, краеведа и энтузиаста архитектурных памятников Грузии. В этом списке насчитывалось уже 280 отдельно расположенных памятников и ансамблей.

Существенную помощь Обществу оказывали и продолжают оказывать по сей день многие абхазские краеведы.

Учитель Н.И. Гумилевский, которому недавно исполнилось 75 лет, вместе со своими учениками создал при Хейванской средней школе замечательный краеведческий музей, в экспозицию которого входит и ценная археологическая коллекция. Особую ценность представляют находки палеолитических орудий, коллекция предметов с неолитических стоянок, материалы с разрушенного санигского могильника Лапста. Многие экспонаты этого музея опубликованы. Спасенные неутомимым краеведом находки помогают в решении ряда важных вопросов древней истории Абхазии.

Много лет в селе Атара Очамчирского района учитель В.И. Воротников следит за находками, извлекаемыми во время сельскохозяйственных работ. Его коллекция позднеантичных предметов занимает значительное место в фондах Абхазского государственного музея.

Не менее полезную работу проделал учитель К. Ниносян, проживающий в Гагре. В школьном музее (Гагрская школа № 2), созданном под его руководством, много интересных предметов колхидской культуры и поздней античности. Молодой краевед из Гальского района Нодари Шонин собрал большой этнографический материал в родном селе и его окрестностях. Одновременно он уделяет внимание сохранению исторических памятников своего района и собирает интересные легенды и предания, связанные с этими памятниками.

Молодым археологом, сотрудником Абхазского совета Грузинского общества охраны памятников культуры Ю.Н. Вороновым в 1956-1960 гг. на разрушавшемся от эрозии почвы позднеантичном могильнике у села Цебельда была собрана большая коллекция древних предметов, составляющая ныне значительную часть археологической экспозиции Абхазского государственного музея. С 1960 г. на могильнике велись широкие исследовательские работы под руководством археолога М.М. Траппа.

Краеведческая работа систематически проводится Абхазским государственным музеем имени Д.И. Гулиа. Налажены связи со школами, где созданы краеведческие кружки, а также с краеведами, проживающими в различных районах республики. Работу с краеведами проводят по отделам музейные работники, в том числе кандидат исторических наук Л.Н. Прицкер, а также Г.К. Бокучава, М.К. Хотелашвили, Г. Зухба и др.

В настоящее время в колхозах, совхозах, на предприятиях, в учреждениях, школах и вузах республики существует около 500 первичных организаций Общества. Число членов Общества по Абхазии достигло почти 30 тысяч человек.

Чтобы продолжать розыски неизвестных памятников, совет посылал экспедиции, привлекая к участию в них специалистов. За последние семь лет было проведено более 35 таких экспедиций. Разведка помогла найти около 150 новых объектов.

Летом 1961 г. была снаряжена экспедиция в село Тхины Очамчирского района. Она обнаружила руины храма Тлут с остатками стенной росписи и с церковной оградой. Тогда же большая экспедиция в селе Анухва Абхазская (окрестности Нового Афона) вторично, через 21 год после первой экспедиции, обследовала наскальный грот Агца, описанный Л.Н. Соловьевым в 1940 г.

Сотрудником Отдела охраны памятников В.С. Орелкиным на альпийских лугах горного массива Гуараб на высоте около 2200 метров над уровнем моря открыт и описан замечательный пастушеский жертвенный комплекс. На обширной скальной поверхности резцами древних художников выбиты различные изображения людей, животных, пастушеских тамг и различных бытовых предметов.

В 1962 г. Совет общества провел еще ряд экспедиций в горные районы Абхазии. Там было обнаружено семь интересных исторических объектов. Под руководством автора данной книги была организована гидроэкспедиция по разведке исторических памятников, находящихся на дне моря. Летом того же года в ней активно участвовали на добровольных началах вместе с сотрудниками Абхазского совета Грузинского общества охраны памятников кулыуры спортсмены-подводники, студенты Томского политехнического института им. С.М. Кирова и спортсмены Сухумского морского клуба.

Два месяца морские охотники вели разведку на Абхазском побережье Черного моря. Они спускались на дно от района Гагры до устья Кодора. Именно им впервые довелось сфотографировать подводные памятники.

Эта экспедиция по существу продолжила изучение подводных памятников побережья Абхазии, начатое на дне Сухумской бухты в 1953-1957 гг. проф. А.М. Апакидзе и археологом М.М. Трапшем. Значительную работу на дне Сухумской бухты провел искусствовед Л.А. Шервашидзе.

В 1963 г. Абхазский совет Грузинского общества охраны памятников культуры начал планомерное изучение Великой Абхазской стены. Был обмерен, описан, сфотографирован и заинвентаризован участок стены почти до р. Кодор.

В 1966 г. исслвдевание продолжалось. На этот раз работники охраны памятников прошли до села Джгерда. В экспедиции под руководством автора этих строк приняли участие Л.Н. Соловьев, В.С. Орелкин, А.К. Кация, В.Н. Воронов и др.

Во время работ экспедицией было открыто несколько неизвестных до сих пор в литературе мощных оборонительных узлов стены. Все ее башни и узлы были пронумерованы, на них поставлен охранный знак. Во время работ проводилась и топографическая съемка местности. Среди населения была проведена соответствующая работа, взяты охранные расписки с тех, на чьих участках находятся части стены.

Обширный материал, полученный в результате исследований, позволяет поднять на более высокую ступень охрану руин этого замечательного сооружения древности и научную его популяризацию. Абхазский совет намерен с помощью населения и руководства тех горных сел, через которые проходит трасса древней стены, продолжать свою работу и в ближайшее время закончить инвентаризацию, описание и предварительные охранные мероприятия вдоль всей стены до р. Ингур.

Предгорная часть Гудаутского района прежде изучалась специалистами, однако в последнее время ряд экспедиций под руководством заместителя председателя Абхазского совета Грузинского общества охраны памятников культуры О.Г. Хагбы выявили новые важные средневековые памятники культового, жилого и оборонительного характера.

Экспедициями и разведками в горных районах Абхазии в 1966-1967 гг. под руководством сотрудника Общества археолога О.H. Воронова с помощью энтузиастов-любителей старины выявлено и описано большое число интересных памятников археологии. Это неолитическая стоянка в Цебельде, ряд античных поселений и могильников в районе Цебельды, в среднем течении р. Келасури, в ущелье р.Гумисты, у Нового Афона, Азантский дольмен, поселение эпохи ранней бронзы на горе Гумбиху над р. Западная Гумиста и др.

Большую помощь в выявлении старинных народных построек оказали абхазские этнографы Ш.Д. ИналИпа, И.А. Аджинджал, Ц.Н. Бжания, Л.Х. Акаба и др. Профессор Ш.Д. ИналИпа последние два года продолжает начатые Ц.Н. Бжанией фиксацию и подробное исследование загадочных горных построек ацангвара. Эти работы позволят взять эти многочисленные и неподдающиеся пока точной датировке памятники древности на учет.

Абхазский совет вложил немало сил и средств в сохранение и благоустройство древних памятников. В 1960 г. были завершены укрепительные работы в Приморской (Келасурской) башне Абхазской стены. Таким образом, ценный памятник раннего средневековья был спасен от разрушения. С помощью Абхазского совете были сохранены также археологические памятники в Цебельде и Амткеле, благоустроен Эшерский дольмен, созданы схемы и чертежи обрядов погребения в дольменах. На средства Общества была сделана расчистка открытого сотрудниками Общества замечательного средневекового храма Мсыгхва в селе Приморское Гудаутского района. В этом мероприятии, как и во многих других, принял активное участие член Президиума совета искусствовед А.К. Кзция.

Абхазский совет Грузинского общества охраны памятников культуры совместно с Научно-исследовательским институтом туризма в своей работе уделяет большое внимание не только охране исторических памятников, но и сохранению подземных сокровищ республики — замечательных сталактитовых пещер, которые в будущем будут включены в экскурсионный комплекс наряду с историческими памятниками. Проводятся работы по их благоустройству, подготовке к эксплуатации; специальные смотрители охраняют исторические памятники, следят за сохранностью Анакопийской пропасти, пещеры Абрскил и др.

Лекции, просвещение и пропаганда

После создания Общества охраны памятников культуры охрана осуществляется в значительной степени с помощью и при участии широкой общественности на местах. Этому немало помогли лекции и беседы среди населения, газетные статьи, радиопропаганда.

Во всех городах, в санаториях, в домах отдыха и на турбазах, в пансионатах и пионерских лагерях, а также во многих селах республики члены Общества читали лекции и проводили беседа на темы: «Исторические памятники Абхазии», «Археологические открытия на территории республики», «Памятники культуры Абхазии — свидетели истории», «Охрана памятников республики — дело всей общественности», «Абхазия — республика туризма», «Тайна затонувшего города» и др. Лекции и беседы на территории самих памятников были проведены для учащихся и колхозников в селах Иоква, Отап, Бедия, Лыхны, Ахали-Сопели, Покваш, в поселка Пицунде и др. Большое внимание уделялось и уделяется выявлению, охране и популяризации историко-революционных объектов. Была выпущена брошюра, специально посвященная этому вопросу под редакцией проф. Г.А. Дзидзарии.

В отечественных газетах и журналах напечатано около 200 статей и заметок о памятниках культуры Абхазии. Писали их не только ученые, краеведы, но и учителя, колхозники и школьники самых отдаленных горных сел. Несколько десятков статей было опубликовано в зарубежной прессе.

Действенную помощь для охраны и пропаганды исторических памятников культуры Абхазии сыграли публичные выступления акад. М.Н. Тихомирова, проф. А.С. Башкирова, М.А. Коростовцева, А.М. Апакидзе, З.В. Анчабадзе, Г.А. Дзидзарии, Ш.Д. ИналИпа, О.Д.Лордкипанидзе. На этих выступлениях присутствовали члены Общества.

В 1964 г. за большие заслуги в области охраны, изучения и пропаганды исторических памятников Абхазский совет Грузинского общества охраны памятников культуры избрал старейшего краеведа и ученого Абхазии Т.H. Соловьева в день его 70-летия своим почетным членом.

Наряду с определенными успехами в области охраны, изучения и популяризации паиятников культуры в последние десять лет имелись и недостатки. Порой некоторые ответственные работники, допуская в области охраны памятников осужденные партией субъективизм и произвол, способствовали разрушению некоторых исторических объектов. Так, летом 1964 г. по вине руководства «Пицундетроя» была разбита бульдозером уникальная восьмигранная башня Пицундского городища. Аналогичный случай произошел в селе Приморское Гудаутского района, где по вине работников известкового завода в печь были брошены ценные архитектурные детали Мсыгхвинского храма I в. В районе Цебедьды, насыщенном многочисленными памятниками археологии и архитектуры, были зафиксированы случаи кладоискательства, которые приводили к разрушению памятников. В Гагрском районе у поселка Хейвани (Лапста) был уничтожен глубокой вспашкой обширный античный могильник.

Бывает, что некоторые организации и частные лица, вопреки существующему закону, застраивают и захламляют охранную зону памятников. Такие случаи наблюдались в селе Кедасури у Великой Абхазской стены, внутри церковной ограды Пицундского храма, в районе Сухумской крепости. Во всех этих случаях органы охраны памятников Абхазии принимали все зависящие от них меры. Однако, к сожалению, нужный порядок в районе памятников не всегда удавалось восстановить в связи с отсутствием специального закона, серьезно наказывавшего за преступления в отношении памятников культуры.

В то же время пропаганда исторического наследия Абхазии вызвала широкий интерес к памятникам, умножила число краеведов-общественников. Большую роль в пропаганде памятников старины играет открытый в I960 г. Абхазским советом Общества в помещении Пицундского храма музей-выставка. Значительную работу по популяризации Пицундского музея-выставки проделали его работники Г.Е. Шамба, В. Лакоба, а также нынешний заведующий музеем Заур Агрба и старейший пицундский краевед Н.Д. Гочуа. В соборе организована экспозиция предметов, найденных при раскопках городища. Посетители выставки знакомятся с историей древней Пицунды, узнают о значении сделанных здесь археологических открытий, о перспективах развития курорта Пицунды. За истекшие года этот музей посетило более полумиллиона человек. Абхазский совет Общества, а также районные и городские Советы организуют коллективные посещения музея.

Президиум Абхазского совета Общества решил создать Пицундский историко-архитектурный заповедник. В последние годы сотрудники Общества совместно с общественностью республики проводили работу по созданию методики осмотра заповедника, изучали проблемы разумной его эксплуатации. К 1970 г. территория городища будет благоустроена. Оно станет местом паломничества туристов и любителей старины.

Для сохранения выдающегося памятника культуры предполагается в недалеком будущем начать консервацию памятников архитектуры в городище за счет Общества и привлечения средств строящегося курорта Пицунды.